Пленные красноармейцы – посадить или расстрелять?

Либеральные историки и примкнувшие к ним «мастера художественного слова» за прошедшие тридцать лет рассказали не одну сотню страшилок о судьбе вернувшихся из плена солдат


Фото с сайта wikimedia.org

Если почитать разного рода исследователей, а также таких корифеев лагерной прозы, как В. Шаламов и А. Солженицын, то прошлое собственной страны ничего, кроме омерзения не вызовет. А если ещё и посмотреть фильмы про последний бой майора Пугачева, штрафбаты, всякие там московские саги и утомленных солнцем-2, то остается только удивляться, как это в стране к 1953 году вообще остались живые люди.

Особенно разрушительно этот коктейль из махровой антисоветчины и упоротого бреда действует на подрастающее поколение, значительная часть которого свято верит, что в 30-50 годы половина страны сидела в лагерях, а другая половина её охраняла.

А вот какая часть выращивала хлеб, выпускала самолеты и корабли, строила дома и целые города, обучала школьников и студентов, лечила людей и готовилась к рывку в космос – задумываться никто не хочет.

Ведь начиная со школьных учебников детские души отравляются ненавистью к прошлому, которое рисуется исключительно в черном цвете. И не надо думать, что это как-то сложилось само собой и было велением времени. Нет, это хорошо продуманный, дальновидный шаг, призванный всячески очернять наше прошлое, чтобы обелять постсоветскую эпоху.

Например, кошмарные девяностые годы, с их нищетой, научной, промышленной и демографической катастрофой, были названы «святыми». Постперестроечное время вообще преподносится как лучшее во всей тысячелетней истории России. О чем без устали твердят патентованные говоруны, рассказывая про наибольшую за всю историю продолжительность жизни, высоченные средние зарплаты как по стране, так и у отдельных категорий работающих.

Для сведения - московский дворник, оказывается, получает 45 000 рублей. Воспеваются рекордные урожаи, невиданные ранее объемы добычи нефти и газа, в общем, делается всё, чтобы народ свято верил, что он живет в замечательное и прекрасное время.

Правда, денег у народа нет, но ничего – вы держитесь и хорошего настроения. В общем, прошлое было беспросветно мрачным и жутким, а все, что произошло после 1991 года – это сплошные святые годы.

Но вернемся к советским военнопленным. Ведь их нелегкая и трагическая судьба также была призвана показать весь ужас прошлого и выгодно оттенить «великую, устремленную в будущее» постсоветскую эпоху.

Про страшную судьбу советских военнопленных, угодивших из гитлеровских лагерей в сталинские, кто только ни писал. Неполживые пророки, лагерники со стажем, лагерники без стажа, знакомые лагерников и знакомые знакомых лагерников. Тема эта была очень востребована в период хрущевской оттепели и горбачевской гласности. А раз был спрос, то было предложение.

Если бы кто-то задался целью прочитать все то, что было написано о страшной судьбе военнопленных, которых эшелонами гнали из Европы прямиком на Колыму, то читатель, наверняка, поседел бы и до конца дней наблюдался бы у психиатра. А возможно, и угодил бы в желтый дом, зажав под мышкой томик «архипелага» или «колымских рассказов».

Но вот незадача - как начинаешь знакомиться с этой темой ближе, то выясняются интересные подробности.

Оказывается, что из почти 1,8 миллиона вернувшихся в СССР советских военнопленных в лагеря были отправлены чуть более 330 тысяч человек. Причем отправили их туда не для уморения голодом, расстрела или умерщвления другим способом, а для отбывания наказания за совершенные в годы войны преступления.

Хотя некоторые горе-исследователи рассказывают о том, как прибывавшие в 1945 году в Мурманск и Одессу советские военнопленные моментально, без всякого суда и следствия расстреливались, едва ступив ногой на родную землю.

Конечно, многие расстреливались. Кого-то и вешали. Но не при сходе с корабля на берег, а после проверки в специальных фильтрационных лагерях на предмет сотрудничества с оккупантами. И только после завершения проверки в отношении бывших военнопленных выносилось постановление.

Подавляющее большинство попавших в плен солдат и офицеров Красной Армии либо возвращалось на службу, либо увольнялось в запас. А вот кто проверку не проходил, тот оправлялся в лагеря, на спецпоселение или приговаривался к смертной казни.

Как, например, изменники Родины генералы Власов, Буняченко и Трухин. Вместе с тем стоит отметить, что 27 советских генералов, попавших во время войны в плен, по возвращении в СССР были восстановлены в званиях и ещё долгие годы продолжали службу.

Очень часто проверка в фильтрационных лагерях давала удивительные результаты. Так, лейтенант и будущий писатель Л. Самутин попал в плен 1 июля 1941 года в Белоруссии. Причем попал в плен во сне – немцы извлекли его из стога сена, где он отсыпался со своими бойцами. Боевого охранения выставлено не было, бойцы не были проинструктированы, как действовать при появлении противника – налицо была халатность. За одно это Самутин мог пойти под суд.

В 1942 году Самутин решает перейти на сторону немцев и вскоре оказывается в рядах эсэсовского воинского формирования русских националистов «Дружина». А завершение войны он встречает в чине капитана РОА, занимая должность начальника отдела пропаганды. То есть это уже не рядовой власовец, а вполне себе серьезная шишка.

В 1946 году Самутин попадает в советский фильтрационный лагерь и, казалось бы, за все свои «подвиги» стопроцентно должен был бы получить «вышку», но получает всего лишь 10 лет лагерей.

Дальнейшая его судьба не менее интересна – в 1953 году он участвует в лагерном восстании и опять без серьезных для себя последствий. В шестидесятые годы Самутин знакомится с Солженицыным, делится с ним материалами по власовскому движению и даже прячет у себя на даче рукопись «Архипелага ГУЛАГ».

Видимо, неплохо жили в СССР бывшие власовцы, если удалось обзавестись дачей, да и не ей одной. И куда только смотрели людоеды из НКВД, сначала впаяв весьма гуманный срок начальнику отдела пропаганды РОА, затем не обратив внимания на его участие в лагерном восстании и всего лишь пожурив за закопанную на грядке антисоветчину.

Вот и думай, кому после этого верить? Самутину или его знакомцу Солженицыну? Один в своей книге «Я - власовец» говорит одно, а другой в своем «Архипелаге» – совсем другое. Стоит также напомнить, что оба являлись офицерами Красной Армии, и один за измену Родине получил десять лет лагерей, а другой за антисоветские письма к другу с фронта в самый разгар войны – восемь.

При этом оба считают себя жертвами сталинских репрессий, хотя служи они в вермахте или французской армии, то последствия для них могли быть куда более печальными. Немцы ставили к стенке и за меньшие прегрешения, а французы с коллаборационистами общались исключительно с помощью изобретения Жозефа Гильотена. А уж занимайся они антиамериканской деятельностью в США, то не книжки бы писали, а прошения о пересмотре тридцатилетнего срока или пожизненного заключения.

Не меньшее удивление вызовут и некоторые документы. Так, 9 июля 1946 года вышло постановление СНК «О порядке назначения и выплате пенсий военнослужащим, получившим инвалидность во время пребывания на службе в Красной Армии, на фронте и В ПЛЕНУ». Какой-то непонятный гуманизм Советской власти, которая, по логике либералов, должна была сгноить военнопленных в лагерях, но вместо этого назначает им пенсии по инвалидности.

Не меньшее удивление вызывает и обязательное восстановление бывших военнопленных в гражданских правах, включая социальное страхование, избирательное право и трудовое право.

И уж совсем ни в какие ворота не лезет следующее: бывшие военнопленные получали все те же льготы, что и демобилизованные красноармейцы, кроме того, имели право на возврат занятой другими людьми ранее числившейся за ними жилплощади. А если речь шла о доме в сельской местности, то им на пять лет предоставлялась ссуда в размере 5 000 рублей на обустройство и ремонт жилья.

Если дом пострадал или был разрушен во время ведения боевых действий, то ссуда увеличивалась до 15 000 рублей, а срок её погашения составлял 15 лет. При этом определенный объем стройматериалов (древесины) предоставлялся бесплатно. И ссуда выдавалась не под 15-24% годовых, как это делается сейчас.

Получается, что никакой дискриминации, не говоря уж о бессудных расстрелах на одесской или мурманской пристани, и в помине не было. Если солдат или офицер проходил проверку в фильтрационном лагере и выяснялось, что в преступлениях против собственной страны и народа он не замешан, он полностью восстанавливался в гражданских правах.

Но если проверка давала обратный результат, то за этим вполне справедливо следовало наказание. Так было и так будет всегда и во всех странах, и СССР не был каким-то исключением из правил.

Зато как включишь телевизор, так там помимо «успехов» встающей с колен страны непременно крутят последний бой майора Пугачева или аналогичные поделки. И нет бы кто-нибудь сказал, что колымский рассказчик Шаламов выдумал эту историю от начала и до конца, взяв за основу бегство с воркутинского прииска 25 июля 1948 года двенадцати зеков во главе с уголовником и бывшим полицаем Тонконоговым.

Сказал бы кто-нибудь, что среди зеков только двое были бывшими советскими военнослужащими, получившими сроки за вполне конкретные преступления, а все остальные – бандеровцами. Но с легкой руки Шаламова, превратившего дважды судимого полицая Тонконогова в майора-героя Пугачева, и пошла гулять эта лагерная байка про «великий бой» невинно осужденных советских солдат с «псами кровавого режима» сначала по книжным страницам, а затем перескочила на кино- и телеэкраны. И ладно бы это был единичный случай.

Вот так и вбивается в голову переписанная в угоду постсоветским правителям история. На одну-две правдивые книги о периоде 30-50-х годов появляются десятки, оплевывающие историю. На «Брестскую крепость» и «28 панфиловцев» вываливается куча «штрафбатов», «сволочей», «дней в мае», «московских саг» и т.д.

Извратить и вывернуть наизнанку готовы всё, не гнушаясь самой распоследней ложью типа несуществующей сталинской фразы «военнопленных у нас нет, есть предатели» или «нет человека, нет проблем». И вкалывают эти «мастера культуры» с внутренним гражданством OAR, не покладая рук, ударно выдавая «на гора» все новые и новые «шедевры».

Остается только догадываться, какой мерзости они насочиняют и наснимают в дальнейшем…

Комментарии читателей
24.03.2018, 14:28
Гость: Великоросс

Ты вааще о чем? Все комментарии есть вбросы в принципе. Вбрасываю: я-то Великоросс. А ты кто - грузиновзасос или совкоотбросс? :)

22.03.2018, 20:48
Гость: Моряк

А ты великоросс или великовброс 74%-ный?

13.03.2018, 14:29
Гость: Великоросс

А я знал даже двух человек, которые в Великую Отечественную попали в окружение. Потом вышли в городок, занятый уже гитлеровцами. В той тяжелой ситуации, пытаясь выжить, попытались устроиться в местную полицию. Получив временные документы, побежали дальше, опять пристроившись в каком-то городке. Потом пришли наши. Эти двое срочно уехали в третий городок, где их совсем не знали. Там они и прожили тихо свою оставшуюся жизнь. И что из этого следует? То, что советская власть очень добрая и пушистая?? :)

]]>
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.