Мордовский поселок Атяшево служил ставкой Аттиле

16:10 20.08.2009

В 2009 г. исполняется 115 лет поселку городского типа Атяшево, райцентру на русском северо-востоке Мордовии. Что же за название такое «Атяшево», какова его этимология? Заложили поселок близ села Атяшево в 1894 г. в связи со строительством Московско-Казанской железной дороги – в 80 км северо-восточнее Саранска. Но почему же то село именно так называлось?

Вопросы без ответов

В эрзянском языке (одном из двух языков мордвы) Атяшево имеет два смысла, один страннее другого. Первый: «старый, старинный, коренной, основной предок». Второй: «верховодец, самый главный». Достаточно бросить взгляд на Атяшево с пригорка, и россыпь из двухсот белых домиков в низине заставит усомниться в верности второго перевода. Разве может быть «самым главным» поселочек, где едва 6000 жителей наберется? Да и о каком «коренном предке» идет речь в первом варианте? При чем здесь Атяшево? Вроде бы хватает в Мордовии куда более старых населенных пунктов, которые существовали еще до русской колонизации... Но это далеко не все вопросы.

Вот, к примеру, соседний с Атяшево райцентр Ардатов, первое письменное упоминание о котором относится к 1671 г. Что за слово такое «Ардатов», похожее на русскую фамилию? Может, оно происходит из мордовских языков, эрзянского или мокшанского (финно-угорская языковая семья)?

Или взять хорошо известный Алатырь, который первые советские руководители Чувашии умолили передать из Мордовии в состав их республики, не имевшей в ту пору иных промышленных центров. Город назван по реке Алатырь, и советские историки приучили народ к мысли, будто слово проистекает из несуществующего эрзянского «латор», якобы сокращению от «латордомс» – «шуметь», «греметь». Но тут ведь явная «накрутка»: равнинная речка Алатырь буйным нравом даже в половодье не отличается – течет себе тихонько, никого не обижая.

Вот, кстати, и краеведы Марискины (отец Иван и сын Олег) в книге «Летопись Атяшевской земли» (Саранск, 1998) говорят, что «Алатырь» – это «деформированный перевод с эрзянского языка на русский». Кто же его деформировал? Вряд ли Иоанн Грозный, который в 1552 г. основал Алатырь на месте домонгольского еще селения Латор Ош («ош» по-эрзянски «город»)...

Напомним, что волшебную гору Алатырь русские заговоры да легенды помещают куда-то в Балтийское море – на остров Буян. Сказочный Алатырь-камень ассоциируют то с алтарем, то с янтарем, но никакого этимологического родства здесь быть не может, как и географического. Одно лишь созвучие: латинское altaria (алтарь) произошло от altus – «высокий»; окаменевшая же смола берет свое русское название в литовском gintaras и латышском dzintars.

А село Стемасы близ чувашского Алатыря? Его этимологию днем с огнем не найти: из какого языка взялось, что означает, не знают ни учителя истории из местной школы, ни ученые из НИИ гуманитарных наук при правительстве Мордовии. Кто-то говорит, что вторая половина слова, «месо», по-венгерски (тоже финно-угорская языковая семья) означает «поле», «местность». А что значит первая половина – «сте»? Нет ответа. Еще «тоньше» происхождение названия села от протекающей по нему речке Стемас – притоку Суры. Речку-то саму почему так назвали? Молчание.

Из нездешней дали

Несомненно, все эти имена куда более древнего происхождения, нежели сами мордва или чуваши. Дописьменная судьба Мордовии, Чувашии и сопредельных поволжских краев уводит в весьма далекие дали. В 221 г. до н.э. неистовый Цинь Ши хуанди покончил с эпохой Воюющих царств, железной рукой объединив Китай и став первым его императором. Теперь китайская армия была достаточно сильна, чтобы покарать полудиких хунну, которые разоряли китайцев набегами с севера – из степной местности, которая в ту пору, как и сегодня, именовалась Ордосом.

Под предводительством полководца Мын Тяня китайцы сокрушили кочевников хунну, и те бежали из Ордоса на северный берег Хуанхэ – лишь река спасла их от истребления. А Цинь Ши хуанди решил навсегда обезопасить северные рубежи своей империи и повелел обнести ее стеной от Желтого моря до Тибета. В течение десяти лет круглые сутки в две смены трудились два миллиона человек: ничего подобного ни до, ни после не знало человечество. Великая китайская стена устремилась одновременно на запад и восток, разрезав Ордос надвое.

Однако хунну не собирались отказываться от своей родины. Рухнула империя Цинь, на обломках которой возникла империя Хань, и ее основатель Лю Бан уже в 198 г. до н.э. признал себя данником степняков. Вот почему спустя полвека ханьский император У-ди вновь решил покончить с хунну. В 127 г. до н.э. его закаленные воины вновь выбили хунну с родных пастбищ – на сей раз навсегда.

Отойдя на северо-запад, кочевники оседлали единственную торговую артерию, соединявшую Китай с Западом, – Великий шелковый путь. Отныне почти 300 лет кряду под ударами китайских войск хунну обречены были отступать. В I в. н.э. они обрели, казалось, новую родину – близ Аральского моря (ныне юг Казахстана), за 4000 км от Ордоса.

Увы, даже здесь хунну мешали китайцам, и ряд сокрушительных поражений вынудил основную массу кочевников свернуть свои шатры: китайцы вторично лишили хунну родины (часть хунну признала власть китайского императора и обязалась охранять Китай подобно тому, как «варварские» племена стерегли границы Римской империи). Основная масса народа, «заглянув» в Сибирь, двинулась через пустыню к Каспийскому морю.

Наконец они разбили стойбища в Поволжье: по душе пришелся степнякам климат, бывший тогда заметно мягче нынешнего. Историк Лев Гумилев уверен, что пришельцы были приветливо встречены местными финно-уграми, во всяком случае, не осталось никаких свидетельств их взаимной вражды: «Двести лет прожили они в соседстве, и когда наступила пора дальних походов, на Европу двинулись не хунны и угры, а потомки и тех, и других, – гунны, превратившиеся в особый этнос».

В ходе дальнейшей миграции части гуннов в западном направлении и «попутного» покорения ими аланов сформировалась огромная Гунния. В 375 г. она уже простиралась от Поволжья до Причерноморья. Там, на берегах Понта Эвксинского, гунны наголову разбили многочисленных готов и вторглись в дунайские провинции Римской империи.

Даже после краха гуннов в Европе в V в. «материнская» часть их державы продолжала существовать и в VI в., и в VII в. в качестве Поволжской Гуннии. За 400 лет гуннское присутствие не могло не отразиться в топонимике. Правда, ее исследование – дело непростое, поскольку письменности не имели ни хунну, ни гунны. Уцелевшие во времени слова гуннского языка – это по большей части титулы и имена, исковерканные китайскими, индийскими, персидскими, греческими, римскими авторами.

Точно так же, как сами хунну были прототюрками-протомонголами, их язык является прототюркским-протомонгольским. Естественно, из современных языков он ближе всего чувашскому – самому архаичному из всей тюркской группы, которую делят на две ветви: западно-хуннскую и восточно-хуннскую. Неслучайно большой знаток тюркских этносов Гумилев намекал, что в чувашах наряду с угорскими генами течет кровь хунну, то бишь чуваши – гуннские потомки, тюркский элемент в которых позднее усилили протоболгары (булгары).

Мясо для Западной Европы

Плато Ордос прилегает с юга к современной Монголии, переходя далее в те самые предгорья Алтая, откуда век за веком, орда за ордой, уходили в Европу кочевники под разными именами: хунну, хазары, кипчаки, огузы, печенеги, половцы, татары. В IX в. в китайских хрониках начинает мелькать «мэнгу-ли» – монголы... Но хунну все-таки были первыми, и слово «орда», породившее название «Ордос», разлетелось по всему миру из их языка.

Нетрудно допустить, что того же самого корня и Ардатов, который при гуннах, скорее всего, назывался Ордас, а уж после получил название Ордат. Подобная диссимиляция (расподобление) вполне характерна для русских заимствований, например, в латинском mars «s» сменилась на «т», и возникло слово «март».

Выбор гуннами места на берегу реки Алатырь оценили по достоинству воеводы «тишайшего» государя Алексея Михайловича Романова, когда заново заложили здесь город Ордатов; первая гласная сменится на «А» уже в XX в. Кстати, имелась в Мордовии и Ардатова на реке Вачорлее, которую мордвины покинули из страха перед расправой за участие в движении Степана Разина; поселившиеся здесь затем русские назвали деревню более привычным для их ушей Вечерлеем. Никакого отношения эрзянский «Вачорлей» к русскому «вечеру», разумеется, не имеет – таковы причуды народной этимологии.

Гуннские вожди нередко наведывались в Поволжье, особенно в летнее время; неоднократно бывал здесь и Аттила (395–453). Впервые он совершил грандиозное путешествие по Гуннии еще в качестве наследного принца, в 413–421 гг. Как отмечает Мишель Луа в своей книге Attila Mon Ami. Mémoires d’Aetius («Аттила, мой друг. Вспоминания Аэция». Париж, 1997), реформы этого молодого гения позволили улучшить «связь между прикаспийскими степями и Дунаем, чтобы облегчить поставки продовольствия с востока на запад государства... Отныне ветчина и рис регулярно доставлялась из Азии до берегов Рейна».

Безусловно, для француженки Луа Поволжье – это уже Азия. На самом-то деле гунны кормили Европу свининой из Волго-Окского междуречья, а рис растили в своих среднеазиатских владениях, в то время куда более влажных, чем ныне. Дело в том, что условия для свиноводства в Поволжье близки к идеальным (подобно тому, как на подошвах Анд вырастают отборные овцы): это еще Аттила понял. Недаром в Нижегородской области тоже имеется свой Ардатов – еще один бывший гуннский Ордос.

«Он организовал стратегические и административные центры вдоль главных дорог, помогал населению развивать сельское хозяйство и промышленность везде, где это было возможно, – продолжает профессор Луа рассказ о великом гунне (перевод с французского д-ра физико-математических наук и эксперта ЮНЕСКО Григория Томского). – Аттила наладил производство высококачественного вооружения с применением восточной и западной технологий».

В результате Аттила создал превосходное войско: «В вооружении гуннов находится все лучшее, что было у встречавшихся им народов. Они умело применяют тяжелые метательные орудия, производят панцирь на своих уральских заводах».

Тонкости языкознания

В последний раз шаньюй Аттила посетил свои поволжские владения после блистательного вторжения в Италию весной 452 г. Уже к лету гунны захватили на Апеннинах все, что пожелали; оставался Рим. Но Аттила внял просьбам римского папы Льва и пощадил «вечный город». Обложив данью бездарного равеннского императора Валентиниана III (к этому времени именно Равенна была столицей Западной Римской империи), шаньюй увел свою конницу, чтобы присоединить к Гуннии Персию и Индию, против которых были заблаговременно брошены страшные всадники – гунны-эфталиты.

Однако участь Западной Римской империи была предрешена. Сорванные гуннами с насиженных мест племена – Великое переселение народов! – вновь ворвались в Италию и навсегда покончили с властью римских императоров: вот к чему в итоге привела торговля китайскими шелками. Лишь внезапная кончина Аттилы не позволила его замыслам сбыться в полной мере. Тем не менее, колено гуннов-эфталитов уже после его смерти сделало своими данниками и огромное Ново-Персидское царство (Сасанидский Иран), и Гуптскую державу (занимавшую 1/3 Индостана).

Так что же означает слово «Атяшево»? Деревни с таким названием имеются также и к востоку от Мордовии – в Челябинской области и в Башкирии. По-видимому, в эпоху наивысшей пассионарности – «длинной воли» – гуннов одноименных поселений было гораздо, несравненно больше. Конечно, «Атяшево» восходит к самому Аттиле и его титулу. Пожалуй, даже школьники знают, что «ата» в тюркских языках – «отец». Общеизвестно также, что «ил» – уменьшительный суффикс готского языка, т.е. «Аттила» переводится как «Папаша» или «Батюшка» (сравните также латинский суффикс ul: caliga – сапог, caligula – сапожок).

Титул «шаньюй» означал «высочайший», т.е. «пожизненный вождь». Слово сохранилось благодаря циньским и ханьским источникам, однако «невооруженным ухом» слышно, что китайцы непоправимо искромсали его на свой лад: «шань» по-китайски – «вершина», «Юй» – культурный герой китайской мифологии, который согласно Большому мифологическому словарю (Москва, 2008) спас людей от потопа, научил их рисоводству и прочему.

В современном татарском языке близкий смысл передается словом «юлбашчы» («вождь»): «юл» – направление, «баш» – голова. Подобно Ардатову (Ардас – Ордос), Атяшево пало жертвой позднейших «финноугоризации» и русификации. Название древней ставки Аттилы звучало, вероятно, близко к «Атюлбаш» – «Батюшка вождь». Во всяком случае, взаимная инверсия «б» и «в» в ту пору была широко распространена, например, в древнегреческом языке одна из букв звалась «бета» и обозначала звук «б», а в новогреческом языке та же буква приобрела имя «вита» и стала обозначать, соответственно, звук «в». Аналогична и проблема второй буквы еврейской азбуки, которая по сей день зовется в иврите одновременно и «бет», и «вет», и читается, соответственно, то как «б», то как «в».

По всей видимости, имя «Атяшево» гунны присваивали тем населенным пунктам, в которых великий шаньюй разворачивал свою ставку. Теперь понятно, отчего в эрзянском языке «атяшево» приобрело значения «первопредок» и «верховодец»? Необходимо признать, что гунны существенно повлияли как на языки народов Поволжья, так и на их этногенез. Сие значит, что и во многих русских течет кровь людей, которые за полтысячи лет противостояния китайцам превратились в непобедимых воинов.

«Наряду с татарами в великорусский этнос вошли угро-финские племена – реликтовые этносы северной части Русской равнины, – пишет Гумилев в книге "Древняя Русь и Великая степь" (1989). – Одни из них, приняв православие, слились со славянскими настолько, что забыли свои былые самоназвания. Таковы меря, мурома, голядь и заволоцкая чудь. Другие удержали имена своих предков: чуваши, черемисы (мари), вотяки (удмурты), мордва, ижора, вепсы и другие, но это не мешало их контактам с русскими. Поскольку они жили в своих привычных ландшафтах, т.е. "дома", их общения с великороссами следует назвать симбиозом, который тоже усложняет этническую систему и тем укрепляет ее».

Агропром пятого века

Предположительно, и село Стемасы, и райцентр Алатырь также возникли тысячи полторы лет тому назад на местах гуннских стоянок. Следовательно, этимология этих названий может произрастать из почти утраченного человечеством гуннского языка.

«Изучение древних поселений и могильников мордвы устанавливает преемственную связь с более древними местными племенами Городецкой культуры (VII в. до н.э.–V в. н.э.), – сообщает Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. – Эти связи прослеживаются в орудиях труда, типах жилища, технике изготовления гончарной посуды, украшениях».

Начиная с 1940-х гг., в Атяшевском районе и близ самого райцентра Атяшево, и у сел Алово, Андреевка, Дады, Лобаски, Тарасово, и в 18 км от Атяшево у деревни Козловки найдены многочисленные курганы так называемой Срубной культуры. Исследователи связывают их с ираноязычными племенами, появившимися здесь 3500 лет назад.

Однако известно, что гунны также отчасти принадлежали этой культуре – хоронили в деревянных срубах, над которыми и насыпали курганы. Например, подобные гуннские могильники обнаружены в Забайкалье.

А еще для Волго-Окского междуречья характерна Дьяковская культура – неужто и среди ее представителей нет намеков на гуннов? Не пора ли наконец всерьез задуматься о «более древних местных племенах» (см. цитату выше)? Кто эти люди, откуда взялись? Гумилев-то ясно указывает: «Именно Волга, замерзающая зимой, была дорогой угров и гуннов на север. Ту же роль в Зауралье играли Обь и Енисей».

Зачем же делать вид, будто Поволжье впервые познакомилось с тюрками в лице татар? И, кстати, не являются ли ветвью гуннов загадочные буртасы, чей племенной союз неясного пока этнического состава существовал в Поволжье в V–XI вв.? А ведь «культура буртасов наверняка оказала влияние на формирование культуры мишарей и мордвы», – сказано в упомянутой энциклопедии Кирилла и Мефодия...

По свидетельству византийского историка Приска Панийского, неоднократно бывавшего на пирах гуннов, их мудрый предводитель Аттила, из которого позднейшая европейская мифология слепила образ едва ли не самого дьявола, питался исключительно мясом. Не укрылся от наблюдательного Приска и тот факт, что среди ближайших сподвижников гениального шаньюя было немало славян. Сегодня практически не остается сомнений, что все они – во главе со своим грозным предводителем – за обе щеки уплетали восхитительную свиную ветчину, произведенную древним «агропромом» Поволжья.

Автор: Виктор Бирюков.

Темы: Наука
Комментарии читателей
]]>
]]>
]]>
image
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.