Химоружие США в Панаме. Российские экологи приоткрыли завесу секретности

17:49 22.11.2018

Войска США покинули Панаму, оставив секретные захоронения химического оружия, а затем просто взорвали бомбы

Российские экологи, участвовавшие в феврале 2018 года в экспедиции «Vista IEE» в тихоокеанской акватории Панамы, рассказали о поиске следов возможного заражения химическим оружием, оставленным армией США на острове Сан-Хосе (San Jose), входящем в состав Жемчужных островов (Las Perlas).

Остров служил полигоном для совместных с Канадой и Великобританией «тропических испытаний» боевых отравляющих веществ, которые с 1939 г. по 1945 г. США планировали использовать в войне с Японией, а в 1964–1975 гг. в войне во Вьетнаме.

После окончания военного вмешательства (в 1999 году) войска США покинули Панаму, оставив в стране многочисленные секретные захоронения химического оружия. В частности, неизвестна судьба оставшихся в стране двух с половиной тонн мин с компонентом Ви-икс (VX), являющимся оружием массового поражения и самым токсичным из когда-либо искусственно синтезировавшихся веществ, применяемых в химическом оружии, две капли которого на коже человека приводят к летальному исходу.

Но если места нахождения Ви-икс в Панаме точно неизвестны, то как минимум 8 стокилограммовых бомб с предположительно фосгеном и ипритом, забытые американскими военными на Сан-Хосе, были вполне себе реальны и нанесены на GPS-карты.

Препирательство панамских властей с Соединёнными Штатами по поводу того, кто должен зачищать и обеззараживать территорию, длятся с 2002 года: панамские власти совсем не рады нахождению в списке стран, имеющих запрещённое химическое оружие, но средств для ликвидации последствий американского «пикника на обочине» у них нет.

Только в 2017 году, в том числе и под давлением ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия), Вашингтон признал свои боеприпасы, согласился выделить на их утилизацию и очистку острова средства из бюджета и обязался прислать специалистов, которые в течение 8 месяцев (до конца года) должны были закончить зачистку.

Однако до недавнего времени снаряды со смертельной начинкой продолжали ржаветь под палящим панамским солнцем, а американцы даже не приступали к работе.

Наконец в период с 13 сентября по 3 октября 2017 года на остров прибыли около 90 американских военных, 6 вертолётов и корабль обеспечения, которые… просто взорвали те самые ранее найденные 8 бомб с химической начинкой, «использовав дождь для рассеивания веществ».

Неплохо, да? Высокотехнологичная операция по зачистке острова якобы обошлась бюджету США в 13 миллионов долларов, о чём они торжественно отрапортовали на пресс-конференции, провозгласив Сан-Хосе свободным от химического оружия, но забыв рассказать о последствиях своей работы для атмосферы и прибрежных вод.

Однако, помимо сомнительного способа уничтожения особо опасных видов боеприпасов, к США остаётся ещё много вопросов. В частности, Карлос Гевара Манн, директор магистратуры по международным связям с Панамой Флоридского государственного университета, заявил: «Я полагаю, что в стране может быть больше химического оружия».

Хуан Мендес, бывший сотрудник Панамской канцелярии (1999–2003 годы), связанный с визитом ОЗХО в Панаму в 2002 году, сказал: «Проблема в том, что они уничтожают восемь бомб без тщательного изучения всего острова, чтобы увидеть, есть ли там ещё подобные артефакты, и это кажется мне безответственным с любой стороны».

Артемий Семёновский, руководитель проекта "Vistaeco", под эгидой которого проходила панамская экспедиция «Vista IEE», рассказал детали операции экологического десанта и поделился уникальными кадрами:

Основную тревогу вызывают детонаторы, которые, скорее всего, установлены на бомбах и из-за которых сами панамцы категорически не хотели их даже трогать, хотя Штаты долго настаивали на выполнение этой грязной работы руками местных граждан, обещая взамен щедрое финансирование.

Каковы бы ни были ТТХ детонаторов, пироначинка боеприпасов, разумеется, сдетонирует при контакте с открытым огнём, а пожары в сухой прибрежной зоне здесь сплошь и рядом - мы постоянно натыкались на прилежащих необитаемых островах на следы пожаров, вызванных попаданием молний и просто самовозгоранием высушенной экваториальным солнцем травы (за месяц экспедиции в период сухого сезона мы не наблюдали ни одного дождя).

И если при взрыве или разгерметизации боеприпасов фосген представляет опасность только в воздухе, то иприт и при попадании в воду остаётся опасным, образуя массу ядовитых соединений, которые с учётом направления течений веерно накроет всю близлежащую прибрежную зону, включая Панамский канал.

А если предметом утечки окажется Ви-икс, то он не только распространится в воздухе на десятки километров по всему радиусу от эпицентра (учитывая сложившуюся в района Сан-Хосе розу ветров), но и сохранит свои отравляющие свойства в океане на период до полугода, благодаря своей низкой растворимости в воде.

Ужасные последствия применения VX известны человечеству по примерам с отравлением трёх диссидентов секты «Аум Синрикё» и убийству брата Ким Чен Ына в Куала-Лумпуре.

Отдельное беспокойство вызывают так называемый «красный прилив», неоднократно наблюдавшийся нами в водах Las perlas. Хотя это явление, вызываемое выбросом ядовитых токсинов одним из видов водорослей, известно с библейских времён, причины его так до конца и не изучены.

Однако экологи склонны считать такое поведение водорослей реакцией на некие стрессы, возможно, вызванные антропогенным воздействием.

Мы не исключаем, что спровоцировать их могли выбросы отравляющих веществ с Сан-Хосе. Настороженность вызывают и встреченные нами трупы рыб и животных, а также вялое и заторможенное состояние акул в зоне красного прилива.

Остров Сан-Хосе имеет площадь 44 квадратных километра и является частным владением имея на своей территории подразделения SENAFRONT (Национальная пограничная служба Панамы).

Собственно, вся территория островов, равно как и все прибрежные воды вплоть до границы с Колумбией, находятся под их усиленным контролем, что абсолютно оправдано необходимостью не только пресекать наркотрафик и поток нелегальных мигрантов, но и блокировать возможность потенциальных террористов (в прилежащих районах колумбийской сельвы полно диссидентов FARC и прочих представителей террористических движений) получить доступ к оружию массового поражения.

Мы постоянно испытывали на себя пристальное внимание «Сенафронта», которые перехватывали наш легкомоторный катамаран как на воде, так и при стоянке в сельве для проверки документов и получения информации о целях и маршруте группы.

При движении вверх по течению реки Самбу на несколько десятков километров в глубь континентальной части, нас обязали получить официальное разрешение на посещение региона, где был задекларирован экологический характер экспедиции.

Собственно, в наши планы не входило высаживаться непосредственно на Сан-Хосе, милитаризованный сегмент которого составлял не более 10 процентов площади острова, а на остальной части этого тропического рая сейчас расположен отель и зона отдыха для туристов (в смелости им не откажешь).

Для экомониторинга нас интересовали биологические образцы с ближайших островов группы и континентального побережья, омываемые течениями и обтекаемые воздушными массами, проходящими через Сан-Хосе и с минимальными примесями сторонних антропогенных токсинов, не входящих в перечень выявляемых.

В обозначенных точках были взяты образцы травянистых, кустарниковых и древесных растений, которые служат прекрасными биомониторами, накапливая и аккумулируя в листве токсические вещества из атмосферного воздуха и накапливая их в корневой системе при заборе из почвы.

Особый интерес представляли семена растений, в меньшей степени аккумулирующие вредные примеси, чем корни, кора и листва растений, но по которым можно отследить вторичные фазы перехода токсинов в плоды и в структуру взрослого растения.

Конечно, вероятность обнаружения вредных химических компонентов в проращённых образцах флоры весьма низка и маловероятна, но если таковые всё же будут обнаружены, то это будет являться совершенно чётким сигналом наличия загрязнения. Комплексная экспертиза биоматериалов будет проводиться в сертифицированных лабораториях после всхода всех семян, находящихся сейчас на фитополигоне «Vistaeco».

Если наличие элементов химического загрязнения окружающей среды не будет обнаружено, то все добытые образцы будут служить контрольными экземплярами, на основании сравнительного анализа которых (по морфологическим, биохимическим и прочим параметрам) с полученными в дальнейшем экземплярами мы сможем судить об изменениях экологической ситуации в регионе и успешности проведения мероприятий по ликвидации и дезактивации боевых отравляющих веществ.

Исследования растительных образцов помогут определить возможность их применения для фиторемедиации области возможного заражения в качестве фитоэкстракторов и фитостабилизаторов - живых фильтров для задержки, локализации и сбора из окружающей среды поллютантов.

Отмечу, что сама проведённая США операция по нейтрализации БОВ представляет определённый риск для экологии не только в силу своей сложности и специфичности, но и в связи с фактором возможных финансовых махинаций - например, вместо использования выделенных средств на реанимацию взлётно-посадочной полосы на острове и прочие транспортные расходы по вывозу боеприпасов, исполнители просто взорвали эти бомбы.

С таким же успехом они могли бы их выбросить в океан. Вероятно, это были одни из самых дорогих взрывов в мире, ведь они обошлись в 13 миллионов долларов. А во сколько это обойдётся окружающей среде?

Экспедиции «Vista IEE» не получают помощь от государства, а финансируются многопрофильной социально-ориентированной компанией «Виста трейд», разрабатывающей экологическую документации в рамках упоминавшегося проекта «Vistaeco».

Компания вкладывает свою прибыль в общественно-значимые российские и международные инициативы, в том числе в экологические проекты и исследования.

Автор: CPLCRB-press
Изображения: Vistaeco