Династия Романовых сама подписала себе смертный приговор

Царь Петр I Великий. Фото с сайта wikipedia.org
Царь Петр I Великий. Фото с сайта wikipedia.org

Отступившись от наследства Петра Великого, они лишились своей спорной легитимности

Говоря об отмечающемся в эти дни 400-летии воцарения Романовых на русском престоле, прежде всего нужно отметить, что собственно Романовых, именно как род, на наследственное правление никто не призывал. Если бы это было действительно так, то престол занял бы тот или иной старший представитель этого рода. Например, Иван Никитич Романов, дядя Михаила и племянник царицы Анастасии, который прославился своими словами «Тот есть князь Михайло Федорович еще млад и не вполне разумен», сказанными на соборе 1613 года, за которые он поплатился в будущем отстранением от всех значимых дел. Сам он выступал за кандидатуру Карла Филиппа (один из сыновей шведского короля Карла IX, герцог Сёдерманландский. – Прим. KM.RU).

То, что на царство был предложен малолетний Михаил, а не уже известный и влиятельный Иван, а также то, что последний был против данной кандидатуры, показывает, что Романовы как род на трон не призывались. На трон был избран именно конкретный представитель фамилии – Михаил, к этому моменту не являвшийся даже главой своей ветви рода.

То, что в последующем Романовы затвердили за собой право передавать престол в своем кругу, первоначально вообще было неким не прописанным произволом, подкреплявшимся той или иной формой подобия избрания. Действительное право на передачу престола закрепляется за Романовыми уже не в силу выбора 1613 года и не в силу традиции, а в силу того, что эта традиция оказалась превзойдена харизматической личностью Петра I.

Романовы как цари после Михаила всегда были немножко самозванцами. Романовы как императоры были уже не династией Романовых, а династией Петровичей. На престол они вступали не в силу родственных отношений с Михаилом Федоровичем, а в силу родственных отношений с Петром Великим. Правление другой ветви в 1730-40 гг. было не только недолгим, но и неудачным и непопулярным. Да и оно основывалось на родстве Анны Иоанновны с Петром как его племянницы.

Вспомним: Елизавета основывает свою претензию на престол (и Россия признаёт за ней это право) не как правнучка призванного народом царя Михаила, а как «дщерь Петрова», и эти простые слова значат для нее, народа, русской гвардии куда больше, чем хитросплетения прав иных претендентов. Павел I говорил о себе (в частности, в свой смертный час, пытаясь остановить заговор) не как о наследнике призванного народом Дома Романовых, но как о правнуке Петра Великого. Екатерина Великая, не имея, в общем, просто никаких внятных прав на престол, утверждала их провозглашением преемственности своей политики с политикой Петра I и выбиванием на основании памятника ему имевших силу закона слов «Петру Первому – Екатерина Вторая».

Династия русских императоров, таким образом, по сути своей была не династией Романовых, хотя и считалась таковой (хотя вопрос о романовском происхождении самого Петра является не вполне однозначным), но династией Петровичей. Однако и здесь содержится неоднозначность: право на преемственность в этой династии давала не столько кровь Петра, сколько принадлежность его делу и его традиции, в частности, всему тому, что можно считать петровским вектором и петровским драйвом.

Легитимность династии русских императоров, да и в целом легитимность Романовых оказывается соединением выбора, традиции и харизмы, но харизмы, принадлежность и соотнесение с которой сами становятся традицией. Как царь Петр имел меньше прав на престол, чем его сводный брат Иван Алексеевич, полтора десятка лет считавшийся царствующим вместе с ним. Как император Петр, по сути, тоже был избран: формально – Сенатом, неформально – армией и народом. И этот выбор позже был подтвержден выбором Екатерины I, Елизаветы Петровны, Екатерины II и Александра I. Только выбирала уже, как и положено в империи, гвардия, оказавшаяся в XVIII веке главным инструментом гражданского общества в России.

Отсюда можно сделать вывод, что принадлежность к Петровичам, то есть наследникам «дела Петрова», определяется не столько родством, сколько наследованием связи с харизмой и с новой традицией – традицией харизматичности и модернизаторства. И как только осознание этого теряется обладателями престола, как только они поворачиваются к антимодернизаторству, тут же теряется их связь с Петром, и теряется освящающая власть императорская легитимность.

Поворот от Петра осуществляется Александром III. И он перестает быть Петровичем: он оказывается всего лишь Романовым, но, ко всему прочему, с мизерной долей собственно романовской крови. И он, и Николай II уже не Петровичи, уже не императоры: они – просто московские цари. Именно поэтому так пышно празднуется 300-летие Дома Романовых, что, перестав быть Петровичами, династия пытается утвердить себя как Романовых. Но, лишившись Петровичей (а последние крупные имперские военные победы, как и последние значимые расширения империи, связаны как раз с тем, кого можно считать на деле последним русским императором, – с Александром II), Россия уже не желала Романовых. Собственно, она не желала их уже более 200 лет – с тех пор, как пошла за Петром, а не за правившей Софьей и старшим царем Иваном V.

Перестав быть Петровичами, Романовы лишились своей спорной легитимности. Повернув с курса Петра I, Александр III, по сути, предрешил низложение Николая II. И в феврале 1917 года ключевую роль в низложении Николая сыграет именно тот институт, который возводил на престолы Петровичей (начиная с самого основателя), – созданная Петром Великим русская гвардия. А еще через несколько месяцев, в январе 1918 года, петровский гвардейский Семеновский полк, как и другие гвардейские полки, откажется признать претензии на власть Учредительного собрания и оставит его за системой Советов.

Романовы начали свое царствование с преступления – садистского убийства младенца, формально являвшегося малолетним царевичем Иоанном Дмитриевичем. О том, был он Рюриковичем или не был, мы знаем мало: исключительно со слов предания, которое продиктовали получившие власть Романовы. Кстати, сами Романовы были как раз сторонниками партии «Тушинского вора» и никогда с ним не боролись. И победа сторонников Михаила на Земском соборе была не победой представителей ополчения, а победой этой, тушинской партии.

Только каковы бы ни были эти политические сплетения 400-летней давности, но вешать на холоде трехлетнего ребенка только на случай, чтобы никто не смог при удаче ложно или истинно объявить его царем, как-то непристойно. Если он не был Рюриковичем – зачем было его вешать? Он не имел воли объявлять или не объявлять таковым себя сам. А раз повесили – получается, что и впрямь был Рюриковичем и внуком Ивана Грозного… Тогда кто такие Романовы? Не то просто трусливые садисты и узурпаторы, не то еще и цареубийцы.

Так или иначе, начали они с убийства маленького ребенка, несколько часов околевавшего на морозе в незатянувшейся петле. И кончили соответственно.

Комментарии читателей
10.03.2018, 16:49
Гость: Кирилл.

"Династия" Ким сама подписала себе смертный приговор.

06.12.2013, 23:46
Гость: Пан профессор

Коллеги-блоггеры, да будет вам известно, что на Руси до 1600 года законы смертной казни не предусматривали. И это во времена, когда в передовой и демократической Англии существовало около 5000 тысяч статей, которыми была предусмотрена смертная казнь. Иван Грозный потому и вошел в историю, что творил произвол. А если сопоставить статистику казней на Руси, в Англии, Франции, Швеции (по Австрии, Испании и Османской империи данных не нашел), то надо признать: не тянет Иванушка на Грозного. И прозвище ему надо дать – Иван Божий Одуванчик.
Женщин в России вообще не казнили. Боярыню Морозову, которая самого царя Алексея Михайловича оскорбила, причем публично, уморили в земляной тюрьме голодом - но не казнили. За весь XVII век казнили только разинскую атаманшу Алену, но та по горло была в крови. В XVIII веке, при Петре, казнили Марию, дочь фармацевта, за то что снабжала придворных дам микстурами для производства выкидышей. А вот серийную убийцу Салтычиху, которую четвертовать было мало, Екатерина оставила в живых. В XIX столетии проклятый царизм казнил только одну женщину - Софью Перовскую. Деваться было некуда, это она организовала убийство Александра II. В общем, одна казнь женщины в столетие... Пытки Александр I запретил еще в 1801 году.Какой был он жуткий, "царизм"! Какой отсталый! Это в ХХ веке пошло-поехало... Кстати, в Германии даже офицера (!) по закону могли выпороть до 1918, а в Мелкобритании телесные наказания школьников отменили только в 2002-м

03.03.2013, 12:54
Гость: Антей

Факты, господа, факты! На ругань переходят те, кто больше ничего не знает, а мозг закостенел.

]]> ]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.