Поиск по рефератам и авторским статьям

Преломление православных духовно-музыкальных традиций в «Симфонии псалмов» Игоря Стравинского

 Г. В. Пономарёва

Об Игоре Стравинском, его музыке и творчестве написано множество книг и статей. Став одним из самых крупных композиторов ХХ века, Стравинский по сей день является музыкантом, чьё творчество дает поводы для новых исследований и рассуждений.

В огромном списке сочинений этого плодовитого композитора есть значительное количество опусов, в основу которых были положены христианские сюжеты и темы, однако именно эта часть его творческого наследия менее всего была исследована и описана российскими (советскими) музыковедами, и совершенно незатронутой оказалась тема «Стравинский и православие». Причины этого не только в игнорировании любых разговоров о Церкви, которое имело место в атеистические времена нашей новейшей истории (а именно в это время и были написаны все основные работы о композиторе, вышедшие на русском языке), но также в том что собственно церковных песнопений, могущих дать повод для разговора на эту тему, Игорь Стравинский почти не писал…

Несколько хоровых опусов, созданных им на тексты православных молитв, были предназначены для концертного исполнения и плохо вписываются в современный богослужебный обиход (хотя отдельные случаи исполнения их за богослужением известны). Вместе с тем, прожив большую часть своей жизни за границей, композитор всегда чувствовал себя русским человеком и православным христианином, и это ощущается в его музыке, хотя, может быть, не всегда оказывается на поверхности.

Игорь Фёдорович Стравинский (1882-1971) родился в Ораниенбауме, близ Петербурга в семье оперного певца, солиста Мариинского театра и получил, как об этом пишут исследователи, «…дворянское воспитание, достаточно разностороннее, с некоторым влиянием религиозного духа».1Его главными музыкальными кумирами были русские композиторы – Глинка, Чайковский, Глазунов и Римский-Корсаков, ставший его учителем. Близкие отношения с членами беляевского кружка и многолетняя дружба с Дягилевым лишь усиливали его интерес ко всему русскому, национальному, в основе чего – как нечто само собой разумеющееся – лежал «дух православия».

«Симфония псалмов» была написана в 1930 году, по заказу Бостонского симфонического оркестра к 50-летию со дня его основания. Имея внешние жанровые признаки кантаты, но названное симфонией, это сочинение в некотором смысле стало рубежным в творчестве Стравинского.

Перечислим все сочинения композитора, имеющие в основе христианские темы и сюжеты.

1. «Отче наш» для смешанного хора a cappella 1926 г.

2. «Симфония псалмов» для хора и оркестра 1930 г.

3. «Верую» для смешанного хора a cappella 1932 г.

4. «Богородице Дево, радуйся» для смешанного хора a cappella 1934 г.

5. «Вавилон» кантата на слова из 1-ой Книги Моисеевой для мужского хора и оркестра с чтецом 1944 г.

6. «Месса» для смешанного хора и двойного квинтета духовых на канонический латинский текст католической литургии 1944 г.

7. «Canticum sacrum» («Священное песнопение») для тенора и баритона solo, хора и оркестра на текст из Ветхого и Нового Завета 1955-1956 г.

8. «Threni» («Плач Пророка Иеремии») для шести солистов, смешанного хора и оркестра на латинский текст из Ветхого Завета 1957-1958 г.

9. «Проповедь, притча и молитва» кантата для альта и тенора solo, чтеца, хора и оркестра 1961-1962 г.

10 «Потоп», музыкальное представление для чтецов, солистов, оркестра и танцовщиков 1961-1962 г.

11. «Авраам и Исаак», священная баллада для высокого баритона и камерного оркестра 1962-1963 г.

12. «Requiem canticles» («Заупокойные песнопения») для контральто и баритона solo, хора и камерного оркестра на латинские канонические тексты из римско-католической заупокойной мессы и погребальной службы 1965-1966 г.

Обращают на себя внимание:

А. жанровое разнообразие. Ни одно сочинение не повторяет другое составом исполнителей и избранной тематикой (текстовой основой);

Б. обязательное присутствие текста, голоса и пения. Первая особенность свидетельствует о напряженном поиске новых форм духовной музыки, а вторая – о «православном мышлении» композитора. Для него, как для русского человека, всякая духовная музыка была немыслима без текста, слова. Остается добавить лишь, что в «Requiem canticles» Стравинский даже попытался соединить католическую заупокойную мессу с элементами православной Панихиды. Вполне понятно, что живя в инославной среде, композитор не имел прямых поводов к написанию православных богослужебных сочинений, но, вероятно, потребность такую всё-таки ощущал.

Почему же «Симфония псалмов» – симфония, а не кантата, не «духовный концерт» и т. п.? Здесь имеет место переплетение объективных и субъективных причин. Прежде всего, следует напомнить, что Стравинскому заказали именно симфонию, которая должна была своим появлением отметить юбилей Бостонского симфонического оркестра. Это должна была быть симфония и по названию, и по форме. Однако он написал то, что хотел сам, усложнив себе работу введением хора и реализацией религиозной фабулы (написать обыкновенную оркестровую пьесу, или симфонию для такого мастера, как Сравинский было бы несложно).

С другой стороны, есть сведения о том, что в это время композитор как раз обдумывал идею нового сочинения с религиозной тематикой для хора и оркестра, в котором должны были звучать православные богослужебные тексты. Были даже написаны фрагменты этого сочинения, которые затем вошли в финал «Симфонии псалмов». В этих фрагментах, периодически звучало «Господи помилуй», с аккомпанементом оркестра, но в музыкальном сознании Стравинского это «неправославное» композиционное решение вызывало внутреннее отторжение при всём желании написать такое сочинение для западного слушателя; подобные опусы уже были написаны также находившимся в эмиграции в это время Александром Гречаниновым.

Получив заказ на симфонию, композитор изменил замысел, и решил писать свое сочинение не на церковнославянский текст, а на латинский, перетекстовав уже написанные эпизоды. Так, в финале «Симфонии», в быстрых эпизодах можно услышать нелогичное смещение ударений во фразе «Laudate Dominum». Она звучит «Láudate Domínum" и за этим можно услышать первоначальный вариант – «Господи помилуй».

После того, как окончательно определился исполнительский состав – хор и оркестр, и материал сочинения – священные тексты, и средства оркестрово-хорового развития, оставалось написать симфонию, использовав эти ресурсы. Для этого композитор избрал тексты не одного псалма, как это обычно делается в духовном концерте, и даже не близкие по смыслу тексты нескольких псалмов, как это бывает в духовной кантате. Он взял такие тексты, и сгруппировал их таким образом, чтобы возникла возможность всеми имеющимися средствами показать некую эволюцию, движение «от… – к…», что является преломлением традиционной симфонической концепции.

Рассмотрим тексты, взятые из псалмов 38, 39 и 150:2

Псалом 38

13 Услышь, Господи, молитву мою, и внемли воплю моему; не будь безмолвен к слезам моим. Ибо странник я у Тебя и пришлец, как и все отцы мои.

14 Отступи от меня, чтобы я мог подкрепиться, прежде нежели отойду, и не будет меня.

Псалом 39

2 Твердо уповал я на Господа, и Он приклонился ко мне и услышал вопль мой;

3 Извлек меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои;

4 И вложил в уста мои новую песнь – хвалу Богу нашему. Увидят многие, и убоятся, и будут уповать на Господа…

Псалом 150

1 Хвалите Бога во святыне Его; хвалите Его на тверди силы Его.

2 Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его.

3 Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях.

4 Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе.

5 Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных.

6 Все дышащее да хвалит Господа! Аллилуия!

Избранные композитором тексты выстраиваются в следующую фабульную линию:

я обратился к Богу: Господи, услышь молитву мою и внемли воплю моему; не будь безмолвен (безучастен) к слезам моим! И Господь услышал меня, потому что я твердо уповал на Него; извлек меня из болота (греховного), в которое попал я, поставил меня на твердую почву, дабы – осознав силу и могущество Его – я смог воспеть Ему новую песнь. Я раскаялся в грехах моих, и воспел Ему: хвалите Его во святыне Его и т. д.

Эта фабула вполне укладывается в традиционное «от мрака – к свету», но при её реализации, создавая собственно симфонию, Стравинский, вместе с тем, показал ещё одно движение: он как бы продемонстрировал в трёх частях своего сочинения всю эволюцию европейской духовной музыки – от монодии – до развитых форм многоголосия. Об этом уже написано в работах музыковедов. Однако хочется обратить внимание на один аспект этой художественной задачи.

Практически все исследователи указывают в качестве «модели» в 1-й части грегорианский хорал, а во 2-й – баховскую полифонию. Тот же путь – от монодии, через суммарное многоголосие – к организованному и национально окрашенному многоголосию прошло и православное церковное пение. Думается, взгляд Стравинского на духовную музыку и её традиции был шире, и если говорить о «моделях», то «моделью» 1-й части вернее было бы назвать всю христианскую музыку эпохи монодии; «моделью» 2-й – христианскую духовную музыку эпохи полифонии (и русская церковно-певческая традиция пережила «болезнь» фугой, не следует об этом забывать). В 3-й же части «моделью» видится современная Стравинскому духовная музыка, вершинным достижением которой он считал Всенощную Рахманинова. Соответственно этому, понятным становится тот факт, что в финал своей «Симфонии псалмов» композитор включил цитату из упомянутого рахманиновского шедевра. Таким образом, можно сделать вывод о том, что Стравинский не отделял русскую духовную музыку, ее развитие от общеевропейского музыкально-исторического процесса, но его взгляд, обращенный на этот процесс, был взглядом человека православного, взглядом «изнутри» православной богослужебной традиции.

Не имея в России вплоть до конца XIX века концертных форм (а их появление и начавшееся развитие в названный период было прервано – как и развитие всей русской духовной музыки – революцией и начавшимися гонениями на Церковь), духовная музыка, как жанровое явление, вызывало в сознании русского человека ассоциации лишь с богослужебным пением и колокольными звонами. И это ярко проявилось в «Симфонии псалмов».

Хочется добавить, что идея моделирования эволюции духовной музыки удачно легла на текстовую фабулу. В сущности, вся история христианства была историей постепенного погружения в христианские смыслы и отказа от «языческой греховности», и этот процесс растянулся на многие столетия.

При анализе формы «Симфонии псалмов» высвечивается еще один ракурс. Можно предположить, что выстраивая драматургию своего сочинения, композитор – может быть безотчетно – представлял структуру православного богослужения, в частности, Литургии Иоанна Златоуста.

Попробуем это аргументировать.

Первая часть «Симфонии» начинается сухим одиночным аккордом, который после пассажей деревянных духовых затем появляется еще трижды. Что это, как не Благовест к началу Службы?3Затем обращает внимание строение оркестрового аккомпанемента после вступления хора. Он – до самого конца части – представляет собой имитацию колокольных перезвонов, в которой слышны интонации типичных русских звонов: одновременное звучание двух ритмических вариантов одной попевки – мелкими длительностями и в увеличении; присутствие в терцовых интонациях двух вариантов одной терции – типичное «колокольное переченье»; механистичность соединения планов, при котором произвольно чередуются возникающие консонирующие и диссонирующие созвучия. Скрепляется вся эта структура ладом «тон-полутон», в который входят не только все «планы» аккомпанемента, но и звуковой состав хоровой темы-монодии. Предвижу возражения относительно «благовеста» вначале «Симфонии»: в католических храмах также звонят к службе. Что же здесь православного?

Католическая традиция духовной музыки не испытывала дефицита в звучаниях, ведь помимо пения (хорового и сольного), в храме звучал орган, звучали всевозможные инструментальные составы (от камерного ансамбля до оркестра), поэтому сугубо прикладное по значению колокольное звучание не привлекало к себе такого внимания, и не нашло отражения в духовных сочинениях композиторов-католиков. Вместе с тем, русская музыка к началу ХХ века сложила богатейшую «колокольную традицию», проявившуюся во многих фортепианных, оркестровых и оперных сочинениях русских композиторов. Кстати, значительно богаче были и сами православные звоны, превратившиеся в настоящее искусство – этим как бы восполнялась тембровая ограниченность православной богослужебной музыки.

Таким образом, начало «Симфонии псалмов» может вызвать аллюзии с началом православной церковной службы. В этом видится то, как представляет начало богослужения православный человек: вначале внимание обращено на внешние элементы – колокольный звон, иконы, росписи – а уже потом оно сосредоточивается на молитве (у католиков звон беднее, он чаще всего сводится к нескольким одиночным ударам колокола, а украшение храма чрезвычайно аскетично, икон нет вовсе).

Итак, мы услышали благовест, который предваряет службу и накладывается на ее начальные эпизоды. Далее – сосредоточенная молитва. Это – вторая часть «Симфонии», двойная фуга.

О третьей части хочется сказать несколько подробнее.

Эта часть, довольно «пёстрая» по музыкальному материалу, является самой активной, действенной частью всей «Симфонии». В ней можно выделить два крупных раздела по характеру движения – быстрый первый, и медленный второй.

Первый раздел по местоположению условно соответствует Евхаристическому канону литургии, т. е. самой главной части богослужения, а второй – его завершению и окончанию всей службы. Скрепляется вся форма трижды повторённым рефреном «alleluia», с которого часть начинается и которым она заканчивается (вначале и в конце к нему добавлена фраза «laudate Dominum» – «хвалите Господа»). Обращает внимание тот факт, что при активном развитии всего остального музыкального материала, эти фразы буквально повторены в их неизменном виде. Такое решение также выдает в Стравинском «православного композитора». Песнопений с припевом «Аллилуйя» много в любом православном богослужебном Чине – это и «Блажен муж», и «Хвалите имя Господне», и «На реках Вавилонских» и т. п. Но припев мог бы повторяться с музыкальными вариантами, и такие песнопения существовали, однако, именно буквальное повторение наиболее характерно для церковных песнопений любой эпохи истории русского церковного пения, любой её «школы», и в современном композитору обиходе они звучали и продолжали создаваться. В частности, так написаны песнопения А. Архангельского, пожалуй, самого популярного и любимого в русской церкви композитора из числа современников Стравинского.

Наконец, во втором разделе части обнаруживается еще одна характерная деталь. Это остинатно повторяемый ход из двух кварт, звучащий у низких инструментов до самого конца части. Появление этого элемента вновь заставляет вспомнить традицию колокольного «оформления» православного богослужения – «звон к Достойно» (на словах «Достойно и праведно есть», в кульминации Евхаристического канона).

В заключении ещё раз вернёмся к жанровому аспекту «Симфонии псалмов». Как уже говорилось, по сложившейся в европейской музыке традиции, для симфонии обычно характерен показ некоего движения, процесса и – по возможности – его результата. Стравинский, избрав для своей «Симфонии» названное направление движения, создал чрезвычайно оригинальное сочинение, не имеющее аналогов и предвосхищающее путь его дальнейших поисков. В списке духовных сочинений Стравинского «Симфония псалмов» занимает 2-е место после небольшого хора a cappella «Отче наш». Для композитора еще не ясен ключ к решению задачи – как писать духовную музыку для концертного исполнения, и в «Симфонии псалмов» он как бы составляет план дальнейших действий, отрабатывая возможные для решения этой задачи приемы и средства:

А. использует текст и работает с ним;

Б. использует средства певческих голосов (хора) и музыкальных инструментов;

В. использует латынь как универсальный язык;

Г. использует симфонические приемы развития (при всем кантатно-ораториальном исполнительском аппарате), и они буду преобладать в дальнейшем. Нужно сказать также, что это были годы, когда русский композитор Игорь Стравинский еще только осваивался на Западе, еще решал, как писать для западного слушателя, в том числе – музыку духовную. После «Симфонии псалмов» понятным становится жанровое разнообразие духовных сочинений, написанных композитором позже.

В этом списке:

А. две кантаты и четыре сочинения, не названные кантатами, но приближающиеся к этому жанру по средствам выражения;

Б. музыкальное представление с чтецами и танцовщиками («Потоп»);

В. Месса (чистый католический вариант);

Г. «акапелльные» духовные хоры на тексты канонических православных молитв (чистый православный вариант).

Все это в целом свидетельствует об активном поиске новых форм духовной музыки – о чем уже говорилось, а «Симфония псалмов» вобрала в себя все эти линии как «предварительный конспект». Она оказалась как бы «сгустком размышлений» композитора о новых формах духовной музыки, и этот «сгусток», этот «конспект» он разворачивал в своем дальнейшем творчестве.

Такая, совершенно особая роль этого сочинения в творчестве Игоря Стравинского явилась одной из тех объективных причин, которые, наряду с причинами субъективными, спровоцировали выбор именно жанра симфонии. Вместе с тем, укладываясь в «прокрустово ложе» жанров и форм западноевропейской музыки, это сочинение выдает в авторе русского композитора, православного человека, преломляющего в своем творчестве национальные духовно-музыкальные традиции.

Список литературы

1. Библия. Книги Ветхого и Нового Заветов — М.: Изд-во Московской Патриархии.

2. Всенощное бдение. Божественная литургия — М.: Изд-во Московской Патриархии, 1982.

3. Сборник суточных церковных служб, песнопений главнейших праздников и частных молитвословий Православной Церкви (на русском языке) / Свящ. В. Акименко — Новгород, 1926.

4. Божественная литургия — Брюссель, 1963.

5. Православные богослужения и молитвы — Париж, 1976.

6. Асафьев Б. Книга о Стравинском — Л.: Музыка, 1977.

7. И. Ф. Стравинский: Статьи и материалы / Под ред. Б. Ярустовского — М.: Композитор, 1973.

8. Ярустовский Б. Игорь Стравинский — «Музыка», Л. 1982 г.

9. Друскин М. Игорь Стравинский — Л.: Композитор, 1982.

10. Стравинская К. Ю. О И. Ф. Стравинском и его близких — Л.: Музыка, 1978.

11. Стравинский И. Ф. Хроника моей жизни — Л.: Государственное музыкальное изд-во, 1963.

12. Стравинский И. Ф. Диалоги…

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://sibmus.info

Дата добавления: 23.12.2013


]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.
Организации, запрещенные на территории Российской Федерации