Забытый «подвиг» финнов в тылу Красной Армии

Если верить финским и отечественным либеральным историкам, 12 февраля 1942 года финская диверсионная группа уничтожила крупное соединение Красной Армии


Погибшие в Петровском Яме утром 13 февраля 1942. Фото с сайта wikimedia.org

Случился сей «подвиг» финских диверсантов в карельской деревне Петровский Ям, на тот момент находящейся в глубоком тылу Красной Армии. Если быть точнее, то более чем в 60 километрах от линии фронта.

Командовавший группой финских диверсантов лейтенант Илмари Хонканен по возвращении из рейда с гордостью отрапортовал о выдающейся «перемоге», заявив об уничтожении 500 красноармейцев, 300 лошадей, 90 автомашин и складов с обмундированием, боеприпасами и топливом.

Финский «херой» был лично принят любимцем наших либералов маршалом К. Маннергеймом, который пожаловал ему орден «Крест свободы», а банковский счет диверсанта Хонканена пополнился на 50 000 финских марок.

Более того, этот «подвиг» до сих пор вспоминают в Финляндии как выдающееся достижение так называемой «дальней разведки», а участников того рейда считают национальными героями. Чья «перемога» с годами доросла практически до уровня скандинавской саги, и странно, что горячие финские парни её до сих пор не экранизировали.

Воинская доблесть – своя или чужая – всегда вызывала и будет вызывать восхищение. В любой войне. Но «доблесть» диверсионной группы Хонканена если что и вызывает, так это омерзение.

Потому что 12 февраля 1942 года Хонканен с подручными если что и совершили, то не подвиг, а военное преступление. За которое их надо было не награждать орденами и денежными премиями, а прямиком отправлять на виселицу как военных преступников. По той простой причине, что финская диверсионная группа уничтожила в Петровском Яме не 500 красноармейцев и 300 лошадей со складом боеприпасов, а полевой госпиталь №2212.

Об этом бесстрастно говорит оперативная сводка Карельского фронта от 13 февраля 1942 года, в которой указывается, что в результате нападения финских диверсантов на деревню Петровский Ям уничтожены продсклад и госпиталь. Людские потери составили 85 человек, в число которых вошли 33 военнослужащих, 28 медработников госпиталя, 9 раненых бойцов находившихся там на излечении и 15 мирных жителей.

Говоря другими словами, в нарушение всех международных конвенций, финны уничтожили беззащитных людей, и сей «подвиг» любой суд однозначно классифицирует как военное преступление.

Так уж получилось, что финский военный преступник Хонканен зря радовался своему пополнившемуся банковскому счету и ордену, полученному из рук любимца российских либералов Маннергейма. Его рейд в Петровский Ям стал неоценимым подарком советской пропаганде, которая весьма красочно описала его зверства в отношении раненых бойцов и медработников.

Настолько красочно, что уничтожение госпиталя вызвало взрыв ярости в частях Красной Армии на Карельском фронте, о чем финны очень быстро пожалели. Отныне с ними так же перестали церемониться как советские диверсионно-разведывательные группы, так и партизаны. Впоследствии уже финны красочно описывали зверства партизан, многих из которых они до сих пор требуют привлечь к суду по примеру своих прибалтийских братьев по разуму.

Но благодарить за всё это стоит финского национального «хероя» лейтенанта Илмари Хонканена, ведь именно его рейд в Петровский Ям и забрасывание гранатами палат с ранеными советскими бойцами и расстрел медработников упразднил гуманные способы ведения войны на советско-финском фронте. Хотя до его рейда отмечались случаи, когда советские диверсанты принципиально не атаковали финские санитарные машины, не говоря уж о госпиталях.

Сами участники рейда в Петровский Ям всячески отрицали свои преступления, приводя отговорки одна нелепей другой. Кто-то из них банально «не увидел» людей в медицинских белых халатах, а кто-то вообще умудрился «не увидеть» сам госпиталь, состоящий не из одной занесенной снегом избушки, а из шести зданий. Которые финны с удовольствием и сожгли.

И лишь один из диверсантов признался, что он участвовал в атаке некоего здания, «похожего» на госпиталь, но это здание оказалось пустым, так что совесть его чиста и ему раскаиваться не в чем.

Финский «херой» может и не врет, и здание действительно оказалось пустым, но только потому, что медперсонал госпиталя под пулями успел эвакуировать раненых и спрятать их в лесу. Многим медработникам это стоило жизни, но финны до сих пор не верят, что их «херой» Хонканен был способен на такое.

Как уже было сказано выше, подвиг диверсионной группы лейтенанта Хонканена в Финляндии помнят до сих пор, а его участников считают настоящими героями. 12 февраля 1942 года финская диверсионная группа потеряла пятерых человек убитыми, и вот, в 2003 году, произошло нечто такое, что немыслимо ни в одной другой стране, кроме современной России.

В Петровский Ям пожаловали финские туристы в неустановленном количестве и установили там памятный крест. Разумеется, в память о своих пятерых военных преступниках, а не в память об убитых ими врачах, раненых и мирных жителях.

Самое удивительное, подобная наглость финских «туристов» сошла им с рук, и незаконно установленный в чужой стране крест несколько лет так и торчал в Петровском Яме. А может, торчит и до сих пор.

Остается только догадываться, что стало бы с российскими туристами, попробуй они установить подобный крест, например, в Тампере. В память о бессудно казненных финнами в апреле 1918 года сотнях русских людей. Казненных только за то, что они были русскими.

Если кто-то думает, что подобный случай единичный, то он сильно ошибается.

В 2001 году близ карельского поселка Свекловичное была открыта памятная доска о боях августа 1941 года. Надписи на памятной доске выполнены на финском, шведском и русском языках, а на гранитном валуне, к которому прикреплена доска, выбито финское название Свекловичного – Порлампи.

Спрашивается, а какого черта финны устанавливают свои памятники на российской территории? Кто им это позволяет? И кому устанавливают?

Не надо обольщаться русской надписью на памятной доске – в августе 1941 года под Свекловичным в окружение попали три советских дивизии, которые понесли огромные потери при прорыве из «котла», так что эта доска повешена в память о финской победе.

Впрочем, подобные вещи вряд ли способны кого-то удивить в наши расчудесные времена. Ведь российские официальные лица возлагают венки на могилу Маннергейма и с оркестром открывают его же памятную доску, да не где-нибудь, а в городе, который Маннергейм совместо с Гитлером душил тисками блокады. Что уж говорить о каком-то скромном кресте в Петровском Яме?

К сожалению, в результате трех советско-финских войн 1918-1920, 1939-1940 и 1941-1944 годов каждый раз в СССР принималось решение как можно скорее забыть о финских художествах. Вот почему после окончания Великой Отечественной войны советская сторона не стала поднимать вопрос о привлечении к суду организаторов и исполнителей налета на Петровский Ям.

И это все потому, что у русских людей, пусть даже и «грузинского происхождения», как себя характеризовал Сталин, неискоренима одна идиотская черта – слишком хорошо относиться к так называемым «партнерам».

Уже сколько раз, действуя по принципу кто «старое помянет», СССР оказывался в дурацком положении, имея о «партнерах» преувеличенно хорошее мнение?

После войны с Финляндией опять стали выстраиваться нормальные, партнерские отношения и уже начиная с пятидесятых годов нигде не упоминалось, что Маннергейм не меньше Гитлера повинен в чудовищных жертвах Ленинграда, и что он точно такой же палач советского народа, как и его немецкий партнер.

И про финские концлагеря в Карелии, где погиб каждый пятый заключенный, также не упоминалось, а эпизод с уничтожением госпиталя в Петровском Яме вообще напрочь испарился из истории Великой Отечественной войны.

СССР, а затем Россия, предпочитали не вспоминать горькие страницы истории, а развивать добропартнерские отношения с северным соседом.

Этим отчасти можно объяснить и открытие доски Маннергейму в Санкт-Петербурге, хотя как показывает ряд событий последних лет, подобные заискивания перед «партнерами» приводят лишь к тому, что «партнеры» начинают моментально мнить себя чуть ли не победителями.

Если так дело пойдет и дальше, то скоро и немецкие «партнеры» начнут городить свои монументы на Мамаевом кургане, под Прохоровкой или Вязьмой. А у нас потом будут удивленно хлопать глазами и вопрошать – а чего это нас так все презирают и не любят?

А как нас можно не презирать, если мы не можем защитить своих мертвых солдат? Своих героев, отдавших жизни явно не за то, чтобы в Санкт-Петербурге с помпой открывали памятные доски палачу русского народа. Как нас можно не презирать, если любой выскочка родом из «партнерской» страны может приехать в Россию и воткнуть крест, где ему пожелается или табличку прикрутить?

России не нужны конфронтации ни с кем из соседей. После всех войн с той же самой Финляндией Россия/СССР как благородный боец всегда первая протягивала руку сопернику. Вне зависимости от результатов поединка. Но это не значит, что мы должны забывать свою историю. Особенно те её горькие страницы, что имели место в Петровском Яме. Не должны забывать, для лучшего понимания «партнеров».

Комментарии читателей
17.09.2018, 16:40
Гость: Акли—Сантери

А ЧТО БОМБЕЖКИ СОВЕТСКОЙ АВИАЦИЕЙ ФИНЛЯНДИИ,НЕ СЧИТАЮТСЯ ВОЕННЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ?Еще в первый день Зимней войны 30 ноября 1939—го советские бомбардировщики нанесли бомбовые удары по гражданским целям в ряде финских городов.А ведь согласно Международной конвенции—это считается военным преступлением.Так что об этом не забывайте!А насчет гнусности,то в том же 1942—м сталинские соколы успешно разбомбили кинотеатр в Хельсинки,где должен был состоятся детский сеанс.Погибло много детей от 3 лет до 14лет возраста.Но об этом ни одинулицы российский источник не сообщит никогда.Так как вам вбили в голову,что

28.02.2018, 16:40
Гость: Кирилл.

Специально для товарищей "историков" "из органов", которые вечно "тут помнят, а тут забывают".
.
"Красным не удалось развернуться во Льгове вовсю. В больницу, где было до двух сотен наших, красные ворвались со стрельбой и криками:
- Даешь золотопогонников!
Они искали офицеров. Несколько десятков их лежало в палатах, все другие раненые были дроздовскими стрелками из пленных красноармейцев. Но ни один из них в ту отчаянную ночь не выдал офицеров. Они прикрывали одеялами и шинелями тех из них, у кого было "больно кадетское" лицо; они заслоняли собой раненых и с дружной бранью кричали большевикам, что в больнице золотопогонников нет, что там лежат одни пленные красноармейцы. Туда мы подоспели вовремя. В больнице не было ни одного замученного, ни одного расстрелянного".
Туркул, А.В.
Дроздовцы в огне.

21.02.2018, 17:17
Гость: Кирилл.

Про забытые "подвиги".
.
"Расстрел крестного хода в Туле
Вчера на всероссийском поместном соборе получено сообщение о расстреле крестного хода в Туле. Участие в нем приняло до 50 тысяч человек, - рабочих, интеллигенции, солдат, учащихся, - охваченных необычным религиозным подъемом в связи с гонениями на церковь. Накануне крестного хода большевики, не желающие допустить его, объявили город на осадном положении. Когда духовенство выходило из Одоевских ворот, со стороны женского монастыря раздались пулеметные очереди. Расстреливались все, кто обращался со словами увещевания или укора. Убиты были преимущественно рабочие".
"Русские ведомости" №25 от 19 февраля 1918-го года

]]> ]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.