Андре Андерсен (Royal Hunt): «Конкурировать с Шаламовым и Солженицыным у меня нет шансов»

11:45 13.03.2014 , Анна Кириченко
Андре Анерсен. Фото Талианы Частой talianachastaya.com
Андре Анерсен. Фото Талианы Частой talianachastaya.com

Датская группа Royal Hunt занимает особое место в сердцах меломанов.

Как минимум благодаря тому, что подспудно каждый испытывает гордость от того, что лидером известного коллектива является выходец из России. Андре Андерсен не только потрясающий композитор и музыкант, но и великолепный собеседник. В этом мы убеждались уже не раз.
В преддверии будущего тура Royal Hunt по России в поддержку последнего студийника «A Life To Die For» мы связались с Андре, чтобы расспросить его о пластинке, туровых планах, да и просто о жизни. Разговор получился большим и очень познавательным. Его мы и предлагаем Вашему вниманию. Ну и напоминаем о том, что в Москве Royal Hunt выступят 23 марта в концертном зале «Мир».

Royal Hunt

KM.RU: На мой взгляд, два Ваших последних альбома, знаменуют некий Ренессанс в истории Royal Hunt… Группа теперь больше напоминает скорее не банду высококвалифицированных наемников, а сплоченную регулярную армию, фанаты откровенно счастливы выходящим материалом… Так откуда же тогда такой пессимизм в выборе тематики? То Вы задаетесь вопросом, как же вообще жить («Tell Me How To Live»), то теперь задумались, за чтобы такое эту самую жизнь отдать…
Андре Андерсен: Ну, я наоборот считаю, что обе пластинки получились довольно оптимистичными. Просто здесь обсуждаются такие насущные, ежедневные, очень личные темы. Но мне кажется, что общее настроение пластинки все же довольно оптимистичное.

KM.RU: Ну, почитав тексты песен, я поняла, что Ваш лирический герой, коли ему будет предоставлен второй шанс и возможность исправить прошлые ошибки, им не воспользуется…
Андре Андерсен: Это значит, что герой ни о чем не жалеет…

KM.RU: Знаете, раньше в школе учили: есть Пушкин А.С., а есть его лирический герой – и это не совсем одно и то же. Так вот насколько лирический герой Андрея Андерсена совпадает с Андреем Андерсеном?
Андре Андерсен: Ну, как правило, какие-то точки соприкосновения присутствуют. Если я не описываю какую-то историю, которая с кем-то где-то произошла, если я пишу текст песни от первого лица – то это со мной каким-то образом соприкасается. Естественно, я не побывал во всех этих ситуациях. На фронте я, например, конечно же, не был, хотя у меня есть песни на военную тематику на предыдущих альбомах. Но я просто представляю свои эмоции, свои переживания, если бы я оказался в этой ситуации, хотя, конечно, не во всех из них я оказывался.
А на последних двух альбомах – все истории более-менее личные, но у них у всех есть какой-то общий философская, что ли, подкладка… Бог его знает, как это назвать… Ну, например, «One Minute Left To Live» – что бы человек сделал, если у него остается всего одна минута… Но ведь эти мысли – рано ли, поздно ли, в разных ситуациях – они нас всех посещают. Но важно ведь не то, что эта минута неизбежно придет к каждому из нас, и придется осмысливать прошедшее время, а то, что каждый день жить нужно так, чтобы потом не сидеть и не жалеть ни о чем…

Андре Андерсен

KM.RU: Ну, у Вас прямо по Островскому: «…чтобы не было мучительно больно за бессмысленно прожитые годы…»
Андре Андерсен: Дааа, вот ведь не зря в школе учили! Сидит, заноза, сидит!.. (смеется) Поэтому я так на это смотрю: со всеми нынешними технологиями, которые у нас сейчас есть – люди становятся на редкость нетерпеливы, они заглядывают в завтрашний день, еще не осмыслив сегодняшнего… Кстати, очень забавно было во время предыдущего тура… Играли мы где-то концерт, не помню точно, где, скажем, в Голландии. И перед концертом фэны подходили и спрашивали, когда же мы приедем к ним в следующий раз… То есть, этот концерт еще не начался, а они спрашивают уже о следующем!
Кстати, одна из тем, которая, была в разработке, но не вошла на альбом – я обратил внимание, что на концертах (а это, пожалуй, единственное место, где я достаточно близко, лицо к лицу, встречаюсь с поклонниками) – все больше и больше людей весь концерт наблюдают через телефон. Люди платят за билет полторы-две тысячи рублей, и потом весь концерт стоят, уставившись в это крохотное окошко телефона. Вот в чем здесь удовольствие? Я никак понять не могу! Но это тоже, по-видимому, какое-то веяние времени, все вокруг запечатлеть, затем тут же кому-нибудь переслать, поделиться, и мне кажется иногда, что уйти с этого концерта, даже до конца его не осмыслив, не получив того удовольствия, которое ты можешь получить, если ты засунешь телефон в карман на эти полтора-два часа.
Вот эти все мои идеи, мои наблюдения – они каким-то образом проникли, просочились в тексты, особенно двух последних альбомов.

KM.RU: Образ волка на обложке – это идея исключительно Кая Брокшмидта или все же совместная?
Андре Андерсен: Кай сделал много… У меня была идея показать на обложке какой-то путь. Потому что «Life To Die For» в моем представлении – это какой-то промежуток времени, и поэтому мне показалась подходящей эта комбинация - мальчик и волк.
У Кая были какие-то другие идеи, причем иногда довольно смешные. Дело в том, что Кай – очень большой поклонник группы, и он эскизов делает каждый раз миллион. Ни для чего, просто так, для себя, потом мне показывает. Но у него есть тенденция делать типичные «хэви-метал» обложки (смеется) Естественно, вместо волка у него там был какой-то лев… Я ему говорю: «Кай, ну какой тут может быть лев?»

KM.RU: Ну, хорошо, что не дракон (дружный смех)
Андре Андерсен: Да дело в том, что дракон-то тоже был! У нас с Каем всегда по этому поводу анекдот, потому что я всегда выискиваю этих злючих драконов на нарисованных им обложках. Если он знает, что я обложку просмотрю – он этих драконов пытается спрятать (улыбается)
Так вот, в этот раз, когда он поставил там льва, я ему сказал: «Кай, ты понимаешь идиотизм ситуации? Что может делать лев на крыше здания? Я не понимаю, что происходит, зоопарк разбомбили, что ли?» И я предложил ему образ вот этого волка. Потому что волк – это аллегория, представление какой-то свободы, независимости… И мне показалось, что здесь это должно хорошо сыграть – мальчик и волк, как символ того, к чему можно придти, но чтобы мальчик достиг этой независимости, он должен пройти через этот темный, страшный для него город, а в конце пути его ждет этот идеальный образ свободы и независимости. И это – жизнь, за которую и умереть не жалко.
И тут я вижу, что между мальчиком и волком есть какое-то место между домами. Я смотрю – там какое-то ма-аа-ахонькое пятно… Я увеличиваю файл, который мне прислал – и вижу, что он туда вновь запрятал какого-то дракона! (Дружный смех) Так что у меня вечно идет сражение с Каевыми драконами, пауками и прочей чертовщиной.
Но, как правило, в нашем с ним сотрудничестве исходная идея моя, а он ее потом уже дорабатывает и подчас разворачивает под совершенно неожиданным для меня углом. Ну, он художник, так что ему, конечно, виднее. Работать с ним очень забавно, я его, конечно, периодически ругаю, но он пытается свое всучить (улыбатся).
Просто все эти типичные «средневековые» элементы хэви-метал культуры – мне это все не близко. Я помню, в начале карьеры, после того как выпустили первый-второй альбом, у меня всегда был какой-то диссонанс – при общении и с поклонниками, и с прессой. Дело в том, что в те годы, когда мы только начинали с Royal Hunt, в 91-92-м, бытовало такое представление, что если группа играет симфонический рок – что тексты должны быть обязательно: драконы, принцессы, рыцари и т.д. и т.п.
Может быть, это связано с тем, что я пришел к этому всему уже в более старшем возрасте, потому что многие группы же начинали, когда им было по 17-18 лет. В это время я могу себе представить увлечение и Толкиеном, и Вальтером Скоттом. Я начал выпускать альбомы, когда был уже все-таки старше, поэтому это все прошло мимо меня, и меня всегда интересовали темы насущные, ежедневные, темы какого-то личного плана. И вначале люди этого не понимали, им казалось странным смешение помпезного звучания оркестра, клавиш и при этом тексты на какие-то насущные проблемы сегодняшнего, чуть ли не газеты вслух читаю… Ну, так вот у меня сложилось.

KM.RU: Вы уже не впервые работаете с классическими музыкантами, достаточно вспомнить Вашу сольную работу «Ocean View», но в этот раз присутствие классических инструментов на альбоме Royal Hunt было значительно расширено. Что это, дань моде, или так на душу легло?
Андре Андерсен: Нет, это совершенно не дань моде. Дело в том, что эту историю мусолят уже довольно давно, все началось где-то в конце 90-х, мне говорили об этом очень часто… Но вот как-то не тянуло меня к этому. Но мне кажется, что на нашем предыдущем альбоме – «Show Me How To Live» – вот этот такой более романтический звук Royal Hunt, который я напрямую связываю с таким альбомом как «Moving Target» (ну, это такое мое личное мнение) – так вот мне уже в этом звуке как-то немножко тесно стало. И поэтому на следующем альбоме я стал искать, что бы такое добавить, чтобы стало интересно не только для слушателя, но, честно говоря, в первую очередь для меня самого и для группы. Чтобы это было не скучно, чтобы мы не скатились к копированию «Show Me How To Live», который в плане романтического, классического звучания Royal Hunt представляет собой абсолют, который мне же самому было тяжело побить. И вот тут появилась идея: а что, если мы оставим все то же самое, если мы не хотим каких-то принципиальных изменений (а мы действительно совершенно не хотим на сегодняшний день), что бы такого добавить, что бы это стало еще интереснее – и нам, и слушателям? И мы придумали, что наиболее органичным способом будет добавить большее количество классических инструментов. Поэтому я со своими клавишами слегка отступил, и уступил место более органическому звучанию классических инструментов.

KM.RU: Вступление к «Sign of Yesterday» чем-то напомнило мне музыку к классическим советским фильмам? Эта «заноза» тоже по-прежнему сидит в Вас?
Андре Андерсен: Может быть… Сознательно я никогда этого не делаю, да и не могу, потому что, как говорится, «все смешалось в бедной голове». У меня чего там только нет – и поэтому откуда эти идеи появляются, я не могу сказать. Естественно, я не сидел и не смотрел какой-нибудь советский фильм, чтобы вытащить оттуда мелодию такого плана. Это как-то само приходит…
Мне нечто подобное говорили неоднократно. И на моих сольных альбомах, и каких-то песнях Royal Hunt вдруг откуда-то возникала эта «русскость». Каждый ее ощущал по-своему: вот Вы упомянули советские фильмы, кто-то вспоминал старые шлягеры, кто-то что-то народное в них услышал – у всех по-разному. Наверное, что-то есть – раз люди замечают. Мне сложно об этом судить, потому что все это идет изнутри, и откуда оно там берется – понятия не имею.

Андре Андерсен

KM.RU: В продолжение «классической» темы… У Вас на новом альбоме гостил член того состава Royal Hunt, который по праву называют классическим. Так каким же ветром занесло ДжейКей (JK – Якоб Кьер, экс-гитарист Royal Hunt) к Вам снова в студию?
Андре Андерсен: Да нас вечно заносит друг к другу (смеется)… Дело в том, что мы все - старые члены группы - по-прежнему много друг с другом общаемся. Мы действительно очень часто встречаемся, в 90 процентах случаев это происходит у меня дома, устраиваем какие-то посиделки, гриль или еще что-нибудь, в зависимости от времени года. Ну, и это был один из таких случаев. Сначала, он пригласил сам себя ко мне в гости. У ДжейКей вообще такая особая манера себя вести, что я сначала думал, что пришел почтальон. Спускаюсь на первый этаж, открываю дверь, смотрю – он стоит. «Привет!» - говорю. «Вот», - говорит, «был неподалеку, решил заскочить». Ну пошли, посидели, пива выпили, потрепались… А я уже был в работе над этим альбомом. А он тут и спрашивает: «Ты как? Не собираешься новый альбом делать?» - «Да вот начал возиться», - отвечаю, - «хочешь, пойдем, послушаем»… Ну, послушали какие-то кусочки, и он спрашивает: «Слушай, а как насчет мне на нем сыграть?» - «Ну… Можешь, наверное, в чем проблема?» - «Ну, ты только у Йонаса спроси, чтоб не обиделся». Ну, я Йонасу позвонил, он не возражал… И все, вот так он сам себя пригласил и на пиво, и на альбом…

KM.RU: А у Вас после этого случая не возникло желания усилить гитарную секцию в группе – ну, чтобы два гитариста вместо одного?
Андре Андерсен: Да я на самом деле гитаристов жалею (смеется) У меня была идея взять двух гитаристов еще давным-давно, году так в 93-м. Но дело в том, что это немножко ограничивает свободу того гитариста, который уже у тебя есть, от этого никуда не деться. И поэтому мне их всегда жалко, ладно уж пусть один сражается (улыбается). Потому что, когда их двое, начинается синхронизация партий, дележка, кто что играет, у них начинается головная боль, так что, да ну… В Iron Maiden это, безусловно, работает, у нас – вряд ли… Поэтому я считаю, что пусть лучше у одного гитариста будет место, где развернуться…

KM.RU: Я, конечно, понимаю, что в свое время Вас замучили вопросом, почему на альбомах Royal Hunt так много инструментальных вещей. Но вот уже четвертый альбом у Вас выходит без инструментала. Так что теперь все наоборот: куда инструментал дели?
Андре Андерсен (растерянно): Да вот я сам не знаю… Может, в этот период я как-то к ним интерес потерял. Конечно, пик всего этого «инструментального безобразия» пришелся на «Paper Blood», где мы записали целых три вещи. Я помню, когда Джон услышал, потому что сначала он не знал об этом… И когда мы уже работали над вокалом, мы заканчивали запись, и сидели в студии: я, Джон и Маркус. И тут Маркус упомянул, что на пластинке будет еще три инструментала – Джону чуть плохо не стало. «Да вас же заклюют за это!» И действительно, меня потом очень долго клевали за эти три инструментала, мол, что это за безобразие, Джону не дают попеть и так далее… В общем, как всегда. У прессы же, как говорится, своя точка зрения на все…
Ну, а после… Как-то сперва был этот концептуальный альбом, «Paradox II», потом была «десятка» (альбом X) – которая тоже в какой-то степени концепт, но такой более музыкальный концепт, выдержанный в стиле 70-х… И на том альбоме, хотя отдельных инструменталов и не было, но было очень много инструментальных фрагментов в самих вещах – длинные интро по полторы-две минуты, продолжительные соло… То есть там инструментала хватало, он вроде как там был и не нужен.

KM.RU: Ну, на «Show Me How To Live» тоже огромнейшее соло…
Андре Андерсен: Да, там есть большое соло на титульной вещи…

KM.RU: Но тем не менее, если у Вас присутствует текст, слушатель вольно или невольно уже начинает воспринимать эту музыку, мыслить в определенном направлении…
Андре Андерсен: Ну да, вроде это уже и не инструментал, а песня…
Ну, а с этим альбомом – как то у меня не сложилось, не планировал я, честно говоря. Ведь у меня пластинки развиваются с начала до конца. Я разговаривал со многими ребятами, музыкантами – они сначала пишут набор песен, а потом из него, как из конструктора, уже начинают выстраивать цепочку альбома. У меня такой системы нет, у меня альбом развивается поступательно – с первой вещи и до последней, по порядку… Поэтому, когда я конструировал эту пластинку, у меня почему-то места для инструментала на ней не находилось, хотя идей для инструментальных тем у меня всегда в избытке. И когда я закончил с титульной вещью и увидел, что альбом перевалил за 45 минут, я подумал: «Ну, что я еще что-то сюда буду приклеивать?» Уже было обидно что-то туда еще вписывать – уж больно хорошо альбом заканчивался, так что зачем его уродовать? Только радии того, «чтоб было»?
На самом деле люди очень часто меня спрашивают: «Почему вы не делаете альбомы длиннее?» У меня ответ один и тот же: из-за того что на CD можно записать на 70 минут, это не значит, что его нужно использовать на 70 минут. Самые любимые альбомы из моей довольно-таки обширной коллекции – они ведь все не такие уж и длинные… И меньше 40 минут есть – ничего страшного, лучше переслушать альбом еще раз, чем слушать еще пару вещей, которые, может, и к тематике не совсем подходят, а их приклеили только потому, что место было… Для меня каждый альбом – как книжка: есть какой-то пролог, есть эпилог, и все, что между ними, должно хорошо укладываться в эти рамки, а сколько там минут вышло – 42 или 46 – не сижу и не считаю.
Поэтому, кстати, не люблю приклеивать все эти бонус-треки, они меня немного раздражают. Альбом, вроде, закончился, затем несколько секунд прошло, и вдруг включается какая-то вещь, которая никакого отношения к нему не имеет. Поэтому всегда стараюсь избегать бонус-треков, хотя иногда вынужден их добавлять.

KM.RU: Мне показалось, что текст «Hell Comes Down From Heaven» очень сильно перекликается с «Message To God»… Диалог продолжается?
Андре Андерсен: Абсолютно! Потому что это извечная тема, она никуда не уходит. Так что можно сказать, что с точки зрения лирики это – «Message To God-2». Почему бы и нет? Я не считаю, что каждый раз надо изобретать велосипед, есть темы, интерес к которым не иссякнет. Конечно, в этот раз несколько иной подтекст, настроение…

KM.RU: Насчет знаменитой формулы: «Не верь, не бойся, не проси…» Вы, кстати, попали в статью русскоязычной Википедии, посвященную этому выражению…
Андре Андерсен: Да ну? Надеюсь, что Солженицын в этой статье тоже не забыт?

KM.RU: И Солженицын, и Шаламов – Royal Hunt в весьма достойной компании. А Вы группе как-то объясняли смысл и происхождение этого выражения?
Андре Андерсен: Нет. В отличие от того же Шаламова, где «Не верь, не бойся, не проси» - это императив, такое жизненное кредо, в песне это говорится от первого лица. В группе такие тексты воспринимают довольно естественно, потому что 99% моих текстов идут от первого лица, так что никто вопросов не задавал. Я тоже старался в какой-то степени отразить жизненное кредо. Но, с другой стороны, я не хотел подавать это как общий тезис, тем более, что конкурировать с Шаламовым и Солженицыным у меня нет ни шансов, ни желания. Поэтому я сделал это немножко по своему, со своей точки зрения, мой взгляд на жизнь, на отношения с окружающими, со средой, с людьми и так далее. И мне показалось, что стоило этот тезис вытащить, слегка переформулировав, потому что, фраза-то, конечно, гениальная.

KM.RU: Раз уж зашел разговор про взаимоотношения со средой… Скажите, когда Вы только переехали в Данию, у Вас были какие-то столкновения тамошней психологии и здешней, или Вы все приняли сразу?
Андре Андерсен: У меня столкновения не было, но ведь это во многом от людей зависит. У Вас есть знакомые, которые уехали или пытались уехать в Америку?

KM.RU: Есть, конечно.
Андре Андерсен: Вот у меня тоже было очень много таких знакомых. Сам я в Америке был, причем не только был, а, факт не очень известный, жил там довольно длинные периоды времени. Люди делятся на два лагеря: кто-то Америку не приемлет, а кто-то приезжает туда и в ней растворяется. Это от людей зависит, не от страны. Все страны разные, но нет хуже или лучше, они просто разные. Почему я привел пример с Америкой: потому что в этом случае это черное/белое особенно заметно, причем не только со стороны россиян, но и со стороны европейцев тоже. Те кто туда уезжают, постепенно приходят либо к «абсолютно не могу там жить, совершенно не мое, возвращаюсь», либо принимают на все 100 процентов. Вот у меня так вышло с Данией. У меня не было каких-то культурных столкновений с окружающими, хотя в первые несколько лет моей жизни здесь я прекрасно понимал, что мы несколько отличаемся – и психология разная, и отношение к каким-то вещам разное. Так что где-то мне приходилось адаптироваться, но в какой-то степени и окружающим меня людям приходилось адаптироваться ко мне. Но мы нашли какой-то симбиоз. Да мы и теперь в чем-то отличаемся друг от друга, но за все 30 лет, что я здесь живу, я встречал у окружающих только положительное отношение к моим отличиям. Причем круг моего общения – это не только музыканты, хотя их, конечно, больше всего, но это и врачи, и адвокаты, и так далее, и так далее. Они смотрят на это как на качества, которых у них нет, но есть у меня. Они к ним очень хорошо относятся, даже используют их иногда.
Потом, я все-таки был к этому как-то психологически подготовлен, у меня же отец – датчанин. Какой-то датский образ жизни, он был в нашем доме, пусть мы и жили в то время в Москве.

KM.RU: А когда приезжаете сюда и начинаете говорить за жизнь со здешними друзьями, не возникает такого: «Блин, да как вы здесь вообще живете?»
Андре Андерсен: Очень часто возникает. Но я очень-очень-очень осторожно к этому подхожу. Во-первых, и это понятно, никто не любит, когда начинают что-то критиковать, что-то обсуждать со стороны. Если бы я на сегодняшний день жил в России, безусловно, я бы высказывался больше. Но я уже 30 лет живу в Дании, поэтому мне не стоит особо выступать по этому поводу, поэтому я принимаю все здесь происходящее, как оно есть. Естественно, у меня есть мнение по этому поводу, но высказываю я его только в кругу очень близких друзей, которые меня прекрасно знают и понимают. С не столь близкими людьми я стараюсь это не обсуждать, особенно какие-то важные темы, жизненные вопросы, не говоря уже о политике, потому что тут это вызывает всегда какое-то отторжение. Поэтому не стоит в это дело лезть. Всегда легко критиковать какие-то ситуации, находясь вне этого, но – не стоит.
Свое мнение у меня, конечно, есть. Не могу сказать, что особенно пристально, но, как говорится, одним глазом слежу за тем, что происходит в России. Опять-таки у меня матушка, слава Богу, жива. И она очень активно здесь смотрит российское телевидение, мы с ней это активно все обсуждаем, так что я в курсе всех дел: от Навального до Олимпиады (улыбается)

Royal Hunt

KM.RU: География предстоящего тура очень впечатляет. Вы в этот раз впервые собрались доехать до Китая, и Австралию для себя открываете… В тур вы ездите со своей технической командой. А как насчет инструментов? На концертах в «Мире» каждый раз объявляют, что инструменты предоставлены компанией «Музторг»… То есть вы теперь налегке ездите? А как же родной наигранный инструмент с щербинкой на до второй октавы?
Андре Андерсен: Обязательно! Какие-то инструменты мы с собой, безусловно, везем, но только самое-самое личное. Естественно, все гитары, я беру с собой пару клавиш, которые для меня очень важны, а остальное поставляет местный промоутер. Дело в том, что перевозки в последнее время стали безумно дорогими. Если я не ошибаюсь, последний раз, когда мы полностью привозили свое оборудование, был году в 2006-м. После этого мы перестали это делать, потому что это стало стоить сумасшедших денег, и промоутеры просто взвыли… Поэтому им, конечно, дешевле взять это на прокат прямо на месте, чем платить за перевозку нескольких сотен килограмм. И они стали нас уговаривать, что бы мы сегодня в багаже своем ограничивали. Ну, тут, как говорится, ничего не поделаешь, лучше такой концерт, чем вообще ничего…

KM.RU: А насколько предоставляемое оборудование отвечает вашим требованиям?
Андре Андерсен: В основном, соответствует. Естественно, бывают какие-то столкновения, и Россия в этом плане – не исключение, но мы всегда пытаемся найти какой-то компромисс, до тех пор, пока такой компромисс возможен. Но у меня есть некая определенная планка, ниже которой группа не опустится. Если промоутер приходит и сообщает, что вот это будет не совсем то, а это не совсем так – ну, о’кей, переживем. Но когда это доходит того, что может сказаться на предстоящем концерте – тогда мы говорим твердое «нет». Поэтому у нас в каждом контракте записано, что промоутеры за 15 дней до концерта должны предоставить нам список, который будет с нами полностью согласован. Если после этого возникают какие-то сюрпризы, когда мы уже приезжаем на место – мы имеем полное право развернуться и уйти, и никакой ответственности при этом не несем. То есть тот список аппаратуры, который нам промоутер поставляет – он под ним подписывается, если вдруг на месте обнаруживается что-то не то – то тут уже, как говорится, «коса на камень». К счастью, подобные ситуации возникали довольно редко, практически всегда удавалось в последнюю секунду найти какие-то компромиссы. Пока у нас таких ситуаций, когда мы уперлись и сказали, что точно играть не будем, было всего пару раз – один раз здесь, в России, второй – в Польше. Мы посмотрели на предоставленную аппаратуру, и сказали «нет». В обоих случаях промоутеры очень здорово после этого зашебуршились, потому что пришлось искать то, что нам было нужно, а это стоит экстра-денег и экстра-времени. Ну, ничего, нашли... Я, конечно, промоутеров понимаю, они пытаются сэкономить на всем, чем только можно – и Бог с ними, в конце концов, это их бизнес. Но только не в ущерб качеству.
Когда мы приезжаем на очередную площадку, саундчек у нас как правило начинается часа в два-три. Я обычно еду туда прямо с утра вместе с техниками, чтобы проверить досконально, то ли привезли. Потому что, если что-то с аппаратурой не то – лучше сказать об этом в девять утра, чем в четыре дня. Поэтому я иногда бываю на гастролях очень злым, потому что, естественно, когда я прусь в какой-то клуб к восьми-девяти утра, вместо того чтобы поспать пару лишних часов, и когда приезжаешь в этот клуб и видишь, что тебе поставили какую-то дурь – эмоции, как правило, прорывают…

KM.RU: А накануне при этом был переезд или перелет…
Андре Андерсен: С этим ничего не поделаешь, это всегда так. Все эти безумные перелеты, ожидания в аэропортах, поездки – не скажу, что это как-то особенно мне на нервы действует, но, безусловно, от этого устаешь. Потому что очень часто бывает так, что день начинается в 6-7 утра, едешь в аэропорт, в аэропорту нужно просидеть часа 2, потом загрузился, долетел, потом ждешь, пока выпустят все твое оборудование. Потом едешь на check-in в отель. Если повезет – успеешь побриться/переодеться. Нет – твои проблемы… Потом едешь на площадку. Так что во время гастролей у всех у нас безумно длинные и безумно тяжелые дни. Но к этому как-то привыкаешь. И только когда сталкиваешься с какой-то откровенной дурью, то бывает сложно сдержаться – нервы, усталость – поэтому, бывает, случаются эмоциональные выпады, хотя, конечно, я стараюсь это дело контролировать.

Royal Hunt

KM.RU: Планируете ли Вы включить в сет-лист песни-раритеты, выпущенные на 3-ем CD из юбилейной компиляции «20th Anniversary - Special Edition»?
Андре Андерсен: По поводу сет-листа я всегда следую одному и тому же правилу. Первое: мы всегда играем новые вещи. Всегда. Потому что, что меня пугает, у меня уже травма по этому поводу какая-то: не дай Бог превратиться в группу, которая выезжает на своих старых хитах. Часто вижу такие группы, даже на концерты некоторых из них хожу. Мне кажется, если вдруг это произойдет с нами – по сцене тут же начнет метаться дух какого-то уныния. Потому что, что такое играть эти старые вещи, даже зная, что большинство публики именно их-то услышать и хочет – для меня это граница, на которой заканчивается художник, и начинается ремесленник. В связи с этим: меня часто спрашивают, почему мы не ездим чаще в туры. Я обычно отвечаю так: я в туры ездить очень люблю, но я не хочу гастролировать, привозя одни и те же вещи, или даже тасуя их между собой – исполнять одно старье мне не интересно.

KM.RU: В России для таких гастролей существует термин «чёс»…
Андре Андерсен: Именно. Сейчас очень много разговоров ходит на тему, что все больше и больше групп прекращают выпускать новые альбомы. Я прекрасно понимаю, почему они это делают… Такая судьба может постигнуть и нас. Я – реалист, и понимаю, что постоянно падающие продажи когда-нибудь могут нас подвести к той черте, когда мы скажем, что просто не можем сделать следующий альбом. Просто бюджета будет не достаточно, и потребуются какие-то компромиссы с точки зрения качества, на которые я никогда не пойду. Это может произойти. Но тогда я и в тур больше не поеду – он для меня потеряет смысл, мне будет это все уже не интересно. Для меня эти два аспекта деятельности группы – альбомы и туры – взаимосвязаны.
Так что это первое правило. На концертах должны обязательно исполняться новые вещи. И в этом туре тоже будет исполняться несколько вещей с нового альбома и несколько – с предыдущего.
Потом начинается блок вещей, которые мы не можем не сыграть. Это как у Deep Purple «Smoke On The Water».

KM.RU: Насколько я понмю, в прошлом году в Питере Вы рискнули не сыграть «Message To God»…
Андре Андерсен: Да. Потом мы не сыграли «Epilogue». Где-то мы не сыграли «Martial Arts», которую требуют буквально везде. То есть даже в этот блок «классических» вещей (хотя «классические» звучит довольно нахраписто) – мы стараемся внести какое-то разнообразие, тасуем их, чтобы не играть каждый раз одно и то же. Иначе, если мы будем исполнять только то, что поклонники хотят услышать – у нас сет-лист на 80 процентов будет одним и тем же из тура в тур и это будет полная тоска. Потому что каждый раз поклонники пишут, что они хотят услышать «Far Away». Да если я каждый раз буду исполнять «Far Away» – я с ума сойду! Поэтому иногда мы меняем эту песню на что-то другое. Иногда мы играем «Last Goodbye» – иногда не играем. То же самое с «Message To God», или «Epilogue», или «The Mission»… Есть вещей восемь, которые с нами постоянно присутствуют, но мы вынуждены менять их между собой иногда.
И потом, после новых и «классических» вещей у нас остается маленький кусочек сет-листа для каких-то сюрпризов, вещей которые мы никогда не исполняли на концертах ранее или долго не играли – часть сета, которой мы хотим потешить свой эгоизм, сыграть их в первую очередь потому, что так хочется нам. Допустим, в прошлом туре мы вдруг опять заиграли «Kingdom Dark», которую до этого не играли лет десять, а то больше. Мы вытащили «Bodyguard», которую не играли с 96-го года, «Step By Step», опять же… Так и нам интересней, чем талдычить одно и то же. И людям это забавнее, потому что они вспоминают вещи, которые многие годы не слышали.

KM.RU: В связи с этим сразу, можно сказать, личный вопрос… Вы когда-нибудь в своем эгоизме дойдете до концертного исполнения «Wicked Lounge»?
Андре Андерсен: «Wicked Lounge»? Забавно, что Вы именно ее упомянули (улыбается) Это тема, которую я поднимал уже несколько раз.

KM.RU: Честно говоря, одна из самых моих любимых вещей. На мой взгляд, Джон потрясающе ее исполнил, не знаю уж, сможет ли ДиСи это повторить…
Андре Андерсен: Это очень тяжело сказать, сможет ли он исполнить эту вещь или нет, именно как Джон. Дело в том, что Джон даже не столько спел, сколько сыграл эту роль – роль такого крунера, поющего в каком-то клубе или пабе при отеле дорогом. Он уже такого преклонного возраста, он даже сумел сделать этот акцент человека где-то пятидесятого года рождения… У него это все очень здорово получилось. И я не знаю, сможет ли ДиСи сделать эту вещь или нет, но я пытался ее вытащить несколько раз, пока что встретил стену сопротивления. А все-таки в выборе нашей концертной программы у нас царит практически 100-процентная демократия, у нас побоище за выбор репертуара идет по полной программе.

KM.RU: А стена сопротивления вызвана чем: не цепляет? Или действительно боятся сложности исполнения, что не вытянут?
Андре Андерсен: В основном, боятся того, что не поймут. Как в свое время, не знаю, известна ли Вам эта история, эту вещь не поняли «Century Media», наш американский лейбл, на котором мы тогда были подписаны. Они отказались выпускать альбом «Eye Witness» с этой вещью. Мол, мы не можем выпустить эту песню, на альбоме, который выходит на нашей компании, ведь наша компания ассоциируется в сознании людей с хард-роком и хэви-метал. То есть, глупость и ограниченность просто зашкалили…

KM.RU: А Вы пошли на то, чтобы «порезать» американскую версию альбома?
Андре Андерсен: Нет. Мы, вместо того чтобы вырезать эту вещь, просто ушли в другую рекорд-компанию, потому что для меня это вопрос принципиальный. Но дело в том, что этот случай показывает, насколько эта вот узколобость распространилась даже среди профессионалов.
Ведь не так давно мы слушали альбомы тех же самых Queen, где на альбоме можно было собрать все: и джаз, и рок, и оперу, и поп, и прогрессив – все, что захочешь. Сегодня все уже начинают трястись, как только они слышат вещь, которая каким-то образом выпадает из общего строя – все, уже даже рекорд-компания впадает в истерику, не говорю уже про фэнов. Я думаю, что именно это и вызывает страх того, что не поймут, и поэтому я встречаю отторжение, когда начинаю предлагать «неформатные» вещи. Кстати, мне потребовалось довольно много сил и времени, для того, чтобы убедить взять в прошлый тур «Step By Step». Сопротивление тоже было очень сильное. У нас обычно идет довольно бурное обсуждение, мы все обмениваемся сет-листами, идеями, спорим по этому поводу. Так вот, почему-то и ребята, и менеджмент считали, что она выпадает из общего настроения. Я же наоборот, считал, что поскольку перед ней шли какие-то более серьезные вещи, то здесь она будет очень хорошей разрядкой – немного забавная вещица, не совсем типичная для Royal Hunt. Сопротивлялись очень долго, но я, в конце концов, все-таки всех убедил. С «Wicked Lounge» – пока не удалось. Хотя, в качестве альтернативы я предлагал сделать часть концерта unplugged, как мы это делали в предыдущем туре, и там эта вещь, на мой взгляд, смотрелась бы очень хорошо. Но вот в прошлый раз на нее так и не решились. Может быть, в этот раз или в следующий мне их все-таки удастся на нее раскрутить. Потому что вещь хорошая, упускать ее совсем не стоит.

)

KM.RU: Недавно довелось мне слышать историю, про Rolling Stones, которых в 70-е годы не пускали на популярное радио-шоу в Штатах, потому что не устраивала фраза из песни «Let’s spend the night together». И Мику Джаггеру, человеку с недюжинным самолюбием, пришлось пойти на то, чтобы изменить эту фразу. А вот Вы в упомянутой Вами истории с Century Media разрешили ситуацию весьма радикально. Так вот хотелось бы узнать, часто ли Вам приходилось идти на компромиссы, и ради чего Вы готовы на них пойти?
Андре Андерсен: Ну вообще я по складу характера не склонен к компромиссам. Но, в то же время, надо быть разумным. Надо смотреть: вот этот компромисс – он решающий? Или нет? Если это какая-то мелочь – ну и Бог с ним, можно пережить. Вообще, надо быть гибким.
Если это какая-то принципиальная вещь... Ну вот, к примеру, когда американцы выпускали наш альбом «Paradox» – они убрали с обложки изображение распятия. Я об этом не знал. Если бы я об этом знал, я бы отказался. Потому что для меня этот вопрос был принципиальным. Поэтому, когда мы выпускали «Collision Course», и в Америке опять начались какие-то бурления по поводу обложки, я, уже наученный горьким опытом, тут же сказал, что никаких других вариантов быть не может. И тут же в контракт с американцами было записано, что они используют только оригинальную обложку, и при попытке поменять хоть что-то – я подаю на них в суд. Поэтому у них был выбор – либо отказаться выпускать это вообще, либо выпускать как есть. Вот так я решаю принципиальные вопросы.
…Если бы сказали поменять какое-то слово в песне – черт его знает… Наверное, это зависело бы от условий: какое слово, в какой песне, в какой ситуации…

KM.RU: Сейчас все увлеклись выпуском так называемых lyric video. Полноценным видео это не назовешь, такой какой-то вариант полукараоке… Вот и вы тоже в этом жанре отметились. Это тоже своего рода компромисс или Вы просто стараетесь этим «не заморачиваться», мол, есть какая-то реклама – ну, и ладно?
Андре Андерсен: Дело в том, что, я Вам скажу честно, я очень не люблю снимать видео (улыбается) Всю жизнь терпеть это не мог! Я люблю только один тип видео: это live DVD – вот к этому я отношусь хорошо. Это честная история: стоит группа на сцене, играет, ее снимают – ну и хорошо. Но, если бы на сегодняшний день еще существовали каналы продвижения группы с помощью видео – может быть, я бы пошел на это. Меня уламывали на съемки в клипах вплоть до «Lies», с Джоном – это было наше последнее настоящее видео. Дело в том, что на сегодня остался практически один Youtube. Показать снятые видео никто нигде толком не может. Ну, это может появиться в какой-нибудь местной передаче. Но в практическом смысле такое видео ничего не дает. Поэтому я считаю, что тратить на это деньги и время – достаточно бессмысленно. Я лучше эти деньги из бюджета на микширование потрачу. Шлепать вместо этого на них видео – да ну, ерунда какая! Прошли те времена, когда снимались дорогие видео – я помню и «Message To God», и «Last Goodbye» стоили каких-то сумасшедших денег. Мне кажется, что в наше экономически непростое время все же лучше вкладываться непосредственно в сам продукт. А видео… Ну, вот у нас есть ребята, которые любят этим заниматься – вот они нам сделали это lyric video. Вроде, какой-то компромисс: и на Youtube есть, и нам это ничего особенного не стоило – ну, и хорошо. Я не вижу каналов, где это можно было бы активно использовать: нет уже того, легендарного, MTV, канал VH1 – они тоже с тем направлением, в котором мы работаем, не очень охотно возятся. А тратить огромные деньги с тем, чтобы потом выложить на Youtube. Мне не очень хочется с этим связываться.

KM.RU: А из живых концертов ваших коллег кто-нибудь за последнее время произвел на Вас впечатление? Так, чтобы сказать себе: «Да, на это стоит равняться!»
Андре Андерсен: Ну, я всегда равняюсь на классические группы, на музыкантов, пребывающих ныне в весьма солидном возрасте. И только они есть для меня те группы, к которым я по-настоящему, серьезно отношусь.
Нет, я не говорю, что более молодые группы чем-то плохи. Но моя система координат сложилась именно вокруг групп того времени, когда люди по-настоящему умели играть, знали, что такое живой концерт… Этих людей становится, к сожалению, с каждым годом все меньше и меньше, но, тем не менее, именно они меня позитивно удивляют до сих пор, и они же задают планку, на которую я ориентируюсь.
Безусловно, я видел и концерты групп так называемой «новой волны». Ну, например, был на нескольких концертах Europe – считаю, что они молодцы, очень хорошо работают (да мы и знакомы с ними немного). Опять же Helloween, немцы, очень хороши…

KM.RU: Честно говоря, очень люблю Helloween, но те концерты, которые они отыгрывали в Москве за последние годы… Право, не знаю, где они таких звукачей берут, потому что ТАК звук испохабить – это надо постараться…
Андре Андерсен: Ну, не знаю, что они преследуют этим. Но дело в том, что по-настоящему хороших звуковиков не так уж много. Например, у нас есть 4-5 человек, с которыми мы работаем постоянно, и в которых мы уверены. Но даже с ними бывают обломы. Хотя вот в России в последнее время никто вроде бы не возмущался…

KM.RU: Ну, вы, кажется, нашли наконец-то идеальный для себя зал. Хотя, помнится, Вы как-то говорили, что для Вас, как для исполнителя, он довольно тяжелый, и звук на самой сцене провальный…
Андре Андерсен: Но в этой ситуации мне нельзя быть эгоистом. В конечном итоге, я в первую очередь должен думать о тех, кто меня слушает в зале.

KM.RU: Будучи одной из «тех, кто в зале», могу подтвердить: по последним двум концертам – к звуку никаких претензий.
Андре Андерсен: Вот! И поэтому мы будем стараться уцепиться за этот зал, хотя многие до сих пор возмущаются, мол, почему мы не играем в зале, где есть танцпол? На что я всегда отвечаю одинаково: «Если вы найдете мне площадку с танцполом с таким же отличным звуком, как в «Мире» - безусловно, соглашусь сразу же». Для меня абсолютно не важно – стоят или не стоят там стулья. Мы наконец-то нашли место, где наша музыка звучит хорошо. Я сам на саундчеке уходил в зал, чтобы послушать – действительно, это звучало здорово! Так зачем это менять? Если предложат что-то с такой же акустикой или лучшей – хорошо, но экспериментировать с сомнительными площадками я не хочу.
Например, у нас был весьма неудачный заход в Санкт-Петербурге, когда мы играли в Главклубе, который мне рекомендовали ну буквально все. Вот, де, Главклуб – это основная площадка, только там и нужно играть, место просто потрясающее. Я пришел туда – звук был просто отвратительный. Но самое главное, что наш бедный звуковик сделать с этим ничего не мог. Это бетонная коробка! Что ты с ней не делай – все равно будет звучать ужасно. И меня удивляют те десятки людей, которые меня уверяли, что в Петербурге Главклуб – это «самое-самое-самое» место. У меня вопрос: чем они слушали эти концерты? Потому что звучало отвратительно.

KM.RU: Так мы же уже с Вами эту тему затрагивали – когда снимаешь концерт на мобильный телефон, слух как-то отключается.
Андре Андерсен: Да. Вот поэтому я и говорю, что для себя нужно четко определить границу: до каких пор ты слушаешь то, что тебе говорят твои же поклонники. Ведь сколько людей, столько и мнений. Иногда чье-то мнение приходится игнорировать, и выбирать то, что именно ты считаешь лучшим.
Так что в «Мире» мы звучим хорошо, и будем там играть до тех пор, пока у нас будет такая возможность.

KM.RU.: Вы уже упомянули, что, уходит поколение отцов-основателей жанра. И, в ближайшие годы, к сожалению, я думаю, мы будем свидетелями дальнейших потерь. Не возникает желания поработать с ними вплотную, записать что-нибудь вместе, покуда такая возможность еще есть?
Андре Андерсен: Периодически возникает. Но я думаю, что это должно быть что-то такое, что не находится под вывеской Royal Hunt. Не буду зарекаться, потому что никогда не знаешь, что будет завтра, но очень может быть.
А насчет того, что они уходят… Очень часто и в разговорах с поклонниками, и в общении с прессой возникает эта тема – никто не может понять, почему же это старое поколение не восполняется? Я, кстати, тоже задумывался на эту тему. Ну вот, например. У нас в Копенгагене на такую старую и заезженную группу как Deep Purple приходит около 5 тысяч человек. Казалось бы, ну очень они могут удивить? По радио я не слышал их много-много лет. То есть эта группа не модная, песни их давно уже не хиты. Тем не менее, 5 тысяч человек собирает. В то же время такая группа, как Nickelback, которая не слезает с радио и MTV. Огромное количество хитов, продажи альбомов – в десятки, если не в сотни раз больше, чем сейчас у Deep Purple. Но почему при этом на них больше полутора тысяч не собирается? Ведь, казалось бы, они сейчас на коне. Но вот некий элемент ностальгии у них потерян. Альбомы Deep Purple стоят у многих. Многие, я в том числе, помнят: когда они их купили, где они их купили. Сегодняшние Nickelback, в основном, представлены файлами, лежащими в компьютере. Мало у кого из их поклонников есть «живые» пластинки, про которые бы они помнили, когда они их купили и где. Послушал альбом, какие-то песни понравились, какие не понравились – стер. Но в общем, присутствует какая-то анонимность… И мне кажется, что и с этим связано то, что новое поколение музыкантов, даже очень-очень успешных не может зацепить своих поклонников так, как это сделали их предшественники. Какое-то звено в этой цепочке пропало. По крайней мере, мне так кажется.

KM.RU: Раз уж речь зашла о материальных носителях… Попыталась тут купить Ваш новый альбом, а продавцы-то мне и рассказали, что лицензии, скорее всего не будет. Вы действительно в этот раз решили отказаться от выпуска у нас лицензионных CD или у них недостоверная информация?
Андре Андерсен: Мне, конечно, всегда льстит, когда люди представляют меня всеведущим и всемогущим (смеется) Вот молвил я слово, и не вышла лицензия в России! На самом деле, конечно, это совсем не так.
Сейчас расскажу, как история с выпуском наших альбомов развивалась в России. Мы начали выпускать из здесь с 1999 года. Это произошло по моей инициативе. И мы были если не первыми, то одними из первых, кто предложил продавать здесь альбомы по вразумительной цене. Мы заранее согласились с выпускавшей нас тогда компанией о каких-то заведомо заложенных потерях, поделив их поровну. Если в среднем тогда пластинка стоила, скажем, порядка 12 долларов, то мы предложили продавать ее здесь за семь. При этом 2,5 доллара теряли мы, и 2,5 – лейбл. И пластинки начали выходить. После этого мы сотрудничали со многими компаниями, выпускавшими лицензию: и с CD-Maximum, и с «Союзом», и с AMG. Мы проверяли, чтобы была более-менее приличная полиграфия, качество исполнения, чтобы цены были нормальные. И так продолжалось, мне кажется, годов до 2006-го – 2008-го. А потом у меня состоялся разговор с представителями компании, которые сказали, что альбомы не продаются. Когда из всего тиража продается только 500 штук – ну, это смешно. И они честно сказали, что заниматься этим дальше смысла нет. Когда тебе это заявляют люди, которые этим непосредственно занимаются, и которые в этом заинтересованы – ну и зачем биться лбом в стену? И после этого я решил так: если раньше мы отделяли Россию от Европы, подписывали по ней отдельные контракты (например, с теми же CD-Maximum), то после того разговора мы полностью передали дистрибуцию в руки Frontiers, и за продажи в России теперь отвечают они. Насколько я слышал, по этой пластинке они должны были работать с некой компанией Mazzar Records. Ну, по-видимому, те тоже пришли к выводу, что печатать здесь тираж не стоит. Мол, будем закупать ее у вас в небольших количествах для продажи в специальных магазинах, а сами выпускать не будем, потому что ничего на этом не заработаем. Так что это вопрос взаимоотношений Mazzar и Frontiers: окупается – пусть выпускают, нет – ну, что поделаешь, значит, нет. Мы свое право голоса передали Frontiers.

KM.RU: В наши дни очень модно записывать кавер-версии. Насколько я помню, Вы это сделали лишь однажды, да и то на сольном альбоме. Не беретесь за каверы, потому что чересчур трепетно относитесь в к оригинальным версиям или просто нет таких песен, которые бы Вам были интересны?
Андре Андерсен: Это не концепт Royal Hunt. Royal Hunt представляют собой очень самостоятельную единицу. Тут позвольте мне чуть-чуть похвастаться. Я считаю, что Royal Hunt является одной из групп с очень высоким уровнем узнаваемости. Я не сомневаюсь, что Вам не составить труда узнать Deep Purple или Whitesnake, или Yes. Так вот, на мой взгляд, Royal Hunt находятся где-то в той же самой «луже». Мы довольно узнаваемы, несмотря на то, что поменялось четыре певца. Согласитесь, что на сегодняшний день это, в общем-то – дело редкое. Я сам поклонник, по-прежнему покупаю и слушаю альбомы, но, к сожалению, могу выделить очень немного групп, которые я легко узнаю. Так, чтобы услышал, и с первых же аккордов сказал: «А, это вот они!» Все как-то стандартизировалось. Не только песни, но даже и продакшн альбома – все как-то стали друг на друга похожи. Royal Hunt из этой массы все же выделяется. Поэтому одно из неписаных правил, которое мы когда-то установили для себя – каверы делать не будем. Пусть Royal Hunt исполняют только собственные вещи. Поэтому и кавер на Whitesnake я сделал на сольнике, в рамках Royal Hunt мне бы это и в голову не пришло.

KM.RU: А на вас каверы делали?
Андре Андерсен: Ой, это я часто слышу! И хорошие, и плохие – по-разному… Где-то в Азии, в Японии, кажется, даже есть кавер-группа, которая играет только наш репертуар.

KM.RU: Да, сейчас такой тип групп, которые изображают своих кумиров, стал очень модным. Вот только где же они двухметрового японца-то нашли?
Андре Андерсен (хохочет): Японец был совершенно невысоким. При этом его одели в какой-то длинный плащ, и, я так подозреваю, поставили на очень высокие каблуки. Но все вместе они выглядели совершенно потрясающе. При этом не просто исполняли кавер-версии, они играли роли нас всех. И самым замечательным был басист, до сих пор помню. Полное впечатление, что на сцене стоял Стин: манера двигаться, волосы, голова – все один в один. Тот, который меня изображал – он очень старался. Все эти мои типичные героические позы принимал – но выглядел очень забавно (улыбается) А Стин – тот был просто идеален. Ну, и вещи они «сняли», надо сказать, довольно близко к оригиналу. Случалось слышать и такие варианты, которые были не очень похожи на наше исполнение.

KM.RU: Мне кажется, что как раз основной интерес должны представлять те каверы, в которые группы попытались привнести что-то свое, а не просто скопировать…
Андре Андерсен: Безусловно. Меня, кстати, такой подход очень радует. Естественно, это случается не на каждом шагу, но когда нечто подобное происходит – это очень приятно. Точно также, кстати, как приятно, когда я узнаю, что какие-то молодые группы цитируют Royal Hunt в своем творчестве так же, как я сам в свое время цитировал, например, Kansas. Значит, не зря боролись…

KM.RU: Как Вам последний из Ваших разогревов на российских концертах? Удалось их послушать или перед собственным выступлением было не до этого?
Андре Андерсен: Crimson Cry? Помню-помню их. Честно говоря, слушал их очень мало, потому что гримерка в «Мире» устроена так, что туда долетает только какой-то гул. Но к концу их выступления я вышел ближе к сцене – по-моему, их очень здорово принимали. Особенно барышни, сидящие в первых рядах – они с таким ажиотажем хлопали, так что я был за них очень рад. Потому что они очень волновались перед выступлением, мы их все там ходили, успокаивали, но, судя по реакции зала, выступили они очень хорошо, молодцы.
Обычно я стараюсь познакомиться и пообщаться с теми группами, которые играют у нас на разогреве. Как правило, все они производили очень хорошее впечатление. У некоторых даже слышал кусочки их выступлений.
Например, Old School, которые открывали наш последний концерт в Петербурге. Они же играли перед нами и в предшествующем туре, хорошо помню их выступление. За время, что прошло между двумя турами у них состав поменялся, ребята стали опытнее, и – стало намного лучше.
Вообще, быть группой на разогреве – дело довольно неблагодарное, сам делал это много лет. Тебе надо непременно использовать представившуюся возможность, и хоть как-то, но уголок одеяла на себя перетянуть. А это довольно сложно. Поэтому я к support-группам всегда очень трепетно отношусь, потому что знаю, что это работа очень тяжелая.

KM.RU: Насколько я понимаю, сольной карьерой вы пока не планируете заниматься…
Андре Андерсен: Пока нет. Идей-то хватает, и даже кое-какие предложения на этот счет есть, но просто на сегодняшний день я особого смысла в этом не вижу. Дело в том, что в свое «свободное» время я много пишу для телевидения. Поэтому так получилось, что за последние 3-4 года таких «дыр» в моем календаре, чтобы заняться сольником, не было. Поэтому не могу сказать, чтоб я без этого скучал. Но, не исключаю, что, может быть, в какой-то момент это опять произойдет. Это все-таки больше зависит не от желания/нежелания, а от того, есть на это время или нет. Будет у меня отдушина, чтобы этим заняться, ну так с удовольствием сделаю еще один сольный альбом.

KM.RU: А Ваше сотрудничество с телевизионщиками по-прежнему продолжается? Я думала, что Вы сейчас сконцентрированы на Royal Hunt…
Андре Андерсен: А я на нем всегда сконцентрирован. Просто бывает как: кончился тур, а разговоры о новом альбоме какое-то количество месяцев не возникают. Мне очень быстро становится скучно. Я начинаю с чем-то возиться, и если какое-то предложение мне в это время поступает, то я им и начинаю заниматься. Потом, на это можно посмотреть и по-другому: и Royal Hunt, и телевидение – это не только творчество, это и работа тоже. Я не могу сидеть и месяцами ничего не делать: во-первых, я этого не хочу, а во-вторых – работа этого не терпит. Ну, а поскольку знакомств у меня много, предложения поступают с разных сторон, я, когда у меня есть возможность, занимаюсь какой-то работой параллельно.

KM.RU: А к Вам поступали когда-нибудь предложения от артистов из «перпендикулярных» жанров? Например, сидите Вы дома, ничего такого не ожидаете, и вдруг звонок, а на том конце провода сэр Элтон Джон: «Мистер Андерсен, недавно ознакомился с Вашим творчеством, не хотите ли посотрудничать, песню для меня написать какую-нибудь?» Что вы ему ответите?
Андре Андерсен: Эээмм… Ну, наверное, соглашусь. Дело в том (смущенно улыбаясь), что мне подобные предложения поступают постоянно. Но вот Элтон Джон не звонил.
Я иногда пишу вещи для других исполнителей, некоторые из них выходят и на альбомах тоже. Но я в этих случаях предпочитаю анонимность. Сейчас объясню, почему. Дело в том, что те материалы, которые мне присылают, и те артисты, для которых я пишу какие-то вещи, как правило, не имеют прямого отношения к нашему жанру. А поскольку реакция поклонников имеет тенденцию быть такой немножко «квадратной», то, если вдруг написал для какой-то певицы что-то такое – сразу повесят ярлык «изменил идеалам»… Поэтому я предпочитаю делать это под псевдонимом. Так что, иногда я это делаю, хотя и немного.

KM.RU: Ну, раз Вы предпочитаете в этом деле анонимность, не буду спрашивать, были ли громкие имена…
Андре Андерсен: Сразу могу сказать, что для российских исполнителей я ничего не писал… Ни Киркоров, ни Пугачева мне не звонили (смеется) Но если Вы увлекаетесь музыкой, которая в той или иной степени созвучна Royal Hunt – ну хотя бы пару вещей Вы слышали.

KM.RU: Вы упомянули, что два последних альбома группы можно рассматривать, как развитие направления, заданного альбомом «Moving Target». А если говорить конкретно о ДиСи: как Вы оцениваете его эволюцию, его развитие как певца – тот альбом и нынешнее время?
Андре Андерсен (хитро): А вот как Вы его оцениваете?

KM.RU (растерянно): Ну, мне непросто ответить на этот вопрос… Дело в том, что я из «лагеря» поклонников Джона. И изначально, по правде говоря, я очень скептически отнеслась к этой Вашей идее реюниона с ДиСи, но после первого же концерта поняла, что в качестве фронтмена на сцене – ДиСи это однозначно наилучший вариант для Royal Hunt… Ну, это личное мое мнение…
Андре Андерсен: Вот. Я к тому, что этот вопрос – он очень сложный… Я бы сказал так: мне очень повезло, потому что все четыре певца, которые были в группе – они все хороши по-своему, будучи абсолютно непохожими друг на друга. Публика каждого из них принимала по-разному. Но в данной ситуации мы вынуждены будем согласиться, что лучше всего принимают ДиСи. Тема его возращения не смолкала все эти годы: и во времена Джона, и в те годы, когда мы сотрудничали с Марком Боалсом. То есть, по-видимому, люди слышат нечто такое, что им созвучно. Я слышал очень много отзывов от людей, особенно из России, которые предпочли бы видеть у микрофона Джона. Я думаю, это связано с тем, что по-настоящему группа стала известна у вас именно в этот период, то есть люди впервые услышали Royal Hunt именно с Джоном. Я не берусь определять кто из них лучше, кто – хуже. То есть мы, конечно, можем сейчас начать «технические» характеристики их вокала, но… Мне хочется привести тут цитату все из того же Мика Джаггера, который в одном из интервью сказал: «Да, я в курсе дела, что певец я никакой. Но лучшего фронтмена, чем я, у Rolling Stones не было и быть не может». И вот в этом-то и заключается истина. Как бы мы не разбирали вокальные данные этих певцов, но, в конечном итоге, насколько я понял за все эти годы, ДиСи всегда выйдет победителем. Почему-то публика больше всего к нему привязана.
И это, на самом деле, ситуация не только Royal Hunt. Например, простая параллель – Van Halen. Вот Дэвид Ли Рот, скажем так, не самый лучший певец на этом фронте, и Семми Хэгар был всегда гораздо лучше него. Но! Дэвид Ли Рот воспринимается как неотъемлемая часть Van Halen, и от этого никуда не убежишь. То же самое и с ДиСи. Поэтому пытаться обсуждать объективно его голосовые качества, технику исполнения можно бесконечно. Но факт остается фактом: люди предпочитают видеть его в роли фронтмена. Потому что это – ЕГО роль.

Royal Hunt

KM.RU: Очень часто гитаристы сотрудничают с производителями инструментов, принимая участие в разработке так называемых signature models. Не знаю, приняты ли подобные модели среди клавишников, но хоть какие-то предложения о более плотном сотрудничестве от производителей клавишных Вам поступали?
Андре Андерсен: Предложения такие периодически были, но ни одно из этих предложений не было интересным. Дело в том, что я очень много лет этим занимаюсь, и арсенал у меня довольно большой. Поэтому я не хочу ограничивать себя в выборе какой-то одной фирмой. Во время прошлого тура у меня была встреча с представителями фирмы Rolland. Они тоже предложили мне какие-то свои идеи, каким образом можно было бы наше сотрудничество организовать и т.д. Но меня сам факт ограничения использования клавиш какой-то одной фирмы не устраивает. Да и, честно говоря, я не особенно к этому рвусь. Если бы пришла какая-то компания, которая была заинтересована в каких-то разработках, в каком-то более близком сотрудничестве, а не то, что они мне либо по дешевке, либо за бесплатно просто напихают мне каких-то своих синтезаторов, на которых я обязан буду играть – найдись такая заинтересованная компания, я бы, может, призадумался на эту тему. А вариант: «Возьмите наши клавиши и везде на них играйте!» - не хочу. Будь это лет двадцать назад – я уверен, я бы согласился. А на сегодняшний день я слишком избалован.
А у гитаристов – да, у них такое сотрудничество случается чаще, да и протекает проще. Уровень расходов, связанный с этим, совсем другой: одно дело насобирать клавиши, и другое дело – гитару сделать. Поэтому, как правило, такие контракты бывают у гитаристов. Иногда у барабанщиков, но у гитаристов – чаще всего. Это уже стало таким их полем, которое они пашут… Даже вот Йонас – он недавно пришел в группу, а у него уже такой контракт есть с какой-то фирмой, которая сделала ему custome гитару. Это более-менее нормально. С клавишами все-таки другая история…

KM.RU: А где Вы Йонаса вообще нашли? Ведь он, как говорится, «в связях, порочащих его, замечен не был»…
Андре Андерсен: Да, замечен не был, не опорочен (смеется) Получилось как: у меня были на примете пара человек после ухода Маркуса. А Хенрик Брокманн как раз играл с Йонасом в своем кавер-бенде. И вот Хенрик-то мне и предложил его посмотреть. И перед тем, как звонить уже намеченным мной гитаристам, я все же решил его попробовать. Пригласил Йонаса – оказался очень милый парень, с которым хорошо и работать, и просто общаться. И я подумал, зачем мне искать кого-то за границами Дании, когда под боком есть такой хороший парень?

KM.RU: Первое впечатление, когда я его увидела на сцене – парень большой фанат Мальмстина. По всему: по игре, по тому, как он держит себя на сцене, даже в какой-то степени по тому, как одевается… Это и в самом деле так?
Андре Андерсен: Ну, на самом деле у Йонаса два божества, два героя – это Ричи Блэкмор и, конечно же, Мальмстин. Насчет исполнительской манеры – не уверен, а насчет поведения на сцене – наверняка что-то есть.
Конечно, я бы не назвал его «упертым» фанатом. Мы с ним часто и на концерты мотаемся – вкусовые предпочтения у него довольно широкие. Мы ходили с ним на концерты и Джеффа Бека, и Марка Нопфлера, и Стива Вая – он интересуется многим. Но, видно, что-то сидит еще с той поры, когда он только начал заниматься, он все-таки еще достаточно молод. При этом он парень талантливый, и если он не остановится в своем развитии, а он движется просто семимильными шагами – то очень скоро он в эту элиту войдет на равных.

KM.RU: То есть Вы уже предвкушаете лавры открывателя таланта?
Андре Андерсен (смущенно): Да ладно, лавры открывателя (смеется). Были у меня уже эти лавры, всего обвешали, когда мы вытащили Маркуса: «Вот, нашел! Вот, открыл!» Ну что, он без меня бы не пробился? Точно так же пробился бы. Только произошло бы это через какую-нибудь другую группу. Просто так получилось, что нашел его именно я. Ну и слава Богу – на одного более-менее известного гитариста стало больше.

KM.RU: Несомненно, за свою карьеру Вы объехали немало стран и городов. Если бы Вам предложили составить туристический путеводитель, какое бы Вы место выбрали и почему?
Андре Андерсен: В географическом отношении, не в музыкальном?.. Хмм, довольно неожиданный вопрос. Первое, что приходит в голову – южная часть Европы меня привлекает больше всего: Испания, Италия, южная часть Франции... В них есть какой-то особый магнетизм. Особенно нравится Северная Италия – если «сапог» распилить, то Рим и выше. Мне очень нравится тамошняя атмосфера, особенно в городах, где, например, дом, которому исполнилось 300 лет, считается новым. Сколько бы мы не мотались по миру, но когда мы попадаем в этот регион – я себя чувствую там наиболее комфортно, хотя не могу дать какого-то разумного объяснения, почему это так.
Если говорить об Америке, а мы там неоднократно выступали, да и сам я по США немало поездил – там мне больше всего почему-то понравилась Аризона. С одной стороны это такая глубинка, redneck America, а с другой стороны это Феникс, который по каким-то параметрам и Нью-Йорк обходит. Я помню, как-то в туре мы должны были выступать в Фениксе, и на подступах к городу наш автобус сделал остановку. Я до сих хорошо это помню: прямая, как стрела, дорога, interstate… И полное ощущение, что ты оказался в каком-то загадочном треугольнике, где все под углом 90 градусов. Налево была пустыня. Причем я всегда представлял себе пустыню желтой, а эта была серой. Серая пустыня, абсолютно выжженная. По правую руку – вершины, покрытые снегом, несмотря на царившую вокруг палящую жару. А прямо курсу вставал силуэт огромного города со всеми его небоскребами. И это сочетание произвело тогда на меня очень большое впечатление. И вообще, Феникс – это такое удивительное место, где слилось все – типичная средняя полоса Америки и огромный метрополис. При этом понравилось там все – и атмосфера, и люди, которые там живут.

Андре Андерсен

KM.RU: А в Грузию у Вас никогда не возникало желания поехать? К корням, так сказать?
Андре Андерсен: Нет, как-то не возникало. Честно говоря, я же и не вижу Грузию, как свои корни. Это так, на бумажке, да когда в зеркало смотрюсь. И связи с этим регионом у меня нет вообще никакой.
Если уж говорить о корнях, то это, скорее, Москва. Хотя сейчас она изменилась настолько, что я в ней периодически теряюсь. Когда мы были в последнем туре, вышел я из нашего отеля, стою на крылечке с Женей Силиным из Alive и говорю: «Слушай, я никак не могу понять, где же мы находимся?» Он говорит: «Да вон же Белорусский вокзал!» Я отхожу на несколько шагов, вижу крышу Белорусского вокзала, но по-прежнему в моей голове не укладывается, как это можно привязать к карте, настолько все изменилось. Нельзя, конечно, отрицать, что Москва стала чище, стала больше похоже на какой-то столичный европейский город. Но, с другой стороны, и уродства тоже больше стало. Не везде эти изменения были сделаны удачно.

KM.RU Андрей, спасибо за столь подробное интервью. Надеемся, что тур пойдет удачно и 23-го все здесь у нас состоится…
Андре Андерсен: Как это «надеемся»?! Рассчитываем! И мы, со своей стороны, тоже! До встречи на концертах!

Фото: Талианы Частой (talianachastaya.com), а также с офстраницы Royal Hunt в Facebook
 

Комментарии читателей
15.05.2014, 17:22
Гость: Александр

Замечательное интервью! Вопросы по актуальным темам,девочка явно хорошо знает творчество группы и видно ,что это не просто прочитка заранее записаных вопросов.Андрей реально классный музыкант и человек,что скорее редкость в музыкальном мире.Работать с ним и его командой одно удовольствие.

02.05.2014, 02:44
Гость: алекс

Преклоняюсь перед творчеством этой группы!!!
Андрей!!! Ни в коем случае не "опускать планку"!!!

07.04.2014, 20:00
Гость: Ангелина Кехайова,

Интересное и серьезное интервью, и такое длинное, удовольствие читать! Спасибо Андрею за время, посвященное этому интервью!

]]>]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.