ЭКСПЕДИЦИЯ К "БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕ"

08:17 14.08.2002

18 августа 2002 года исполняется 270 лет со дня открытия Северо-Западной Америки со стороны Азии, совершенного в 1732 году русской экспедицией Федорова, Гвоздева, Мошкова на

18 августа 2002 года исполняется 270 лет со дня открытия

Северо-Западной Америки со стороны Азии, совершенного в 1732 году русской экспедицией Федорова, Гвоздева, Мошкова на боте "Святой Гавриил"

3 июля 1991 года, потеряв всякую надежду добраться из Петропавловска-Камчатского до острова Беринга, участники экспедиции "Беринг-91" буквально чудом пристроились на белоснежный лайнер "Академик Курчатов", который с советско-французской экспедицией "Ученые мира - народам Крайнего Севера" делал первый заход именно на наш остров. После выхода из Авачинской губы французы пригласили нас на научную конференцию, посвященную русским экспедициям в северной части Тихого океана. Докладчик, специалист по истории мореплавания господин Жан Гею из Новой Каледонии, убеждал нас, что во всех наших экспедициях успех обеспечили исключительно французы. Более того, он был уверен, что пакетбот "Св. Петр" был под командованием не Беринга, а натуралиста Георга Стеллера. Об экспедиции, совершившей в 1732 году плавание к Большой Земле (Америке) господин Гею поведал буквально следующее: "Все погибли, остался топограф Гвоздев, который и рассказал, что в тумане они видели берега Америки".

Это и привело меня по окончании экспедиции в Центральный Государственный Архив Военно-Морского Флота. Изучая дела экспедиции Шестакова-Павлуцкого на Дальний Восток, я выделил для себя главное: рапорт геодезиста Гвоздева и карту по итогам плавания к Большой Земле (Америке).

Вчитываясь в текст описания непосредственного перехода от Чукотского полуострова через пролив к Большой Земле и высадки на первом острове, я обратил внимание на одну очень существенную запись, которая как-то ускользала от исследователей, работавших ранее над этим документом - совершенно отчетливо было написано: "... а со оного острова видели Большую Землю". Да, но ведь это ровно на три дня ранее, чем все исследователи-историки называют дату открытия Большой Земли - Америки!

Обратился к основному юридическому документу - итоговой карте плавания в 1732 г. и сравнил с предшествовавшей ей картой плавания Беринга в 1728 г. в Чукотское море. На карте Беринга нанесен только Чукотский полуостров и один остров Диомид. На карте же экспедиции Федорова-Гвоздева-Мошкова нанесен берег Аляски в районе мыса Принца Уэльского и четыре острова в проливе, разделившего Азию и Америку. Географическое открытие Северо-западной Америки неоспоримо. Я взял морскую навигационную карту и на основании всех данных вычертил маршрут плавания бота "Св. Гавриил": все встало на свои места...

началу ХVIII столетия еще никто из европейцев не достигал Америки со стороны Тихого океана севернее 42 параллели, а также не было ясности - соединяются Азия с Америкой или они разделены проливом? Эту задачу разрешили русские землепроходцы - мореходы и мореплаватели.

Общаясь с чукчами, русские узнали и о "Большой земле" (Америке), лежащей против Чукотского полуострова. Еще в 1692 году во время похода к восточным чукчам, в котором участвовал Владимир Атласов, были получены первые сведения об Аляске - "острове, на котором живут иноземцы (эскимосы), которые говорят "своим языком и приносят соболи худые, подобные зверю хорьку".

Якутский служилый человек Петр Попов показал в Анадырском остроге, что в январе 1711 г. он спустился в устье Анадыря для сбора ясака с чукоч, а затем отправился к мысу, который ныне называем Дежнева. Чукчи сообщили ему, что против мыса есть остров, и что на том "острову" живут "люди зубатые... а зубы у тех людей, кроме природных, есть вставленные моржового зубья маленькие кости... и есть де на том острове всякой зверь, соболи и куницы, и лисицы всякие, и песцы, и волки, и разсомаки, и медведи белые, и морские бобры... И всякой на том острову есть де лес... И называют они чюкчи тот остров Большею Землею".

Конечно, речь здесь идет об Аляске. Сведения Попова были не случайны. Якутский дворянин Иван Львов с 1710 г. по 1714 г. был приказчиком Анадырского острога. На Чукотку он был направлен указом Петра I для обследования края. Карта, изображающая Анадырский острог и Анадыр-ское море, составленная Иваном Львовым, не имеет градусной сетки. Но по ней можно установить, что Анадырский полуостров - это Чукотский полуостров, два нанесенных против него острова - это острова Диомида, а располагающаяся за ними "Большая Земля" - часть побережья Северной Америки. Нет сомнения, что это - Аляска.

Данные карты Ивана Львова были использованы картографом И.Г.Гоманом, который, по приказу Петра I, в 1722 г. напечатал в своем атласе карту Камчатки и Аляски на одном листе с картой Каспийского моря. Именно эту карту Петр I утвердил как основной документ для Первой Камчатской экспедиции.

После успешного завершения в 1721 г. Северной войны Россия приступила к осуществлению исключительных по своему размаху географических исследований. В соответствии с Указом Петра I в январе 1725 г. из Петербурга к далекой Камчатке двинулись участники Первой Камчат-ской экспедиции, возглавляемой капитаном флота В.И.Берингом. В Якутске в состав экспедиции вошел К.Мошков, участник открытия морского пути на Камчатку через Охотское море в 1716 г. на лодке "Восток".

22 августа 1727 г. на построенном в Охотске шитике "Фортуна" и лодье "Восток" экспедиция направилась к берегам Камчатки. Зазимовали в Большерецке. До Нижнекамчатска, где был заложен бот "Св. Гавриил", переправились со всеми грузами по рекам и зимнему пути с помощью собак.

6 июля 1728 г. в Нижнекамчатск под командой морехода К.Мошкова, прибыл шитик "Фортуна". Выйдя 16 суток назад из устья реки Большой, Мошков благополучно доставил оставшееся продовольствие экспедиции. Это было первое плавание морского судна вокруг мыса Лопатка, и мореходу Мошкову принадлежит честь первопроходца.

К этому времени бот "Св. Гавриил" практически был готов. Это было хорошее мореходное судно, построенное по чертежам современных петровских боевых кораблей.

Мореход Мошков перешел на бот к Берингу, и 14 июля экспедиция начала свое плавание из устья реки Камчатки к северу. В этой хорошо известной экспедиции в поисках пролива между Азией и Америкой с выходом в Чукотское море до широты 67° I8 мин. 48 сек. Мошков был привлечен к решению всех вопросов трудного плавания. Мореплаватели прошли пролив, не наблюдая из-за облачной погоды его противоположного, американского, берега.

13 августа начальник экспедиции собрал совет для решения вопроса, как плыть дальше. Лейтенант М.П.Шпанберг предложил трое суток идти на север, а затем повернуть назад. Более обоснованное предложение высказал недавний выпускник Морской Академии двадцатипятилетний помощник начальника экспедиции лейтенант А.И.Чириков. В своем рапорте он писал: "... не можем достоверно знать о разделении морем Азии с Америкою, ежели не дойдем до устья реки Колымы или до льдов". Ну, а если не удастся совершить задуманное, то нужно "... в здешних местах искать место, где бы можно было зимовать, а наипаче против Чюкоцкаго Носу на земле, на которой по полученной скаске от чюкач через Петра Татаринова имеется лес".

Беринг не принял совета Чирикова, прошел от мыса Дежнева 70 миль и повернул назад. На обратном пути так же, как и Дежнев, открыли остров, дав ему название Диомида. То, что здесь два острова, Беринг не рассмотрел.

Летом 1729 г. сначала "Фортуна", снова под командованием морехода Мошкова, а за ней и "Св. Гавриил", вышли в море. Мошков направился в Большерецк, а Беринг пошел "морем к востоку, понеже Камчатские жители сказали, что бутто в ясныя дни видеть землю чрез моря".

9 июня подошли к о.Беринга на расстояние 30 миль. Но снова туманы не позволили увидеть землю, с которой буквально через 11 лет Беринг навечно свяжет свое имя... Повернули к Камчатке и, обогнув мыс Лопатка, 3 июля были в устье реки Большой, где их ждал Мошков на "Фортуне". Вскоре оба судна были в Охотске...

рактически одновременно с Первой Камчатской экспедицией для освоения и изучения северо-востока Азии и Тихого океана была сформирована Дальневосточная экспедиция Якутского казачьего головы А.Ф.Шестакова. В нее были включены четыреста казаков под командой капитана Тобольского драгунского полка Д.И.Павлуцкого, а также адмиралтейская группа в составе штурмана Я.Генса, подштурмана И.Федорова, ботовых дел подмастерья И.Г.Спешнева, геодезиста М.С.Гвоздева "для описания" вновь открытых островов и земель, мореходов К.Мошкова, А.Я.Буша, И.И.Бутина, Н.М.Треска и матросов "для морского ходу".

Экспедиция делилась на Анадыр-ский, Камчатский, Охотский и морской отряды, которые исследовали Чукотку, Камчатку, побережье Охотского моря, Шантарские острова, устье Амура. Так, Анадырский отряд Павлуцкого, действуя в наиболее труднодоступном, отдаленном и малоисследованном районе Чукотского полуострова, произвел детальное исследование океанского побережья Чукотки, береговой линии Колючинской губы до устья реки Анадырь, открыл реку Чаун и Чаунскую губу и описал их.

11 марта 1730 г. начальник экспедиции, находясь в районе реки Тылки, послал в Тауйск свое последнее распоряжение, где потребовал выступления морского отряда на Камчатку, а затем к Анадырскому устью и к "Большой Земле".

Из Тауйска Шестаков направился в поход по Корякской земле и 14 марта в столкновении с немирными чукчами на реке Эгаче (Егаче) погиб.

Тем временем штурман Я.Генc принял в Охотске бот "Св. Гавриил", укомплектовал команду и вместе с Гвоздевым в конце сентября 1730 г. перешел в устье реки Большой. Вслед за ним подштурман И.Федоров на боте "Восточный Гавриил" вышел с грузом морского отряда, но попал в жестокий шторм, и только благодаря выдержке и мужеству командира и команды полузатопленное, с разбитым волнами бортом и сломанными мачтами, судно выбросилось на берег в районе реки Утки.

Команда с грузом отряда перебралась в устье реки Большой, где уже встал на зимовку бот "Св. Гавриил". Вскоре оба экипажа перешли в Большерецкий острог, где и зазимовали.

Зиму Генс посвятил подготовке к переходу в Анадырский острог. 23 июня 1731 г. "Св. Гавриил" вышел из Большерецкого устья, обогнул мыс Лопатка и 9 июля встал на якорь в Нижнекамчатске.

К 20 июля экспедиция была готова продолжить плавание, но восстание ительменов под предводительством еловского тойона Федора Харчина задержало выход на целый год...

ледующую зиму перенесли трудно. Заболел Генс. У Федорова, которому не нашлось жилья на берегу и он жил на борту не обогреваемого бота "Св. Гавриил", стали опухать ноги: видимо сказались осенние "купания" в штормовом Охотском море, когда спасал грузы с разбившегося бота "Восточный Гавриил".

Штурман Генс так и не смог возглавить экспедицию и вместо него пошел подштурман Иван Федоров, как того требует Морской Устав. Ближайшими помощниками Федорова шли геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев, окончивший так же, как и Федоров, Навигацкую школу, основанную Петром I в Москве в 1701 г. Гвоздев, к тому же, учился и в Морской Академии, основанной уже в новой столице - Санкт-Петербурге в 1715 г.

Вторым помощником шел участник уже третьей экспедиции мореход Кондратий Мошков.

23 июля 1732 г. экспедиция на боте "Св. Гавриил" вышла из устья реки Камчатки с задачей поиска "Большой Земли". На боте также шли: четыре матроса, 32 служилых человека и толмач-новокрещенец Егор Буслаев.

Современный анализ маршрута плавания экспедиции показывает, что первая якорная стоянка бота "Св. Гавриил" была в районе между мысами Дежнева и Литке. Мореплаватели дважды высаживались на чукотское побережье для ознакомления и пополнения запасов воды. На четвертые сутки подул "ветр благополучной". Снялись с якоря и начали поиск островов в южном направлении. Поняв, что не в том направлении ищут острова, 9 августа повернули назад.

11 августа снова вышли в море, но из-за "штилевой погоды" снова вернулись к чукотскому берегу. Здесь встретились с чукчами, пытались склонить их платить ясак, но безуспешно.

15 августа в 11 часов Гвоздев пишет: "стал быть ветр благополучной, якорь подняли, парусы распустили и пошли в путь свой. Августа 17 дня пополуночи в 7 часу осмотрели остров. Ветр нам был противен...".

Снова вернулись к Азиатскому материку и встали на якорь у нынешнего эскимосского селения Наукан; ныне близ этого селения установлен маяк-памятник великому русскому мореходу Семену Ивановичу Дежневу.

Ветер переменился, и мореплаватели настойчиво "...пошли к острову, и пришли против острова северного конца, и погребли на шлюпке ко оному острову... стали по нас из луков стрелять, и мы против их противления выстрелили из трех фузей... И мы вышли на берег, - пишет Гвоздев, - и пришли к юртам... и со оного острова видели большую Землю". Самое позднее это было 18 августа.

Таким образом, 18 августа 1732 г. с острова Ратманова или Имаглин, расположенного в 35 км от мыса Пээк на Азиатском материке, участники экспедиции увидели противоположный берег пролива - северо-западную оконечность Северной Америки, мыс Принца Уэльского, находящийся по кратчайшему расстоянию от острова Ратманова в 52 км.

Попытки войти в контакт с местными жителями, уже на южной стороне острова, результатов не дали, и отметив, что "остров собою не велик (примерно 2,5 км в длину и 1 км в ширину - К.Ш.), лесу никакова не имеетца", экспедиция 20 августа перешла ко второму небольшому острову (ныне остров Крузенштерна, или Игналук), разделенного с островом Ратманова проливом шириной всего 3,4 км, посередине которого в 1867 г. прошла граница между Россией и Америкой.

После короткой якорной стоянки на следующие сутки продолжили плавание.

Об этом историческом переходе читаем в рапорте Гвоздева: "Августа 21 дня пополуночи в 3 часу стал быть ветр, поднели якорь, парусы роспустили и пошли к большей Земли; и пришли ко оной земле, стали на якорь, и против того на земли жилищ никаких не значилось".

Бот "Св. Гавриил" подошел к Аляске в районе мыса Принца Уэльского примерно в широте 66° 15 мин. N и встал на якорь в четырех верстах от берега по современной топографии близ эскимосского селения Кингеген.

Анализ показывает, что после съемки с якоря бот "Св. Гавриил" обогнул мыс Принца Уэльского и, следуя вдоль берега, вошел в бухту Кавьяяк. Дойдя до малых глубин, повернули назад, вышли из бухты и сильным ветром с севера были отброшены от берега к "четвертому острову".

Это был остров Кинг. Третьим островом мореплаватели посчитали скалу Фэруэй, лежащую в 15 км к юго-востоку от острова Крузенштерна и составляющую вместе с ним и островом Ратманова острова Диомида.

"А с четвертого острова пригреб чюкча в малой лотке". У него спрашивали о "Большой Земле". "И он, чюкча, сказывал чрез толмача и называл большой Землей, и на ней де живут наши ж чюкчи, и лес на оной земле, сказывал, также из ели, а про зверей сказывал, что имеютца олени, куница, и лисицы, и бобры речные", - отметил в рапорте Гвоздев.

Обменявшись с иноземцем подарками, по просьбе экипажа, в связи с "поздностью времени", нехваткой продуктов и течью бота, Федоров дал команду ложиться курсом к родным берегам.

Интересны показания участника плавания И.Ф.Скурихина, которые он "объявил" в 1741 г. в канцелярии Охотского порта: "и не дошед до нея (земли - К.Ш.), в полуверсте, разсмотрели, что не остров, но земля великая, берег желтого песку, жилья юртами по берегу и народу ходящего по той земли множество, лес на той земле великой, лиственничной, ельник и топольник, и оленей много". Это еще одно документальное подтверждение того, что экспедиция достигла берегов Америки.

Обратный переход был труден: сильным ветром сломало мачту, экипаж устал и поэтому с нескрываемой радостью 27 сентября 1732 г. мореплаватели вошли в устье реки Камчатки.

Великое географическое открытие русской экспедицией Федорова-Гвоздева-Мошкова северо-западной оконечности Америки и пролива, разделяющего ее с Азией, было совершено.

После возвращения в Нижнекамчатск, участники экспедиции начали подготовку отчетных документов, но 12 февраля 1733 г. подштурман Иван Федоров умер. 22 июня 1733 г. Гвоздев подготовил в канцелярию Охотского порта рапорт о плавании и с ним же отправил подлинный судовой журнал.

К сожалению, эти подлинные документы пока не найдены. Сведения о результатах похода быстро распространились. О них было известно руководителям Второй Камчатской экспедиции капитан-командору В.И.Берингу и капитану флота А.И.Чирикову.

В 1735 г. Генс и Гвоздев были арестованы по ложному доносу матроса Д.Петрова и посажены в Тобольскую тюрьму, где Генс и умер через два года. А Гвоздев в 1738 г. был освобожден, отправлен в распоряжение командира Охотского порта и принял деятельное участие в экспедициях по исследованию Охотского моря.

1741 г. Адмиралтейств-коллегия потребовала от канцелярии Охотского порта доклад о результатах плавания экспедиции на боте "Св. Гавриил" в 1732 г. к Большой Земле. Командир Охотского порта потребовал от М.С.Гвоздева рапорт о результатах экспедиции. Гвоздев рапорт представил, но карту открытий без судового журнала составить не смог.

В 1743 г. уже от руководства Второй Камчатской экспедиции потребовали дать сведения о Большой Земле (Америке).

Так как Беринга уже не было в живых, то капитан флота М.П.Шпанберг потребовал от Гвоздева, который к этому времени перешел служить во Вторую Камчатскую экспедицию, составить карту плавания в 1732 г. Решению этой задачи неожиданно помогло то, что пробирный мастер С.Гардеболь, который после смерти подштурмана И.Федорова жил в его комнате в Нижнекамчатске, представил Шпанбергу журнал начальника экспедиции к Большой Земле.

По этому журналу штурманами Х.Юшиным, Е.Родичевым и геодезистом М.Гвоздевым была исполнена, как написано в легенде: "Карта меркоторская от Охоцка до Лопатки и до Чукоцкаго Носу, положением прежним описанием 1725 году на боту Гавриле под командой бывшаго господина Капитана-командора Беринга..."

Необходимо отметить, что экспедицией впервые были нанесены на карту остров Крузенштерна, скала Фэруэй и остров Кинг. А у вновь открытой Американской земли, прямо на карте оставили утвердительную надпись: "Здесь был геодезист Гвоздев 1732 года".

Составленная в 1743 г. карта Федорова-Гвоздева-Шпанберга является основным совершенно бесспорным документом, подтверждающим достижения Америки русскими мореплавателями на боте "Св. Гавриил" в 1732 г. под руководством подштурмана Ивана Федорова.

По результатам карты экспедиции Федорова-Гвоздева-Мошкова и по данным работы всех отрядов Второй Камчатской экспедиции в 1746 г. А.И.Чириковым была составлена "Карта Генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанам с частью вновь найденных чрез морское плавание западных американских берегов и острова Япона".

Итоговая карта является национальным достоянием нашего Отечества.

Константин Шопотов,

контр-адмирал запаса, Президент общества

"Память Балтики",

кандидат исторических наук, член Русского

географического общества, начальник штаба соединения атомных подводных лодок в период службы

на Тихоокеанском флоте

Комментарии читателей
]]>
]]>
]]>
image
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.