Кто наследник русского престола? Точный ответ найден

Памятник Николаю II в Сербии. Фото с сайта russia-reborn.ru

Общественные дебаты на эту тему без привлечения историков бессмысленны

На страницах многих СМИ, в блогах и соцсетях идут яростные споры вокруг оценки революционных событий 1917 года. Разумеется, портал KM.RU не остался в стороне, и мы уже опубликовали целый ряд историко-политических статей по данному вопросу. 

Наши материалы неизменно вызывали шквал комментариев у наших читателей, и среди них постоянно встречались следующие рассуждения: «Что было, то прошло, и сейчас в принципе не существует легитимного наследника престола».

К этому неизменно добавляют, что Николай II добровольно (!) отказался от руководства страной, и в дальнейшем все попытки восстановить преемственность были фарсом. Чтобы разобраться в вопросе, мы обратились к экспертам-историкам за разъяснениями.

- Манифест об отречении от престола императора Николая II был опубликован в газетах обеих столиц в марте 1917 года. В нем говорилось об отречении императора в пользу брата императора — великого князя Михаила Александровича. О данном манифесте и заговоре с целью свержения монархии в настоящее время есть достаточно много работ историков, которые обоснованно ставят под сомнение подлинность самого манифеста, написанного на телеграфном бланке и подписанного карандашом, и его юридическую действительность, когда император отрекся и за себя, и за своего сына цесаревича Алексея Николаевича.

Не делая акцента на деталях произошедшего, для сегодняшнего дня важен тот факт, что манифест не достиг конечной цели, поставленной заговорщиками. 

По их замыслу, все члены императорской фамилии, подписав добровольное отречение от Всероссийского императорского престола, должны были тем самым прекратить действие клятвы, принесенной всенародно на Земском и Поместном Соборе 1613 года. Согласно плану заговорщиков, легализацию перехода от монархической формы правления к республиканской необходимо было сделать через отречения членов династии Романовых и проведение Учредительного собрания.

Отметим, что великий князь Михаил Александрович под давлением подписал документ (вырванный под угрозой жизни 3 марта 1917 г. Керенским и Ко) о том, что он воспримет власть только по решению Учредительного Собрания. О законности такого решения и отсутствии такого механизма согласно Основным государственным законам Российской Империи в условиях силового захвата власти тогда особо не беспокоились.

Следующим в престолонаследии был великий князь Кирилл Владимирович, к которому также явились с требованием подписать соответствующий документ, но смогли лишь получить записку о присоединении к мнению Михаила Александровича, после чего Кириллу Владимировичу удалось избежать дальнейшего давления, покинув Санкт-Петербург (Петроград).

Документом эту записку трудно назвать, так как отсутствует адресат (лицо или организация), кому этот текст направляется. Это ставит под сомнение юридическую состоятельность ее содержания.

Полный текст записки такой:

«Относительно прав наших и в частности и моего на Престолонаследие, я, горячо любя свою Родину, всецело присоединяюсь к тем мыслям, которые выражены в акте отказа Великого Князя Михаила Александровича. Великий Князь Кирилл Владимирович». 

Из него можно сделать вывод, что речь идет не об отречении от престола, а лишь о желании для всеобщего блага выяснить мнение народа, которое должно было быть оглашено на Учредительном Собрании. После роспуска Учредительного Собрания (5 января 1918 г.) и убийства всех более старших по первородству членов династии Романовых у великого князя Кирилла Владимировича не было никаких препятствий для занятия императорского престола.

Утверждения, что Кирилл Владимирович, женившись без должного одобрения, был лишён всех прав императором Николаем II, не имеют оснований. Равно как отсутствует официальный документ (высочайший указ или манифест) о лишении кузена императора прав на престол империи. Напротив, этот вопрос был разрешен именным императорским Указом 15 июля 1907 года. В нем император недвусмысленно признавал супругу Кирилла великой княгиней Викторией Фёдоровной, а старшую дочь княжной императорской крови, без каких-либо оговорок относительно её прав на престолонаследие.

К тому же в официальном Придворном календаре за 1916 год на странице 40 значится: «Его Императорское Высочество Великий Князь Кирилл Владимирович, родился в 1876 году, 30 сентября». Данная запись свидетельствовала о том, что императорский престол по мужской линии должен был наследоваться великим князем Кириллом Владимировичем после цесаревича Алексея Николаевича и великого князя Михаила Александровича в третьей очереди престолонаследия. Никаких «князей Кирилловских», о которых говорят противники великого князя Кирилла, де-юре и де-факто никогда в истории дома Романовых не существовало.

26 июля/8 августа 1922 г великий князь Кирилл Владимирович принял на себя бремя блюстителя всероссийского императорского престола, а 31 августа/13 сентября 1924 года совершенно законно принял титул Императора Всероссийского. Любые частные мнения о поддержке или не поддержке этих действий, в том числе мнение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, не имеют юридического значения, ибо Кирилл Владимирович действовал в рамках Основных государственных законов Российской Империи, что имеет безусловный приоритет. 

Попытки дискредитировать великого князя Кирилла Владимировича как законного престолонаследника привели к появлению исторической фальшивки - истории о Гвардейском экипаже, который во время Февральской революции 1 марта 1917 года явился во главе с великим князем Кириллом Владимировичем в Государственную Думу якобы с красным бантом на мундире, символизирующим поддержку февральского переворота.

Этот выдуманный факт представляется как свидетельство соучастия в государственной измене. Данная фальшивка сфабрикована на основании «воспоминаний» одного из организаторов переворота, председателя Государственной Думы Михаила Родзянко, что, собственно, и закрывает вопрос.

Далее. Вступив на Всероссийский императорский престол, великий князь Кирилл Владимирович пресек саму возможность в будущем опереться на документы, составленные заговорщиками в 1917 году, и повторно созвать новое Учредительное Собрание с повесткой дня о государственном устроении России. Таким образом, династия Романовых продолжила свое монаршее служение.

После смерти Его Императорского Величества Государя Императора Кирилла Владимировича в 1938 году его сын великий князь Владимир Кириллович законно унаследовал всероссийский императорский престол. Однако после смерти в 1992 году великого князя Владимира Кирилловича в российском престолонаследии действительно возникла правовая коллизия, обусловленная наличием двух подписанных им документов.

В 1946 году был подписан Акт о признании царственного достоинства дома Багратидов и о признании старшинства в этом доме за князем Георгием Александровичем Багратион-Мухранским, на дочери которого в 1948 г. женился сам Владимир Кириллович. Затем в 1969 году был подписан Акт, предусматривающий за дочерью Владимира Кирилловича Марией Владимировной блюстительство императорского престола.

Великий князь Владимир Кириллович знал, что его брак с урождённой княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской многие считали неравнородным (морганатическим), и не без оснований опасался, что в случае его смерти все права на престол могут перейти в род его старшей сестры великой княгини Марии Кирилловны, княгини Лейнингенской или перейти к князю императорской крови Василию Александровичу (внуку Императора Александра III по материнской линии).

Поэтому после смерти князя Василия Александровича в 1989 году Акт 1969 года не был отменен, что позволило Марии Владимировне, по кончине отца в 1992 году, выполняя его волю как главы императорского дома, заявить в своём пасхальном обращении следующее:

«Настоящим заявляю, что в полном соответствии с волей Моего Отца и в глубоком осознании лежащего на Мне священного долга, Я преемственно воспринимаю, по дошедшему до Меня наследственному верховному праву Главы Российского Императорского Дома, все права и обязанности, принадлежащие Мне в силу Основных Законов Российской Империи и Учреждения о Императорской Фамилии. …Я торжественно заявляю, что буду это делать не только из стремления занять праотцовский Престол, но следуя руководившему Мною всегда чувству ответственности перед Богом и Моим народом».

Из данного текста пасхального обращения следует, что Мария Владимировна, выполняя волю отца, становится главой императорского дома без возвещения манифестом о восхождении на императорский престол.

К 1992 году в России не так много было информации и профессиональных публикаций по вопросам престолонаследия. Только что произошло разделение СССР, шла активная борьба за власть, начинали формироваться различные политические организации, имеющие мировоззрение, отличное от коммунистического. Информация о состоянии императорского дома больше поступала из-за рубежа, и черпалась она преимущественно от окружения Марии Владимировны.

А надо еще сказать, что в 1992 году уже не было в живых никого из членов династии Романовых мужского пола, рожденных до 1917 года. Уже не было и старших сестер Владимира Кирилловича – Марии Кирилловны и Киры Кирилловны (по странному стечению обстоятельств они обе умерли от сердечного приступа, гостя у своего брата).

Тогда, в 1992 году, многие люди, придерживающиеся монархических взглядов, восприняли Марию Владимировну как наследницу императорского всероссийского престола. Это мнение было подкреплено множеством брошюр серии «Императорский штандарт» и генеалогических исследований С.В.Думина, в которых подтверждалось её право как наследницы российского престола и статус рода Багратион-Мухранскх - как владетельного дома Грузии.

Такое положение дел сохранялось до 2013 года, когда вышли новые работы, посвященные проблемам российского престолонаследия. Так вот, пасхальное обращение 1992 года, в котором извещалось о восприятии Марией Владимировной титула Главы Императорского Дома, трудно приравнять к Высочайшему Манифесту о восшествии на всероссийский императорский престол (согласно статьи 54 ОГЗРИ). При вступлении на Престол должно было также приниматься обязательство хранить законы о наследовании императорского престола в неизменности (статья 39 ОГЗРИ), но и этого не было сделано.

Значит, Марией Владимировной унаследован императорский дом, а никак не престол. В любом случае, начиная с 2013 года, вышла серия интервью, в которых Мария Владимировна и ее сын Георгий Михайлович многократно продекларировали свой отказ от политических и имущественных претензий. Они подчеркивали стремление только сохранить за собой статус потомков дома Романовых, готовых заниматься благотворительной деятельностью и участвовать в историко-культурных мероприятиях в государствах, образованных на пространстве бывшей Российской Империи.

Итак, зафиксируем, что потомство великого князя Владимира Кирилловича не обладало правом на наследование престола де-юре, а после 2013 года утратило его и де-факто. Это означает, что в соответствии со статьей 30 и 35 Свода Законов Российской Империи, право на императорский всероссийский престол переходит в следующую линию.

То есть к потомкам старшей дочери императора Кирилла Владимировича – великой княгине Марии Кирилловне, княгине Лейнингенской и непосредственно к её старшему по первородству внуку принцу Карлу-Эмиху Лейнингенскому. Равнородность браков самой великой княгини Марии Кирилловны и родителей принца Карла-Эмиха Лейнингенского не вызывает никаких сомнений. Князья Лейнингенские являлись владетельным домом Священной Римской Империи германской нации с 1779 г., а мать принца Карла-Эмиха Лейнигенского принадлежала к Ольденбургскому Великогерцогскому Дому — одному из владетельных домов Германии и соучредителю II Германской Империи (1871- 1918).

июня 2013 года принц Карл-Эмих Лейнингенский перешёл в святое православие, приняв имя Николай (точнее, утвердив одно из своих прирождённых имён, т.к. до перехода в православие он именовался Карл-Эмих-Николаус-Фридрих-Герман) и отчество Кириллович (его отца звали Эмих-Кирилл-Фердинанд). Одновременно с этим он унаследовал титул князя императорской крови как правнук императора Кирилла Владимировича и тем самым обрёл неоспоримые права на престол Российской Империи, выполнив требования, изложенные в статье 35 Основных государственных законов Российской Империи.

Таким образом, в наше время существует легитимный наследник российского императорского престола - князь Николай Кириллович, принц Лейнингенский (де-юре император Николай III).

Это третий прецедент, когда иностранный принц становится правопреемником престола России. Первые два были в XVIII веке, в 1740 г. Принц Иоанн Брауншвейг-Люнебургский стал императором Иоанном III (VI) Антоновичем, а через два года, в 1742 г., наследником престола России стал принц Карл-Петер-Ульрих Гольштейн-Готторпский, будущий Император Пётр III Фёдорович. Первый из них по крови принадлежал к дому Вельфов, второй к Ольденбургскому дому.

 

Автор: Глава фонда «Имперское наследие», историк Евгений Алексеев
 

Комментарии читателей
05.04.2017, 14:48
balogur

Особенно доставил "Багратион-Мухосранский" - туда же, в наследники. Доча штурмбанфюрера, полукровка и та в королевишны лезет. Пшли вон, самозванцы!

14.03.2017, 10:05
Колян

Да ваще о чем базарить то ну нету никакого престола в все тут. Понятно НЕТУ и базарить тут не о чем.

13.03.2017, 21:36
учитель

Не Реконкиста, а реинкарнация Голштицев-Готторпцев, поживем-увидим ...Да здравствует Советская власть!

]]>]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.