Другая жизнь гигантов

15:59 14.11.2002

  Они были рядом, как Квазимодо и Эсмеральда, - на расстоянии всего нескольких десятков метров. Сначала нашли его, а через 20 лет раскопали ее - так говорил Сергей Рычагов,

 

Они были рядом, как Квазимодо и Эсмеральда, - на расстоянии всего нескольких десятков метров. Сначала нашли его, а через 20 лет раскопали ее - так говорил Сергей Рычагов, реставратор Азовского музея краеведения, указывая на останки трогонтериевой мамонтихи, обнаруженные под Кагальником.

Прогулки с динотерием

…Нет на Дону издания, которое не писало бы о трогонтериевом мамонте из Азовского музея: этот исполин, побывавший  в Японии, занимает ползала, возвышаясь над каждым сюда входящим. Рядом с мамонтом табличка, из текста которой следует, что гиганта в течение почти 20 лет реставрировал в Эрмитаже известный мастер.

Среди экспонатов музея - немало других интересных находок. В их числе – останки еще более древнего обитателя наших краев - динотерия. Рядом с ним нет таблички с волшебным почти словом «Эрмитаж», но специалисты – палеонтологи говорят, что динотерия восстановили качественно и быстро. Трудился над ним свой, азовский, мастер - Сергей Рычагов. Не любопытно ли это? И я решила побывать в азовской палеонтологической лаборатории.

По дороге мне вспомнились кадры популярного британского сериала «Прогулки с динозаврами» и тот фильм, где рассказывалось, как изготавливали муляжи древних монстров: компьютеры, компьютеры и компьютеры, с помощью которых экспериментировали и даже делали смелые научные предположения. Бесчисленные шкафчики, ящички с какими-то карточками, древними косточками… Какие-то замысловатые инструменты…

Войдя в эту лабораторию, я поняла справедливость старой истины: кино и жизнь – это разные вещи, особенно если кино – зарубежное. Рядом с собранными по осколочкам останками «Эсмеральды» стояла стандартная бутылочка клея «ПВА», рядом – проволока, гипс,  словом все то, что реставраторам зарубежным, должно быть, представляется глубокой стариной. Компьютеров не было и в помине, и отсутствие их Сергея Рычагова не очень-то и смущало:

 -               Форму горшка ли, кости нужно чувствовать руками, - сказал он.

  -               А если ошибутся руки?

-               Палеонтолог мирового уровня работу проверяет: забракует, значит, переделаем.

То, что нелегкая работа из болота тащить бегемота, всем с детства известно. Реставратору еще труднее: берцовую кость динотерия от лаборатории до музейного зала несли вчетвером. А каково было Рычагову работать с ней без всяких подъемных устройств? Тут поневоле станешь и рационализатором, и изобретателем, и вообще – мастером на все руки.

Как у Тура Хейердала

Первое правило реставратора: сохранить как можно больше природного материала, даже если он рассыпается в труху. Но бывает, что реставратору приходится превращаться в скульптора. Однажды был у Рычагова заказ на восстановление черепа хазарского мамонта, от которого остался лишь… один-единственный бивень. Череп «хазара» Рычагов вылепил по фотографиям останков сородичей этого мамонта, представленных в других музейных коллекциях. А реконструировать второй бивень ему неожиданно помог… Тур Хейердал. Нет, это было задолго до того, как Хейердал приехал в Азов, чтобы откопать здесь вещественные доказательства в пользу одной из своих гипотез. Просто Рычагов задумался, как сделать бивень хазарского мамонта легким и прочным, и вспомнил знаменитые путешествия Хейердала на тростниковых лодках. Растущий по берегам Азовки камыш как нельзя лучше подошел для этой цели. Этим камышом он обмотал проволочную арматуру, обмазал гипсом, покрасил под цвет старой кости… И в зале палеонтологических древностей появился еще один экспонат.

…По иронии судьбы палеонтологическая лаборатория располагается под одной крышей со стоматологическим кабинетом. Врачи порой называют в шутку Рычагова коллегой: мол, они занимаются людской стоматологией, а он – мамонтовой.

-               «Доисторические» гиганты тоже страдали от кариеса? – спрашиваю я, глядя на огромный раскрытый рот «Эсмеральды».

-               Кариеса у них не было. Как, впрочем, и у древнего человека. Даже сломанных зубов у мамонтов я не видел. Только стертые. Слон умирал, когда у него стиралась четвертая смена зубов. Новые зубы «вытесняли» старые, подобно движению гусеничной ленты.

Но – всему свой срок, и не каждый мамонт доживал до своей четвертой зубной смены. Вот и «Эсмеральде» не пришлось узнать, что такое беззубая старость. Впрочем, проблема земных сроков приобретает в палеонтологической лаборатории иное звучание: ведь прах здесь – еще не конец…

Комментарии читателей
]]>
]]>

xProduct()

]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.