Столетний юбилей Солженицына - что празднуем?

Нобелевскому лауреату и автору «Красного колеса» исполнилось сто лет, что и было с размахом отпраздновано

К столетнему юбилею нобелевского лауреата выпущена почтовая марка, в Москве открылась трехдневная конференция, а в городе его детства Кисловодске школьники устроили показ спектакля «Саша. Саня. Александр». Также в Москве появился ещё один памятник неполживому пророку и «неподкупной совести нашей», в открытии которого примет участие Владимир Путин после прощания с правозащитницей Людмилой Алексеевой.


Фото с сайта wikimedia.org

Судя по масштабу празднования, создается такое ощущение, что Солженицын – это наше всё, едва ли не второй Пушкин или Толстой. Дескать, не было в истории русской и советской литературы более значимой фигуры, чем автор «Матренина двора».

При этом никто не хочет замечать очевидного – король-то голый и никому не нужный. Его сочинения годами пылятся на полках книжных магазинов, а уж если кому приспичит обзавестись всеми его «глыбами», то сделать это можно практически за копейки. Что говорит о практически нулевом спросе на нетленку великого пророка.

Покупателей с каждым годом становится всё меньше. Можно с полным основанием утверждать, что Солженицын давно выброшен с корабля современности. По причине того, что он весьма малоинтересный писатель, да и как писатель оставляет желать лучшего, о чем давно говорили многие его коллеги, например, В. Войнович да и не он один.

Можно бесконечно перечитывать «Тихий Дон» Шолохова или «Горячий снег» Бондарева, но вот перечитывать тягомотные «глыбы» Солженицына желания нет никакого.

В свое время о феномене Солженицына было написано несколько книг, где буквально построчно разбирались его творения, а также его жизнь. Последней касаться не будем – она получилась такая, какая получилась – а вот относительно книг Александра Исаевича поговорить стоит.

Практически все исследователи творчества Солженицына сходятся в одном – начал он за здравие, а кончил за упокой. Первые его книги были хоть и не шедевральной прозой, но хотя бы читаемыми, а вот самый масштабный труд его жизни - «Красное колесо» – это уже было нечто за гранью.

Написаны все эти «узлы» были откровенно плохо, скучно и эталонно-занудно, с использованием не существующих в русском языке нелепых, придуманных слов, и вряд ли найдется хоть кто-то, кто это смог осилить.

По большому счету, «Красное колесо» раздавило писателя Солженицына, продемонстрировав его неспособность к созданию таких масштабных произведений. Написать-то тома он написал, но даже «Капитал» Карла Маркса читается с большим интересом, хотя та ещё нудятина.

Отдельная тема – «Архипелаг ГУЛАГ». Во всей русской литературе сложно отыскать более неоднозначную книгу.

Помнится, вождь мирового пролетариата с отвращением отзывался о романах Достоевского, называя их «пахучими», но ему ещё сильно повезло – он не читал «Архипелаг ГУЛАГ».

От этой книги просто-таки смердит за версту, а количество откровенного и сознательного вранья и передергивания фактов привело бы – и наверняка приводило – в восторг самых ярых, клинических русофобов - антисоветчиков.

Читая эту книгу, поражаешься не тому, что там написано, а тому, как же сам неполживый пророк выжил в том аду? Да не только выжил, но и был излечен от рака «истребительной», по его словам, лагерной медициной.

Если кто забыл, то арестован Солженицын был на фронте, за переписку с друзьями, в которой он, офицер, всячески поносил Верховного Главнокомандующего. Что по условиям военного времени вообще-то является серьезным преступлением, и в любой другой стране при аналогичных обстоятельствах его участь была бы незавидной.

Однако Солженицын не получил серьезный срок и уж тем более не был приговорен к высшей мере, хотя в «Архипелаге ГУЛАГе» он неоднократно утверждал, что множество людей было расстреляно и за меньшие прегрешения, а из восьмилетнего полученного срока он большую его часть провел на непыльной работенке, подвизавшись то физиком, то бригадиром, то ещё кем-то.

А потом и вовсе огорошил признанием, что, оказывается, он подписал некую бумажку о сотрудничестве с «кумом», то есть с оперативным работником. По-русски говоря, согласился стать стукачом с псевдонимом «Ветров». Но… никогда и ни на кого якобы не стучал и не закладывал, а «кум» от него взял да… и сам отстал.

Бывалые лагерники, читая эту откровенную «туфту», покатывались со смеху, но неполживому пророку их язвительные комментарии были, что называется, до фонаря. Его двигала вперед высокая миссия – освободить русский народ от коммунистического ига.

Он договорился до того, что даже назвал себя орудием Бога, хотя после прочтения его книг впору упоминать кое-кого другого. «Освобождением» народа он занимался всю жизнь и действительно внес заметный вклад в крушение советской системы.

Смутив своими книгами умы целых поколений советских граждан, которые буквально проглатывали «Один день Ивана Денисовича», «В круге первом» и конечно же, «Архипелаг ГУЛАГ».

Последний вообще вызвал эффект разорвавшегося фугасного снаряда, и после этой книги никто уже не мог смотреть на советскую действительность как раньше. «Архипелаг» реально и необратимо менял все представления о собственной стране, и люди всерьез начинали верить, что коммунизм уничтожил десятки миллионов человек, причем уничтожил бездумно, цинично, просто в силу своей людоедской природы.

Половина страны сидела, а другая половина охраняла – кто не помнит этот перестроечный бред, ставший с годами чуть ли не истиной в последней инстанции?

А уж как негуманно Александр Исаевич обошелся с Красной Армией, нарисовав такие цифры потерь в войну – и повесив их на Сталина, разумеется, – что даже немецкие пропагандисты на его фоне выглядели жалкими школярами.

Вообще жонглирование цифрами было для него чем-то само собой разумеющимся. Там приписал десяток тысяч загубленных лагерников, там лишний миллион раскулаченных (и убитых) крестьян, там десяток миллионов красноармейцев (погибших, конечно же).

Были в нашей литературе страшные и горькие книги и о войне, и о лагерях, но ни от одной так не несло мертвечиной, как от сочинений неполживого пророка. Все великие русские писатели старались сеять доброе, разумное, вечное, но этого не скажешь ни про одну книгу Солженицына. Тем более удивительно, что он умудрился попасть в школьную программу.

«Роту заключенных около ста человек за невыполнение дневной нормы загнали на костер и сожгли» - ну как дети смогут относиться к истории своей страны после такого? И вот вдалбливаются в беззащитные и неокрепшие детские умы ужасы ГУЛАГа, воспитывается ненависть к «совковому Мордору» и вываливается в грязи история великой страны.

И исподволь намекается на то, что выпало деткам невиданное счастье – жить в эпоху «стабильности». Когда не сажают по доносам и не расстреливают в подвалах НКВД. И открыл народу глаза на эту правду никто иной, как безвинная жертва сталинского террора, нобелевский лауреат и почетный гражданин США –  Александр Исаевич.

И за эту беспримерную гражданскую смелость, за то, что не убоялся он совкового Мордора, его именем называют улицы и открывают памятники. И что уж совсем символично - замечательный и расчудесный 2018 год объявлен годом Солженицына.

Но вернемся к тому, с чего начинали. О таком феномене, как «магия имен», написаны сотни статей и даже научных трудов, где дается оценка этому явлению. Например, есть такие фантастически бездарные группы, как U2 или AC/DC. Любой музыкант, даже без консерваторского образования, подтвердит, что нечто более убогое даже сложно представить, но из-за пресловутой «магии имен» эти коллективы – одни из самых богатых и популярных в мире.

В то время как музыканты, играющие в переходах, дадут им сто очков вперед, но при этом собирают жалкие копейки и никому неизвестны. Справедливо это? Нет, чудовищно несправедливо. Но точно так же обстоит дело и в других областях – в живописи, кино, литературе.

Того же самого Солженицына продолжают всячески раскручивать до сих пор, да еще с использованием административного ресурса, хотя таких привилегий он не заслужил. Будучи фронтовиком, он не написал ни одного серьезного романа о войне.

Поколение фронтовиков, пережившее чудовищную катастрофу 1941 года и выстрадавшее Победу, оставило десятки блестящих романов о войне, но Солженицына эта тема если и интересовала, то в последнюю очередь.

Будучи лагерником, он написал много о репрессиях, но ни одна из его книг по глубине и языку не сравнится, например, с «Факультетом ненужных вещей» Ю. Домбровского. Кто-нибудь вспомнит сейчас такого писателя? А уж его вроде как исторический труд «Красное колесо» – это пример того, как не надо писать на исторические темы. Это пример того, как вообще писать не надо.

Удивительно, но даже все те, кто писал книги о Солженицыне – Войнович, Бушин, Островский – как писатели выглядят на порядок сильнее нобелевского лауреата, а то и на три порядка. Но им не ставят памятники и не называют их именами улицы. Даже марки не выпускают скромным тиражом. Потому что нет у них «магии имен» и не прославились они рьяной борьбой с «совковым Мордором». А у неполживого пророка и «неподкупной совести нашей» магия имени есть. И эта пресловутая магия имен затмевает истинную суть писателя Солженицына.

Этого голого короля литературы, который никогда не то что не встанет в один ряд с Толстым и Шолоховым, а не приблизится к ним на пушечный выстрел. И навсегда запомнится как автор «пахучей» книги «Архипелаг ГУЛАГ».

Книги, которая своей зашкаливающей лживостью и осознанным передергиванием цифр если что и сделала, так только опозорила русскую литературу. Но вместо всеобщего презрения она включена в школьную программу.

Впрочем, особой роли это не играет. Солженицын давно сброшен с корабля современности, и если бы не пиар на властном уровне, о нем вообще мало кто вспомнил бы. Он и его книги банально неинтересны последние лет двадцать, как и весь тот перестроечный антисоветский шлак, что река Истории давно унесла прочь.

Стоит также отметить, что у Истории хорошее чувство юмора – иначе 2018 год не был бы назван годом Солженицына. Это тот самый случай, когда, действительно - как год назвали, так он и прошел.

Ну, а закончить хотелось бы цитатой писателя Юрия Полякова, к которой добавить уже нечего: «Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Солженицына. Как я и предполагал в 2014 году, юбилейные торжества автора "Красного колеса" затмили 200-летие Лермонтова, 250-летие Карамзина, 150-летие Горького и недавнее 200-летие Тургенева. В сфере искусства наша власть явно страдает брутальным мазохизмом. Ходят слухи, что сегодня вечером грянет над Москвой солженицынский салют, и пиротехнические всполохи над Кремлем сложатся в аббревиатуру "ГУЛАГ"».

Комментарии читателей
25.12.2018, 18:03
Гость: О мёртвых

хорош или ничего. Так лучше ничего. И последуйте этой древнеримской умной фразе. И это правда. Человек, который изрядно повозился в советской помойке заслуживает слова - ничего. Молчанием можно всё победить, сказал человек выходя из сортира, на которого орала уборщица.

17.12.2018, 15:15
Гость: *

Фигассе! Идолов ЕБНя, СоЛЖЕницына, Сахагова, не говоря уже о монархах, должны содержать ВСЕ налогоплательщики, московский филиал стены плача - тоже, стопятьсот экспертиз "царственных останков" - за народный счет... Не, ребятки, так не годится! правила должны быть едины для всех!

17.12.2018, 15:00
Гость: *

Можно не теорию, а номера конкретных уголовных дел?

]]>
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.