]]>
]]>

Сергей Черняховский. От национальной Компартии к националистическому «православию»

Практически вся масса «наследников Октября» предпочла не напрягаться и, приняв имя КПРФ, стала партией «коммунистов по разрешению»

Борьба на Украине вокруг церкви - каноническая или «национальная» -  в чем-то напоминает борьбу в России, да и на Украине, в 1992-93 годах вокруг Компартии: историческая (КПСС) или разрешенная национальная (КПРФ, КПУ).

 © KM.RU

Изначально, осуществив в августе 1991 года государственный переворот, Борис Ельцин запретил Компартию (КПСС). Тогда же Кравчук провел через Верховный Совет УССР запрет ее на территории Украины. В ответ, с одной стороны, начали возникать новые, леворадикальные компартии (РКРП, Союз Коммунистов, РПК), с другой – началось движение за восстановление КПСС, явочным путем восстанавливавшее прежние партийные структуры.

Основным движущим мотивом и силой этого движения было чувство сопричастности историческому корпоративному началу – подчас и тогда, когда сами убеждения данных членов партии были уже не вполне соответствовавшими историческому канону. Но канону соответствовала структура, и люди, чувствовавшие себя вступавшими в партию, образованную почти сто лет назад, совершившую в стране Революцию, победившую в Гражданской войне и разгромившую фашизм, не хотели расставаться с этим чувством сопричастности и ни вступать в какую-либо новую, пусть и тоже коммунистическую партию, ни оказываться вне поля партийной сопричастности.

Движение оказалось достаточно сильным, а власть слабой и, утратив популярность после начала гайдаровских реформ, не знающей, как противодействовать этому движению, с его подчас стотысячными демонстрациями.

После того, как массовое движение восстановления КПСС организационно обернулось проведением XX Всесоюзной Конференции КПСС, заявившей об официальном восстановлении деятельности партии и созыве XXIX съезда КПСС, власть оказалась в тупике. Репрессивно подавить движение она уже не могла, а признать восстановление КПСС, причем восстановление, демонстративно игнорирующее указы Ельцина о запрете, означало, по сути, признать, что авторитет партии в стране выше и значимее авторитета всей структуры государственной власти Бориса Ельцина.

По-своему показателен был момент, когда для того, чтобы помешать проведению восстановительного съезда КПСС, власть направила отряд спецназа, который, прибыв на место, занял круговую оборону и заявил, что намерен обеспечить безопасность его проведения. Все это сегодня мало кто помнит – но все это было. Когда-то.

И власть приняла элегантное решение: КПСС запретила, а КПРФ разрешила. То есть Конституционный суд принял решение о неконституционности запрета первичных организаций КП РСФСР, но не отменил запрет деятельности оргструктур КПСС.

В принципе, читать это можно было как угодно, но официальная трактовка предполагала, что отныне историческая партия (РСДРП-РСДРП(б)-РКП(б)-ВКП(б)-КПСС) не разрешена, но зато разрешена российская национальная партия, КПРФ.

Быть в КПСС означало бросить вызов власти и продемонстрировать, что ее требования члены партии соблюдать не намерены, как не соблюдали требования царского правительства, белых режимов и гитлеровских оккупационных властей.

Быть в КПРФ означало признать законность власти Ельцина, реформ Гайдара, правомочность запрета самой КПСС.

Остаться в КПСС значило работать в запрещенной и не имеющей официальных прав партии.

Уйти в КПРФ позволяло и считать себя коммунистом - вроде бы не предать, - и быть разрешенным.

Ровно тот же процесс шел и на Украине, и здесь лидером борьбы против восстановления КПСС и утверждение национальной компартии был ставший первым секретарем ЦК КПУ Петр Симоненко.

Понятно, что для собственно идейного коммуниста работа в запрещенной структуре - ментально естественна.

Для коммуниста «по привычке» - дискомфортна: важно чувствовать себя «не запрещенным»: партбилет сохранил, взносы платит, на собрания ходит, «режим» проклинает, но законов проклинаемого режима не нарушает.

Большинство предпочло второй путь. Стали «коммунистами по разрешению». И в России, и на Украине.

Своего рода тест: ты действительно за идею - или по привычке.

Посмотрим, как будет с православием и «национальным православием» на Украине.

Сколько верных канону - а православие тем и отлично от остальных христиан, что строго хранит канон - и сколько «по привычке» - главное, что называться «православным», а суть - бог с ней.

Когда членов КПСС в 1991 году поставили перед выбором - отречься от привычного или пойти напролом, они все же, хотя и не сразу, пошли напролом. Но когда власть, поняв, что перед этой нарастающей волной давления и ненависти, похоже, не устоит, пошла на уступки и формат выбора изменила: разрешила быть коммунистами, но признающими ее власть и ее право запрещать или разрешать. Практически вся масса «наследников Октября» предпочла не рисковать, не напрягаться и, приняв имя КПРФ, стала партией «коммунистов по разрешению».

В чем-то этот же прием использован на Украине. Те, кто считал себя там православными, соотносили себя с той церковью, с которой связывали себя традиционно и которая организационно считалась частью Русской православной церкви. Ровно так же, кстати, как и Японская православная церковь, которая, впрочем, не требует для себя автокефалии на основании того, что существует на территории суверенного государства.

Уходить что в структуры отлученного Филарета, что в микроскопическую Украинскую актокефалию Макария никто не собирался, просто потому, что не собирались уходить куда-то оттуда, где всегда были. И продолжали ходить в те же церковные здания, в которые ходили и раньше. И готовы были их защищать. Если же эти здания объявляются зданиями тоже православной, государственно-поддерживаемой и внешне узаконенной церкви, какое-то время, возможно, и немалая часть считавших себя православными, но не вникавших в суть того, чему они присягали, может противиться и молиться на улице либо в неких иных лояльных зданиях. Но в какой-то момент свыкается с новой ситуаций и, руководствуясь той же привычкой, привыкает ходить в те же храмы, в которые и привыкли ходить раньше.

А если служители Порошенко догадаются не вешать там иконы с изображением Бандеры и Петлюры, и в обличье и обрядах мало что изменится, то эти «верующие по привычке» по привычке же продолжат опять же ходить туда, куда привыкли.

И вот этот момент особо интересен и значим: определение разницы и соотношения между теми, кто действительно является верующим и для которого все, сказанное в Символе веры – не слова, а живущие в нем смыслы, и много ли таких, и теми, кто либо был верующим по привычке, либо в последние тридцать лет стал верующим по политической моде.

И этот замер в принципе сам по себе предельно значим и интересен. И в плане анализа и прогнозирования развития политических процессов на Украине.

И, что много важнее, для осмысления более масштабной политической проблемы: есть ли у нынешней Церкви и нынешней Веры реальная сила вне силы делающего на нее ставку в политической борьбе и пытающегося опереться на нее государства.

Может ли нынешняя Церковь и нынешняя Вера вести за собой народ и быть его моральным пастырем и вдохновителем – или она имеет силу лишь тогда и постольку, когда и поскольку оказывается поддержана силой государственной мощи.

И еще: готово ли государство, провозгласившее себя покровителем некой веры, бросить свою силу на ее прямую, непосредственную и силовую поддержку - либо оно готово лишь морально осуждать, поддерживать и взывать к тем или иным фейкам, подобным «международному праву» либо «правам человека».

Если Вера есть – за нее нужно драться. Если за нее не дерутся – значит, этой Веры нет. 

Комментарии читателей
06.02.2019, 12:43
Гость: На пост от 03.02.2019, 23:11.

Да, общество защищается от безнравственности осуждением.
А в противном обществу случае, демократично разбитом утонченным искусством «как положить на все» на вытворяющих «поэтов», «художников» и прочих, отягощенных свободным поиском материальных благ, считается гуманно необходимым загнать безнадежно отставшее от них окружение в выгодное для себя лично и оттого «единственно верное для всех» извращение, призрачным спасением от которого остаются доносы поощряющей всю эту оргию иудовласти, чем та пользуется с вящим удовольствием по своему усмотрению.

04.02.2019, 17:33
Гость: Итог здесь всегда один.

Таким образом к 1985 мы утратили способность к самосохранению – Западу не было нужды тратиться на войну, традиция смерти устанавливалась при нашем согласии – мы ощущали себя полной отсталостью и осознанно шли на слом нашего сознания, «перестройку» под «цивилизованный Запад». Оттого стал возможным приход к власти проводников традиции смерти Горбачева и Ельцина и их господство.
Несогласные были, но не было и не могло быть людей способных их возглавить. – Вымысел социализма был несогласен с вымыслом либерализма. А Смысл Русского Предназначения иудейскими усилиями был из нас выбит, то есть наш выбор был в любом случае вне Истины, точно так же, как и в 1917, в том же совращении животной свободой. Только тогда, век назад, Государь Николай ІІ и царствующая семья сохранили верность Господу Иисусу Христу и России, за что и были преданы изуверами мучениям и смерти.
Благородство не рождается в одночасье.
А низость в человеческом обществе есть всегда, но, в отличие от прочей животной твари, Господь предоставил нам свободный выбор: оставаться в животном довольстве и вырождаться или встать на длительный и трудный путь самосовершенствования, будучи единственным творением способным стать Богом.

04.02.2019, 14:08
Гость: Отделив государство от Церкви, традиционного задела

хватило ровно на 3 поколения, где каждое последующее все более утрачивало наукообразно понимаемую и гнобимую, не без упорного содействия укрепившихся в сов.науке и культуре ярких поборников животного образа жизни, традицию Русского жизнеустройства, а значит и волю к его воплощению. Именно Русским воЗпитанием объяснимы свершения, трудовой и ратный подвиг 30-х и 40-х, когда до 60% людей считали себя верующими. Но время неумолимо, и им на смену шли воСпитанные уже по «сов.нормам», для которых личное мат.благополучие все более становилось смыслом жизни, а Западное мнение веским в понимании «умения жить». И к власти приходит подлец Хрущев, которого сменяет Брежнев – обычный мужик, еще сохранивший нравственное отношение, но не более того. А в обезсмысленном людском море уже зреет потребительство, наслаждение мат.изысками, где примером успешности становится паразититирующий Запад. Внутреннее содержание подменяется внешней броскостью – стиляги, хиппи… - и бравадой нарушения нравственной традиции, как бы то ни было, но еще выборочно продолжаемой наследниками Октября.
К власти приходит еврей Андропов, прежде сумевший(!) возглавить… госбезопасность.
Выбор «из грязи в князи» или «кто был ничем, тот станет всем» губителен, потому как обыватель, получивший власть и влияние в обществе, начинает «перестраивать» общество в соответствии со своим видением мира, в меру своей разпущенности, тем самым опуская общество до своего уровня и равенство возможностей обращается в их отсутствие.

]]>
]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.