"ИСПОЛНЕН ДОЛГ, ЗАВЕЩАННЫЙ ОТ БОГА..."

09:52 5.06.2002

Камчатка по географическому положению, физической и биологической сущности - настоящее Эльдорадо для натуралистов и естествоиспытателей. Находясь на краю глубокого

Камчатка по географическому положению, физической и биологической сущности - настоящее Эльдорадо для натуралистов и естествоиспытателей. Находясь на краю глубокого тектонического разлома, разрезающего земную твердь по дну Тихого океана, она как бы изначально получила предназначение быть на острие природных процессов. Состав флоры полуострова указывает на связи с Азией и Америкой, но отдельные виды имеют различия, приобретенные за время развития в условиях изоляции.

Располагаясь по границе евроазиатского и американского континентов и имея уникальную по размерам и защищенности гавань-бухту, порт Петропавловск-Камчатский был морской узловой станцией, в которую заходили суда из "нового" и " старого" света, совершавшие дальние и кругосветные плавания. Пока корабли отстаивались, натуралисты собирали и описывали фактический материал. Изучение восточных окраин России отечественными и зарубежными исследователями начиналось с Камчатки. Период общегеографических исследований Камчатки начался с открытия и первого описания Владимиром Атласовым. Это был конец ХVII века. Спустя 50 лет С.П.Крашенинников составил первое обстоятельное, комплексное описание природных условий побережий и центральных районов Камчатки, составил достоверные сведения о растительности, особо отметив растения, которые имеют промысловое значение и "к содержанию тамошних народов употребляются". Описывая результаты земледельческих опытов, он подтвердил высказанное Атласовым мнение - что на Камчатке "хлеб пахать мочно". После Крашенинникова и Стеллера Камчатку неоднократно посещали в составе морских экспедиций натуралисты из разных стран. Сведения и результаты их пребывания рассеяны в многочисленных изданиях, многие из которых не переведены на русский язык и мало известны. Ограничимся упоминанием о тех естествоиспытателях, которые получили прописку в названиях растений. В 1806-07г.г. в составе экспедиции Крузенштерна Камчатку посещает Лангсдорф, описавший самый распространенный, самый мощный и архиценный кормовой злак - вейник Лангсдорфа. В 1815-18гг. вместе с экспедицией Коцебу на корабле "Рюрик" на Камчатке был Шамиссо, известный в Германии как писатель и поэт - а у нас в его честь названа красная жимолость. В 1829 году по Камчатке путешествует А.Эрман. Будучи геологом, он дает описание ландшафтов, растительности и первым таксономически грамотно описал каменную березу, получившую название береза Эрмана.

Можно сказать, что к концу XIX века закончился период общегеографических исследований на Камчатке. К этому времени было известно около 500 растений, в общих чертах обозначены ареалы древесных пород (хотя в данных о флоре изобиловали ошибки и неточности). Достойны удивления и поклонения жизнь и дела натуралистов-сподвижников, которые не из-за денег, а ради утоления страсти к путешествиям и к открытиям бороздили на утлых парусных суденышках северные моря, живя годами в тесных кубриках без тепла и электричества, питаясь авитаминозной пищей - и при этом были уверены, что все лишения окупаются описанием нового вида растения, животного, открытием неизвестного острова или пролива. Для многих естествоиспытателей увлечение естествознанием было не профессией, а "хобби". На родине, в обществе их знали как известных писателей, дипломатов, военных, врачей и представителей других уважаемых профессий. И вот обеспеченные, состоятельные граждане, привыкшие жить с удобствами, отказываются от привычного образа жизни и отправляются в трудный, неизведанный путь на поиск "синей птицы". Не менее удивительно и другое. Для них всегда находилось место на корабле, где каждый квадратный метр и каждый член экипажа был расписан по назначению и обязанностям - они вписывались в команду единомышленников, одержимых одной идеей.

Период всесторонних, специализированных исследований природы полуострова начался с экспедиции Русского географического общества, снаряженной на средства купца Ф.П.Рябушинского в 1908-10 гг. Обширные почвенные работы были проведены Э.К.Безайсом, климатологические В.А. Власовым, гидрологические В.Н.Лебедевым, а флористические и ботанико-географические В.Л.Комаровым - в том числе систематическую инвентаризацию растений полуострова, где, помимо личных исследований автора, нашли полное отражение все разрозненные и часто случайные сборы многочисленных коллекторов почти за два предыдущих столетия. Тогда же были выявлены и изъяты из списка растений Камчатки виды, приписываемые ей ошибочно. Одновременно с "Флорой полуострова Камчатка" В.Д.Комарова появилась в печати работа участника Шведской Камчатской экспедиции Э.Гультена под аналогичным названием. Таким образом, к З0-м годам XX века отдаленная Камчатка имела две прекрасные сводки по флоре. Обе работы дополняли друг друга. Общее количество растений, отмеченное в них, почти совпадает. По В.Л.Комарову изученная на то время флора Камчатки насчитывала 825 видов цветковых и папоротниковых растений частично циркумполярных или общих с растениями западного побережья Охотского моря, Сахалина и Курильских островов, молодой эндемизм которых свидетельствует о сравнительно недавней географической изоляции полуострова. На Камчатке распространены те древесные породы, которые пережили здесь оледенение. Последнее не могло не сказаться на формовом отличии их от древесных пород материковой части Дальнего Востока. Так, пихту, родственную сахалинской, В.Л.Комаров выделил в особый вид пихты грациозной, лиственницу даурскую в 60-е годы систематики относили к новому виду курильской. Из группы дальневосточных берез, сходных с произрастающей на Камчатке каменной, только за последней сохранили название Эрмана. Белую березу В.Л.Комаров считал камчатской вариацией японской березы, но уже в 70-х годах швед Янсон по гербарным сборам Э.Гультена выделил её в самостоятельный вид. Развитие флоры Камчатки в ледниковый и послеледниковый период в условиях изоляции и резкого изменения климатических условий, очевидно, обусловило морфологическое своеобразие отдельных видов. А поскольку за внешностью, то есть совокупностью установленных систематиками морфологических и анатомических признаков, скрывается биологическая, физиологическая, генетическая обособленность и история вида, то требовалось дальше изучать и расшифровывать особенности камчатской флоры.

Ботанические исследования на Дальнем Востоке во второй половине ХХ века связаны с именем советского ботаника Сигизмунда Семеновича Харкевича, доктора биологических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ. В 1973г. из Киева, где возглавлял республиканский ботанический сад, он приехал во Владивосток и принял лабораторию высших растений в Биолого-почвенном институте ДВНЦ АН СССР. Он сразу нацелился на "белые пятна" Дальневосточного региона - Олюторский, Пенжинский, Аяномайский и Охотский районы. Это были пространства с флористическими сокровищами, но без дорог, без селений. Непросто было охватить такую территорию на те скудные средства, которые выделяли на полевые работы группе энтузиастов в 3-4 человека, включая профессора. Наряду с маршрутными заходами Харкевич широко использовал точечный метод обследования наиболее труднодоступных и интересных объектов - например, г. Ледяную в Олюторском районе. В нужную точку группу Харкевича забрасывали и вывозили вертолетами за счет спонсоров "попутно". Общительный характер С.С.Харкевича помогал ему легко входить в контакт с людьми. Ему нельзя было отказать в просьбе, и все помогали - кто чем мог. Вертолетчиков С.С.Харкевич помнил в лицо, по фамилиям, именам и даже отчествам, не заглядывая в полевой дневник.

Камчатка занимала важное место в научных интересах С.С.Харкевича: 1974 г. - первая экспедиция на Корякское нагорье; 1975 г. - посещение о.Верхотурова. Совместно с зоологом П.С.Вяткиным опубликована в журнале "Природа" статья о растительном и животном мире, в которой авторы выражают тревогу по поводу разорения туристами и рыбаками гнездовий колоний птиц и лежбищ морских зверей - и в 1976 г. остров был объявлен комплексным заповедником. 1976 г. - экспедиция в Олюторский район по инвентаризации флоры и сбора гербария. Под его редакцией вышел "Определитель сосудистых растений Камчатской области" - настольная книга биологов. В 1982 г. проводит в Петропавловске-Камчатском VII сессию Научного совета по биологическим основам использования сырьевых ресурсов суши и делает доклад "Современное состояние и задачи изучения растительного мира охраняемых территорий на советском Дальнем Востоке", в 1985 г. - IX Всесоюзное совещание по изучению, использованию и охране растительного мира высокогорий СССР. В 1989 г. завершает работу и издает "Красную книгу растений Камчатской области". Я благодарен судьбе за то, что она устроила мне встречу и кратковременное общение с С.С.Хареквичем. Он просмотрел мою рукопись по каменноберезовым лесам, сделал ценные замечания, а главное, дал положительную оценку работе в целом. Сказал это лаконично: "У меня успешно защитили диссертацию 12 аспирантов. Рад видеть вас 13-ым". Я не исполнил его пожелание. Но, опубликовав книгу "Каменноберезовые леса Камчатки", я в какой-то мере искупил свой долг.

Сразу по приезде на Дальний Восток у С.С.Харкевича созрела мысль о подготовке и выпуске сводки (определителя) флоры советского Дальнего Востока. На осуществление грандиозного замысла ушло 25 лет напряженной работы. Вокруг "одержимого" шефа сформировалась "могучая кучка" единомышленников, которые сумели собрать богатейший гербарий, сделать ревизию прошлым сборам, описать новые виды растений, подготовить к печати 10 и опубликовать 8 томов определителя "Сосудистые растения советского Дальнего Востока" ( под его редакторством). Он придавал большое значение эмблеме, которая должна украсить определитель. "Я остановился на триллиуме камчатском: три листка, три зеленых чащелистника, три белых лепестка. И вкладываю такую мысль: растительный мир, флора Европы, Азии и Америки едины. Важен для меня и эпитет "камчатский". Это означает, что вид описан с Камчатки. Это важно, поскольку Камчатка - первый научный полигон, откуда пошло изучение всего Дальнего Востока". С.С.Харкевич собрал и определил огромное количество растений. Более десятка растений ученики и друзья назвали его именем.

За 25 лет работы его в биолого-почвенном институте произошло восхождение дальневосточной ботаники до уровня Санкт-Петербургского университета, традиционно ведущего в этой области научных исследований. Дальневосточные ботаники первую половину ХХ века называют "комаровским периодом", а вторая половина и окончания тысячелетия развитие ботанической науки на Дальнем Востоке проходила под знаком С.С.Харкевича. В 1998 году после тяжелой болезни его не стало.

В издательстве "Дальнаука" в 2000 г. вышла книга "Сигизмунд Семенович Харкевич в воспоминаниях современников". Тираж был мизерный, до Камчатки он не дошел. Кому представится случай, прочтите об этом удивительном человеке, который, подводя итог своей деятельности, мог с полным основанием сказать: "Я действительно безмерно рад, я счастлив, я в восторге от того, что "исполнен долг, завещанный от Бога мне грешному...".

Комментарии читателей
]]>
]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.