«Северный Флот»: «Многие оценили бы Егора Летова, если б в школах учили понимать в стихах двойное дно»

10:45 25.02.2019 , Денис Ступников

Вышла в свет первая авторизованная биография группы «Северный Флот» автором которой стал журналист KM.RU Денис Ступников

27 февраля в 19.30 в московском книжном магазине «Читай-город» в ТЦ «Европейский» пройдёт презентация этой книги, выпущенной издательством ЭКСМО (Бомбора). Музыканты группы Александр Леонтьев и Яков Цвиркунов и автор книги Денис Ступников на встрече в Москве расскажут об истории создания книги, о том, чем живет группа, где ищет и находит вдохновение, и что происходит в жизни ее участников. А пока эксклюзивно предлагаем вашему вниманию отрывки из интервью, которые не вошли в книгу по техническим прчинам.

Александр «Ренегат» Леонтьев (гитара, вокал, автор песен):

О детстве

Получилось так, что я прожил с отцом только первые полтора года жизни. Родители довольно рано развелись, поэтому я его вообще не помнил. Помнить себя я начал лет с 2,5-3-х. Исходя из этого, всё своё детство я думал, что отца у меня просто никогда и не было. Родился я в Кишинёве, а как только я родился, родители уехали со мной в город Черновцы (тогда это был СССР) на Украине, где отец-юрист получил назначение.

После развода мать уехала в Приднестровье к своим родителям, и, собственно, я себя всегда помнил абсолютно сельским жителем. Это было село Рашково (или Рашков). Ему 600 лет, довольно старое местечко, армянское, еврейское, находившееся на границе двух империй – Российской и Османской. Там постоянно были войны и запустения, но село при этом очень богатое. Правда, евреев в моем детстве там уже не было – они все в 80-е перебрались в Израиль, и центр села был пустой.

Жил я в Рашкове до 4-го класса школы. Сильно там отсутствие отца не ощущалось, поскольку мой дедушка раньше был военным, а в школе работал военруком. Он мне мужскую руку и заменил. Может, оно даже и к лучшему, потому что, как я потом узнал, мой отец был более эмоциональным человеком. Дедушка же всегда был кремень. От него я никогда не слышал ни одного грубого слова, всегда был тих, спокоен и убедителен. Как он ходил строем, воюя с японцами, так и промаршировал до конца своей жизни.

Когда мне было 9 лет, мы уехали с мамой в Кишинёв. У меня появилась младшая сестра, я поступил в Кишинёве в 4-й класс. Здесь уже начались мыканья, поскольку в селе я был из довольно известной семьи (все же интеллигенты: мать – учительница русского языка и литературы, дедушка – военрук, бабушка – лаборантка в химкабинете), а в Кишинёве я вдруг понял, что у всех отцы есть, а у меня нет. Какое-то время меня это мучило.

Но самое главное то, что мать воспитывала двоих детей, поэтому ей приходилось вкалывать в школе на две ставки. В общем-то, я был предоставлен сам себе. Мне даже сейчас забавно думать, что мы с женой наших детей до сих пор водим за ручку. Вот Маша, которой сейчас 13, только-только начала ходить в музыкалку через дорогу. Егора же, которому 11, до сих пор водим, а занятий у них очень много. А когда я пошёл в Кишинёве в 4-й класс, мама мне просто показала дорогу, и я всё время сам ездил через полгорода в школу на автобусе с пересадками. Сам записывался в секции дзюдо и многоборья, а также в клуб авиамоделистов. Фактически я был предоставлен сам себе.
Более того, когда родилась младшая сестра, я вздохнул с таким облегчением! Испытывал настоящее удовольствие, поняв, что сейчас от меня мать окончательно отлипнет.

Многие дети ощущают смешанный спектр эмоций, когда у них рождаются младшие братья и сёстры. Они парятся, чувствуют себя заброшенными и одинокими. Я же, наоборот, дико кайфанул. Помню себя довольно давно самостоятельным. Я очень люблю свою мать и всегда её любил. Но я испытал блаженство, когда понял, что мне больше не нужно чувствовать неловкость, когда мы с ней куда-то идём за ручку. При этом я обожал свою сестру Катю. Мне же с ней приходилось сидеть, но, тем не менее, когда мать приходила с работы и начинала с ней заниматься, я с удовольствием был предоставлен сам себе. Возился с аквариумными рыбками, занимался на аккордеоне, потом на гитаре. Мать в это не лезла, я учился сам и сам закончил школу. Она знала, как зовут мою классную руководительницу. И на этом всё.

О клубе «Там-Там»

Безусловно, этот овеянный легендами клуб для меня многое значит. Я туда ходил, естественно, как зритель. Я там не застал «Король и Шут», поскольку тогда ещё не был с ними знаком и названия такого не слышал. Тогда шли в «Там-Там» не на кого-то конкретного, а просто в клуб. По крайней мере, мы туда частенько наведывались с будущим звукорежиссёром «Кукрыниксов» Стасом Майоровым, покупали по бутылочке пивка, которое там было обалденное и очень дешёвое, и где-нибудь сбоку пристраивались ждать.

Совершенным сюрпризом на сцену могла выйти какая-нибудь группа, играющая тягучий инструментал, потом исполнители рокабилли с контрабасом, а потом абсолютно скинхедская команда Totenkopf с нацистскими песнями и плясками, а в итоге появлялся «Внезапный сыч», который по степени нон-конформизма превосходил «Колибри», S.P.O.R.T и «Бахыт Компот» вместе взятых. Они были совершенно безумными, могли исполнить песню про подводника, который после службы на атомной субмарине стал лысым, как коленка, его бросила невеста, и он, в конце концов, в тёплом сугробе замёрз. Всё это исполнялось под совершенно безумную, но очень притягательную музыку.

В «Там-Таме» было ощущение новизны и того, что ты на секунду оказался не в Питере. Для меня как для парня из провинции это казалось особенно важным. Публика в «Там-Таме» была очень яркой, причём это произошло довольно резко. Вчера ещё была советская власть, теперь – ба-бах – и вокруг тебя какие-то непонятные люди. Эти просто скины, те ред скинс, панки с ирокезами, панки без ирокезов, хиппаны, растаманы с дредами. Поначалу я даже не знал, что это такое. Но в «Там-Таме» все эти люди бурлили и клокотали, за что, конечно, спасибо Севе Гаккелю. Насколько я понимаю, идею такого клуба он подсмотрел в поездках куда-то на запад и сделал «Там-Там» по образцу амстердамских или немецких клубов. Правильно сделал, ведь множество людей сгинуло от наркоты, но множество и поднялось.

А с наркотой там была отдельная тема. К сожалению, там было с этим очень свободно. Иногда в туалет было невозможно зайти, потому что один сидит на унитазе вмазывается, а четверо или пятеро сидят вокруг и, глядя во все глаза, ждут своей очереди, чтобы загнать себе дозу одной инсулинкой. Смотреть на это было страшно. Конечно, иногда там можно было схлопотать от какого-нибудь обдолбанного по голове. Но, в целом, «Там-Там» был местом силы. В принципе, жалко, что его больше нет.

На «Там-Там» ничего не похоже. И не может быть похоже, потому что, по нынешним законам, по инструкциям пожарной безопасности и т. д. он просто не мог бы существовать. В плане отсутствия всяких аварийных выходов он, конечно, был опасен. Не дай Бог, случись какой-нибудь пожар – всё, до свидания. А уж тем более по звуку аналогов сегодня «Там-Таму» нет. Звук там был очень странный. Тем более, и группы выходили одиозные – с какими-то непонятными примочками. Какая-нибудь команда Crazy Rats играет минут 20-30, а ты в одной песне, кроме какого-то визга на одной ноте, вообще ничего не слышишь. Вот он врубает свою примочку, между песнями чего-то говорит, народ бухой орёт, толкается, потом начинает новую песню, и вновь врубается примочка, которая пронзительно визжит, и он под это дело орёт. Следующая песня такая же. Ничего не понятно, но круто.

Сразу говорю, наркотики – это не моё. И тогда, и сейчас я не дружил ни с тяжёлыми, ни с лёгкими. В «Там-Таме» же к ним располагала сама атмосфера. А мне скорее было интересно посмотреть во все глаза на что-то новое. Собственно, к панк-року у меня какая-то не любовь, а привязанность и страсть возникли у меня уже позже, когда я познакомился с Мишкой. А тогда мы, например, ходили в клуб «Арктика» с Димоном Гусевым и Стасом Майоровым. Там играли металлисты. В Питере были довольно сильные металлисты – «Кома», Great Sorrow правильные и толковые группы. Скажем так, не «Чёрный кофе» и не «Парк Горького». Это было тру. Но опять же, всё это выглядело странным, поскольку как раз наступило время, когда народ перестал ходить на концерты металлистов, а в моду входил гранж и панк-рок.

О символизме и преподавании литературы в школе

Мне в этом плане очень помогло осознание того, как изучается литература в американских школах. Я не сторонник их образовательных учреждений и их манеры преподавания. Но что касается литературы, это очень выгодно отличает их от советской школы. У нас в классе была прямолинейная трактовка литературных героев – вот этот плохой, а вот этот хороший. Тебе нужно было выйти к доске и сказать, что Печорин плохой потому-то и потому-то.

А у меня был случай, когда я смог учительнице доказать, что он хороший, и мне поставили за это 10 по десятибалльной системе. Она очень гордилась, что кто-то из класса решил посмотреть под другим углом на литературное произведение. Если разобраться, Печорин – глубоко несчастный и запутавшийся человек. Довольно мещанское окружение его самого на многие поступки и провоцировало своей глупостью и недалёкостью. Своей простотой, наконец, потому что есть же хорошая пословица «простота хуже воровства». Потому что ты рожден человеком, а не обезьяной и обязан всю жизнь двигаться от простого к сложному, обязан развивать свой мозг и расширять кругозор. Иначе, зачем ты вообще на хрен нужен?

А в американской школе детей не натаскивают, а заставляют думать над произведением. В том числе, и над символизмом. В небезызвестном «Клане Сопрано» есть момент, где парень-двоечник пытается, выполняя задание, написать эссе по стихотворению, а сестра, которая давно это уже проходила, ему помогает. Там в каждой строке зашифрована куча образов, а он даже не догадывается. Например, фраза: «Он едет по белой-белой пустыне на тройке с бубенцами». Вроде бы получается, что стихотворение предновогоднее, а, по большому счёту, от него общее ощущение грусти и тоски. Она говорит: подумай, куда он может ехать, да ещё и с бубенцами?

Оказывается, там есть нюансы, которые указывают, что это не просто покатушки, а здесь покойника везут в гробу. А почему белая пустыня? Да потому что белый – это цвет смерти. Это свойственно подавляющему большинству культур. То есть их учат в школе понимать поэзию и наслаждаться словом. У нас же люди со школы привыкли воспринимать поэзию, в лучшем случае, информативно. Из начала «Евгения Онегина» половина людей из моего класса тупо не понимала, что значит «он уважать себя заставил».

Я думаю, что очень многие люди оценили бы творчество Егора Летова, если бы у нас в школах хоть как-то учили бы понимать в песнях двойное и тройное дно. Чтобы они как-то искали скрытые смыслы, при этом понимая, кто это написал, когда и почему. В одном и том же стихотворении для них бы с каждым годом открывались бы новые горизонты.

Александр Куликов (бас-гитара):

О фигурном катании

В детстве я занимался фигурным катанием. Мне было, наверное, лет семь, когда меня туда отдали. Занимался года три. Хорошо прогрессировал, и дошло дело до того, что нужно было определяться. Тренер подошёл к моим родителям и сказал, что перед ними, возможно, будущий Плющенко и предложил взять меня на своё личное попечение готовить олимпийского чемпиона. А я отказался. Родители подошли, сказали, а я – ни в какую.

Просто я тогда не знал, что есть одиночное катание, и адски ненавидел девчонок. Так что кидать их и ловить мне было совершенно неинтересно. А родители не знали, почему я отказываюсь, но, может быть, и к лучшему. Потому что если бы я сказал «да», то какое-то время, наверное, бы позанимался, но всё равно бы музыка меня наверняка перетянула. Пришёл бы к ней позже и потерял бы уйму времени. Случилось всё так, как случилось, и я ни о чём не жалею.

О музыкальных вкусах

Конечно, прежде всего, Led Zeppelin, которые сорвали мне башню, Оззи Осборн. У меня Оззи даже татуировках присутствует, плюс рядом наколю Планта, Боно и Стинга. Вот это дядьки, которых я просто очень люблю и уважаю. Когда я слушаю их музыку, она всегда доставляет мне удовольствие.

Моей основной ролевой моделью, конечно же, является Джейсон Ньюстед из Metallica. Это человек, который своим имиджем, подачей, поведением, внешностью, наикрутейшей харизмой просто сломал мне голову. Даже когда я в юношестве занимался на басу или играл на сцене, всегда держал его образ у себя в голове и всячески старался походить на него. Надо понимать, что это действительно крутой чувак. Ньюстед – единственный ориентир. Больше не было музыкантов, на которых я хотел бы походить. У меня даже в телефоне на заставке его фото.

О попадании в «Король и Шут»

У худрука нашего школьного ансамбля был ещё один ансамбль «Дилижанс» во Дворце пионеров. Мы тоже туда приезжали порепетировать и поиграть. Так познакомились с «Дилижансом», в котором тогда играл Яков Цвиркунов. Он уже был довольно взрослым дядькой и играл там для того, чтобы иметь возможность репетировать в том же Дворце пионеров со своей группой «Аусвайс». Потом Яша ушёл в «Король и Шут», а мы на долгое-долгое время с ним потерялись.

Лишь в году 2006-м я познакомился с Поручиком и попросил у него телефон Якова и пригласил его на концерт группы Face-X, в которой тогда играл. Он пришёл, ему понравилось. Этот момент был ключевым. В 2011-м Яков спросил, долго ли я учу новый материал и хочу ли поучаствовать в спектакле. Видимо, у них уже назревали в группе какие-то проблемы. Я ответил: да, могу, но всё зависит от материала. А потом всё это дело затихло.

В 2013-м от Якова ВКонтакте я получил сообщения: дескать, слышал ты неплохо играешь, пошли пробоваться в «Король и Шут». Так я и попал на прослушивание. Замечу, что в 2011-м я ещё пробовался в «ДДТ». Позвонил сам Юрий Юлианович и пригласил попрбоваться. Играли мы, наверное, 8 или 10 часов, после чего я был, как выжатый лимон, но в итоге взяли моего хорошего друга и замечательного музыканта Ромку Невелева. Взяли по праву, но я всё же сильно расстроился и подумал: всё, забиваю гвоздь, вешаю на него гитару и больше не прикасаюсь к ней.

И тут такой подарок судьбы! Я помню, с каким настроением я шёл на прослушивание в «Король и Шут». Мне так хотелось пройти его, и я думал: ну, если я сейчас и сюда не попаду, то вообще пущу гитару под пилораму. Прослушиваний было три. Сначала были только Паша и Поручик. Мы поиграли «Невесту палача», «Выход Судьи», что-то ещё. После этого Яков написал мне откуда-то с морей: «Слышал, прослушивание было отличным?».

На второе прослушивание приехал Саша Ренегат. Мы поиграли, он послушал. Как сейчас помню, он поворачивается ко мне спиной, выходит с точки, приостанавливается и, щёлкая пальцами, говорит: «Яйца есть!». Это означало, что всё нормально.

Но фишка в том, что прослушивался-то я не один. Тогда я играл в группе Reds'Cool и тут же я позвонил её барабанщику Дрюне Круглову, который играл в группе Pushking. А он тут же перезвонил её лидеру Кохе – горячо любимому моему другу и брату. Он тоже сыграл большую роль в этом процессе. Я сижу дома, звонит телефон. Отвечаю, а там Коха на эмоциях: «Ты обалдел – ты ещё думаешь?! Погоди, сейчас я перезвоню Олегу Грабко, узнаю телефон Горшка». И вешает трубку. Проходит минут 20, мне звонит Яков и говорит: «Приезжай, Горшок хочет на тебя посмотреть». То есть Коха позвонил Грабко, взял у него телефон Горшка, позвонил ему, а Яков в тот момент, когда они разговаривали, находился в студии. И Коха сказал Горшку: «Короче, если ты хочешь нормального басиста себе в группу, звони Сане Куликову – и всё у тебя будет».

О мотоциклах

Ни в каком байкерском движении я не участвовал. Просто являюсь любителем мотоциклов, хотя в колонне тоже ездить доводилось. Пришло это с детства: деревня, велосипед, потом мопед и дедушкин мотоцикл. После 30-ти появляется хороший настоящий мотоцикл. Первый у меня появился в 2014-м. На шальных скоростях не гоняю. Один раз попробовал – страшно. Сужается зрение, всё начинает мелькать. Так что стараюсь не рисковать.

О хоккее

Это увлечение меня захлестнуло даже больше, чем любимые мотоциклы. Так получилось, что у меня сын хоккеем занимается. Мы с ним занимались не в одном клубе. Набираясь опыта, я наблюдал, что происходит в этой сфере, и понял, что, в основном, это, к сожалению, выкачивание денег из карманов родителей. И ничего взамен не предлагается. У нас был случай: человек отходил 7 месяцев, но за это время не то, что кататься, а на коньках толком стоять не научился. Чего он, спрашивается, всё это время делал в школе хоккея?

Понимая, что моему Арсению 9 лет, что до 13-ти лет, когда надо определяться с какими-то профессиональными моментами, остаётся не так много времени, я пришел к идее создания своего хоккейного клуба. Познакомился с тренером, который был в предыдущем клубе, его там тоже много чего не устраивало. В общем, я ему предложил организовать такое дело. Один бы я не сделал, мне был нужен компаньон. А он хороший профессиональный тренер.

И мы замутили эту тему. Изначально наш клуб назывался «Викинги». Шикарный художник Андрей Уваров нарисовал нам эмблему – беззубый викинг с палкой, перемотанной изолентой. На каком-то из «ТОДДов» подошла жена Саши Ренегата Алёна Маркарова и говорит: «Слушай, а давай мы назовём твой клуб «Северный Флот»? Подумай об этом». Ну, я подумал и согласился. Моему клубу это хорошо, потому что я буду пользоваться брендом, а группе – ещё одна «звёздочка на погонах», развитие детского спорта.

Как «Северный Флот» мы запустились 2 марта 2018 года, а 20 мая закончили сезон. Парни уже уверенно стоят на коньках. За эти три месяца они очень сильно шагнули вперёд. И папы сильно шагнули, доложу я вам! Постепенно на лёд выкатился и я. В мае у нас был супер- мега- галаматч между отцами и детьми. Наши мамы сделали отцам подарки – игровые свитера с названием команды Crazy Dads. Мы выкатились на лёд. У них в качестве вратаря был профессиональный дядька, у нас – их возраста Ванька. Страшная была игра, они у нас выиграли 2:1. Мы думали, нам придётся ещё поддаваться, оказывается, мы играли в полную силу, и нам не хватало ни умения, ни мастерства.

Александр «Поручик» Щиголев (барабаны):

О детстве

Из детства у меня сохранилась единственная фотография. Раньше в день рождения или в семейный праздник многие шли фотографироваться в ателье. Приходишь, тебя сажают, делаешь идиотскую морду. Когда меня привели к фотографу, я почему-то заплакал и захотел сниматься с барабаном. Эта фотка у меня осталась. Может быть, оттуда и пошло моё увлечение.

Уже в осознанном возрасте я пришёл к этому случайно. Лет в 12-14 мне хотелось заниматься чем-то интересным. С детства я тянулся к музыкальному движению. Сначала слушал старые, всем известные рок-группы, а потом, когда у нас появился Ленинградский Рок-клуб, мы стали чаще ходить на всякие концерты, потому что хотелось чего-то немассового. Вот мы и занимались в частной школе Игоря Голубева при Ленинградском Рок-Клубе. Она была достаточно экспериментальной по обучению. Правда, мы были мелкими, не особо это понимали. Но сейчас я осознаю, что там нас учили таким вещам, которые мы поначалу даже не знали, как применять. Приезжали преподаватели, обучали ритмическим танцам, правильно двигать телом. Было здорово.

Безусловно, это повлияло на то, чем я стал заниматься, потому что это было немассовым и интересным. Все вокруг конечно смеялись: а, рокеры - придурки, чуваки в косухах, немытые и волосатые! Но мы не обращали внимания и постепенно создавали группу «Король и Шут». Много информации тогда не было. Мы участвовали в одном фестивале, там выступало много всяких групп. Одна из них называлась Toy Dolls. Они отлично играют, у них театрализованное панковское шоу. Тогда мне показалось, что это именно тот уровень, к которому надо стремиться и нам.

Что касается пристрастий, то изначально мне нравилась музыка, которая была мелодичной. Стихи всегда были на втором плане. Я до сих пор люблю слушать инструментальные альбомы. Без вокала ты более полно понимаешь суть песни.

В оформлении материала использованы фото Екатерины Медведевой, предназначавшиеся для книги
 

Комментарии читателей
]]>
]]>

xProduct()

]]>
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.