Сергей Черняховский. Несостоявшийся национализм

Националистов, в классическом смысле слова, в России ни тогда, ни сейчас практически не было и нет

Большую часть того, что в октябре 1917 года сделала партия большевиков – передача земли крестьянам по принципам «черного передела», законодательное уничтожение сословий, предоставление гражданских прав женщинам, отделение церкви от государства с признанием свободы вероисповедания, окончательное утверждение республиканского правления,  принятие Конституции и провозглашение интересов народа как нации, приоритетными над правами старых привилегированных сословий, перераспределение собственности – все это исторически должны были сделать не социалисты, а русские националисты. 

Сергей Черняховский. Фото с сайта izborsk-club.ru

Все это – не собственно программа социалистической революции, а программа восстания русского народа против утратившего национальные корни имущего класса. И в этом отношении Октябрь сегодня должен был бы быть праздникомв не столько коммунистов,  сколько  последовательных националистов.

Они этого не сделали – просто потому, что националистов, в классическом смысле слова, в России тогда (да и сейчас) практически не было.

Были те, кто себя так называли,  но кто, с точки зрения классического понимания национализма,  таковым не был.

Потому что национализм – это не приверженность традиции и обычаям, национализм - это приверженность нации как субъекту модернизации,  строго говоря,  национальной модернизации.

Нация – это не кровь и почва, нация – это антифеодальное единство социума, рождающееся тогда, когда к основным признакам народности (можно определить это и термином народ), таким, как единство территориальное, историко-культурно-языковое и политическое – добавляется четвертое  – единый национальный рынок, скрепляющий данную историко-социальную общность единством торговых,  хозяйственных связей и экономическим укладом.

Поэтому Нация – это единство не всех живущих на данной территории, а того, что исторически называлось Третьим сословием: единством всех непривилегированных и той части привилегированных групп, которые разрывали со своими сословиями и идентифицировали себя с новой, непривилегированной общностью – Нацией.

Национализм – это идеология единства Нации, основным лозунгом которой становятся слова: «Да здравствует Нация!»,  но не в смысле «Долой инородцев!», а в смысле «Долой аристократов и попов!» - с одной стороны, и в смысле «Мы все (французы, итальянцы, немцы, англичане – и т.д.)», - с другой. То, что потом нация социально дифференцируется на имущих и неимущих, работодателей и наемных работников, то есть – капиталистов и рабочих – это ее будущая судьба и будущие проблемы национализма  как идеологии.

Но в основе своей – это именно единство непривилегированных, то есть, «Единство Равных». Во всяко случае – единство юридически равных.

Как таковое  нация есть именно антифеодальное единство, выступающее против традиционного общества с его феодальными привилегиями, этнической идентификацией, религией, традиционными институтами власти, божественным правом королевской власти, монархией как таковой, старыми формами собственности, неравноправием полов  и т.д.

Все это идеологически  оформляется в Национализм как идею приоритета интересов нации над остальными интересами и идею перехода начала суверенности от монарха  к народу, понимаемому в данном случае именно как Нация – отсюда и отнесение сословия аристократии и духовенства  к началам антинационального, то есть  признание их потенциальными либо действительными «врагами Народа».

В начале 20 века подобным образом идеологически оформленных и идентифицирующих себя сил в России не было. Фрагменты встречались среди черносотенцев, определенные начала названного  были у эсеров, но все те, кого тогда относили к националистам и кто сам себя к ним относил, были не националистами в собственном, классическом смысле слова – а традиционалистами. Для этого были свои исторические причины, но это было так.

То есть те, кто себя называл националистами, не способны были ни нести знамя и идеологию национализма, как антимонархизм, антирелигиозность, антисословность, республиканизм, атеизм, юридическое равноправие, принцип народного суверенитета.

Те, кто называл себя националистами – не создавали и не скрепляли нацию как единство всех непривилегированных граждан,  они пытались защитить Царя, защитить Церковь, защитить обычаи и все сложившиеся традиции.

Иначе – все они стояли на пути и формирования Нации как новой исторической общности, стояли на пути модернизации, понимаемой не как вестернизация, а как переход от общества традиции  к обществу рациональности.

То есть в итоге  оказывались препятствием на пути экономического и промышленного развития России. То есть не могли совершить то главное, что исторически должны были совершить: антифеодальную буржуазно-демократическую национальную революцию.

И, утонув в почитании того, что считали «истинно-русским»,  хотя истинно-русское в это время, русский мир, русский образ жизни и русская ментальность жили в тех, кто работал, – в крестьянах, в рабочих, в русских инженерах. И при всех обвинениях в закрытиях церквей и гонениях на священников именно отчуждение последних от русского народа и вызывало его отчуждение от них.

И более того: закрывая церкви и преследуя противодействующим революции священникам, большевики не делали более того, что делали любые националисты, свершая антифеодальную революцию.

Националист не может принять идею монархии, потому что не может принять приоритета монархического суверенитета над идеей нации.

Националист не может принять власть и привилегированное положение церкви, потому что не может принять приоритет наднационального, каким является божественное, над национальным.

Националист не может принять ценности и самозначимости обычая и традиции, потому что отражает национальный экономический интерес и приоритет Разума как высшего абсолюта.

Националист не может принять и сохранить сословность, потому что она ставит под вопрос принцип Нации как единства юридически равных.

Но таких националистов в начале 20 века не было,  а решать задачи антифеодальной модернизации нужно было. И одновременно – их решать сами по себе – было недостаточно, потому что подошел этап развития, когда привилегированным сословиям противостояло не единое скрепленное идеей национального интереса и равноправия граждан, а Третье сословие – а само оно было расколото внутренним противостоянием новых классов. И его верхушка, не успев исторически раньше взять власть в свои руки – именно в этой полуфеодальной власти видело своего наиболее надежного защитника от своего же классового антагониста.

Поэтому эти задачи решало другое политико-идеологическое течение, которое, с одной стороны, знало, что без решения этих задач не решит уже своих стратегических задач, а с другой – имело социальную и политическую силу, чтобы остатки феодальных препятствий на своем пути устранить.

И поэтому же – сколько бы в России сегодня не было людей и групп, декларирующих свой национализм и называющих себя националистами – знамени драйва национализма за ними нет. А поэтому  нет и исторической силы Национализма.

Потому что не может быть Национализма

- без идеи единства нации;
- без осуждения традиционного монархического правления и разрыва с монархической традицией;
- без признания приоритета светского над религиозным;
- без отказа от Обычая в пользу Разума;
- без идеи приоритетности Нации как равноправного единства непривилегированных  над интересами привилегированных.

И без признания приоритета воли Нации и национального Разума и Закона  над тем, что в современном мире принято называть «мнением международного сообщества» и «международным правом».

А еще – без признания приоритета национального промышленного, научного и культурного развития над частными имущественными интересами.

Хотя теоретически не исключено, что собственно национализм может появиться – если вдруг сможет удовлетворить всем названным требованиям.

Темы: В России
Комментарии читателей
12.02.2018, 08:33
Гость: Такие твари все не могут

простить преступление против человечества - разгром гитлеровского фашизма.

12.02.2018, 08:30
Гость: Ой, дубина ты!

Не было тогда вообще никаких литовцев. Были латгаллы, жемайты, аушкайты и т.д. А литвинами были русские. Литвинами, а не литовцами. И князья отчего то тоже шпрехали исключительно по русски. А как раз земли жемайтов и прочих дарили, завоевывали, отвоевывали, продавали, меняли. Так с Родиной не поступают.
А то, что тот же Новгород был вассалом Золотой Орды мигом из него русских повывело? И где в слове Новгород упоминание русских? Нет. Но значит ли это что там жили не русские?
Или вот стала татарская Казань вассалом Москвы. Оттуда татары исчезли?
----
Тебе сколько годков то "отец"?
А князя жди. Тренируйся лбом об пол стучать.
Вот такие как ты, и дают основания заявлять
всякой погани что русские только и могут что

12.02.2018, 08:22
Гость: Ну первый то пошел!

Ты. В смысле глупости огромной. Тут тебе токмо цээвропэшка и кирюшка соперники.

]]>
]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь. Хостинг предоставлен компанией e-Style Telecom.