Поиск по рефератам и авторским статьям

Язык – хранитель и свидетель культуры

 

А.О. Тихонова

Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет

В словах нашего языка таинственно запечатлены мудрость поколений, философия бытия, представления об укладе народной жизни, опирающейся на духовное единство, на чувство красоты и всемирную отзывчивость русского духа. В высших своих проявлениях язык – памятник культуры, духовное достояние и святыня народа.

Язык – исторически сложившаяся система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе [2].

Язык не просто отражает мир человека и его культуру. Важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Рассмотрим способность языка отражать и, главное, сохранять реальный и культурный мир своего речевого коллектива на конкретной теме.

Ярким примером того, как в языке хранится культурная информация, служат термины университетского управления. И русские, и английские названия высших должностей руководства университетом – ректор, декан – хранят память о том, что во многих европейских странах образование как социальный институт зародилось в монастырях, и первоначально было чисто церковным. Затем образование разделилось на духовное и светское, и последнее распространилось гораздо шире, чем первое. В советской России церковное образование почти сошло на нет, и ни преподаватели, ни студенты, ни их родители уже не помнят о том, что много столетий назад образование принадлежало исключительно духовенству.

В Англии об этом напоминает архитектура. Старейшие университеты по-прежнему располагаются в своих старых монастырских зданиях XIII, XIV, XV и последующих веков, с их кельями для монахов и знаменитыми галереями (cloisters) для прогулок, медитаций и молитв. И даже более поздние, «краснокирпичные» (red brick) здания университетов часто строились с элементами монастырской архитектуры.

Однако и в английском, и, особенно, в русском языке хранится культурный слой, раскрывающий исторические корни университетского образования.

Декан – руководитель факультета. Вероятно, это слово пришло через немецкий – dekan из латинского – decanus. Первоначально имело значение «настоятель соборного капитула», а также «старший над десятью монахами» (табл. 1).

Таблица 1

 

 

 

Год

 

Значение

1483

Глава, начальник или командир отделения из десяти человек

1524

Президент (руководитель) факультета или учебного отделения в университете; в США – архивариус или секретарь факультета.

1577

Чиновник или чиновники в Оксфордских или Кембриджских колледжах, назначенные следить за поведением младших

1643

Глава десяти монахов в монастыре

 

 

Слово «ректор» появилось впервые в 1643 г. Пришло через польский из латинского rector – правитель, управитель (табл. 2).

Таблица 2

 

 

 

Год

 

Значение

1482

Тот, кто осуществляет высший контроль в любой сфере.

Сейчас неупотребительно

1685

Правитель или губернатор, управляющий страной,

городом, штатом

1464

Глава университета, колледжа, школы или религиозной организации (особенно иезуитского колледжа или семинарии). В английском употреблении применяется ныне лишь к главам Эксетерского

и Линкольского колледжей в Оксфорде

 

 

Еще один пример из русского языка (непосредственно из жизни Московского университета): главное здание МГУ, величественное и монументальное, делится на части, которые все называют зонами. Центральная часть здания, где расположен ректорат и некоторые факультеты – это зона А, поликлиника – в зоне E, квартиры для преподавателей – в зонах И, К, Л, Н, общежития – в зонах Б, В, Г и т. д. Все попытки заменить зону на сектор оказались безуспешными – слово зона слишком прочно вошло в язык, устоялось, прижилось. За этим словом – страница истории России: здание МГУ строилось в 1948-1953 гг., вскоре после победы и одновременно с послевоенной волной репрессий. Как и большинство крупных объектов того времени, университет строили заключенные, которые жили в зонах. Зона – термин из жизни концлагерей, который свидетельствует о не слишком далеком, но уже забытом прошлом [5].

Очевидно, что язык как зеркало культуры отражает и все наиболее важные и устойчивые изменения в образе жизни и менталитете народа.

Нагляднее всего изменения и в жизни и, соответственно, в языке видны на примере реалий, то есть разного рода фактов внеязыкового, реального мира.

В вариантах «Евгения Онегина» у Пушкина есть такие строки: «„Женись!» – «На ком?» – «...На Лидиной». – «Что за семейство! У них орехи подают, они в театре пиво пьют». Современный читатель недоумевает, какие явно негативные социокультурные коннотации не позволяют жениться на бедной Лидиной? Почему угощать орехами или в театре пить пиво настолько противоречило нормам дворянских женихов в культуре пушкинской эпохи, что исключало возможность брака. Собственно значения слов «орех» и «пиво», разумеется, никакого отношения к контексту не имеют и не проливают света на культурологическую загадку [2]. Ясно одно – общественная жизнь изменилась настолько, что всякая связь с современностью утрачена, а с нею утрачены и культурные коннотации этих слов. Без специального исследования и последующего комментирования этот контекст непонятен современному русскому человеку.

Язык – сокровищница, кладовая, копилка культуры. Он хранит культурные ценности – в лексике, в грамматике, в идиоматике, в пословицах, поговорках, фольклоре, в художественной и научной литературе, в формах письменной и устной речи.

Само слово – это традиция, в корне которой заложены представления об истине, добре, красоте, идеале, вечности, правде и справедливости.

Возьмём коренное слово «род». С приставкой "на", означающей высшую степень качества и стремление ввысь, это – «народ» – те, кто народился и составляет единство по языку, истории, духу и мировосприятию коренных начал. «Родимый» – дорогой, душевный. «Родина» – родная и близкая сердцу страна. Но стоит нам взять приставки, означающие отвержение содержания корня, – "вы", "от" – получаются с тем же корнем бранные слова – отродье, выродок.

В языке, таким образом, запечатлевается отношение к миру, известная идеология поведения. Язык в значительной мере определяет и характер культуры, как в широком, так и в насущном смысле. Как средоточие природного и социального опыта поколений, как генофонд мысли нации – он не только достояние мировой культуры, но и источник духовной сопричастности исторического развития для всех граждан нашего великого Отечества.

Национальный язык – хранитель и зиждитель народного духа. Степень владения им – в целом определяет уровень мышления. Совершенство речи во многом определяет совершенство культуры человека. Состояние речи – это состояние мысли, состояние мысли – это состояние сознания, состояние сознания – это предпосылки поступков, поступки – это сущность поведения людей, сущность поведения людей – это судьба народа.

Психолингвисты давно установили, что путём построения и внедрения особых образцов речи можно влиять на состояние мысли и поведение человека. Так что языковая норма настраивает на нормальное поведение, а отклонение от неё – всегда является предпосылкой, а затем и средством влияния на отклонение от нормы в поведении людей, на расшатывание их культурного сознания, на его повреждение и разрушение.

Таким образом, язык выступает как оружие воздействия на социальное сознание и поведение человека [3], влияет на смысловой и эмоциональный настрой личности.

Воздействие на язык в масштабах страны началось активно с 90-х годов XX века, и это воздействие было откровенно разрушительным в отношении к нормам поведения и здоровому состоянию человека. По всем линиям воздействия: через школу, литературу, театр, устную пропаганду "ревнителей разнузданной свободы", через СМИ – велись активные выступления, чтобы приглушить здоровое языковое сознание и тем самым, снизить культурный уровень масс.

Ещё ранее нам, например, активно навязывалась через СМИ блатная и криминальная речь, блатные и "тюремные" песни и т.д. Это, несомненно, влияло на массовый характер и уровень мышления, общения и определяло во многом "поведенческую атмосферу" в обществе. Привыкая к определённому уровню и типу речи, человек бессознательно "подвёрстывался" под тип мышления и поведения, этой речи соответствующий.

Не безобидно и то, что мягкая, плавная, неторопливая, мелодичная, богатая тембрами, истинная русская речь ныне усилиями чужеродных СМИ подвергается искажению: в эфире распространяется отрывистое, лающее, механическое произнесение слов с повышением тона в конце фразы, с воровской поспешностью, вроде некоего бормотания. Нельзя забывать, что звуковой облик языка – тоже носитель смысла, и искажение звучания русской речи – это дезинформация.

Без достойного освоения языка невозможно не только возрастание знаний, но нормальное развитие сознания человека и народа. Ибо язык, храня сосредоточенный в словах коренной опыт многих веков, является единственным средством его наследования. "Проверено опытом, – справедливо замечает один из современных учёных, – на ступень опускают чистоту родного языка (обновлением, внедрением иностранщины) – на три "обновлённый" язык сам повреждает веру и нравы носителя – народа” [7]. Сейчас как никогда необходимо сохранять плодотворный опыт поколений, и основа здесь – сохранение целомудрия нашей речи.

Человек и народ имеют право на жизнь в здоровой соприродной им культурной и языковой среде. Насильственное повреждение такой среды – преступно. Оно должно быть пресекаемо законом. В этом, несомненно, и состоит защита прав человека и информационной безопасности России. Наше законодательство до сих пор ещё не доросло до простой истины, что слова литературного языка – основа культурной памяти и культурных традиций, должны бдительно и строго охраняться. А значит, в нашей жизни должен прочно утвердиться бережный подход к литературному языку. Культурная традиция прозревает дальше и больше, чем умозрительные рассуждения и выдумки, ограниченные временем, политическими пристрастиями и возможностями кругозора их авторов.

Поэтому литературный язык должен охраняться на государственном уровне. Его изменения должны быть естественны и природны и защищены от массового вмешательства, искусственного распространения жаргона, сленга, современного канцелярита и пр. Всё это, учитывая характер и средства распространения этих повреждений языкового сознания масс, включая информационную агрессию, языковые клипы и прочее, наиболее точно определяется как "языковое насилие" над личностью и народом [9].

Однако язык – это не копилка или склад, в котором хранятся вышедшие из употребления слова-понятия. Язык – живой, непрерывно функционирующий и непрерывно изменяющийся организм. Метафора «живые и мертвые языки» отнюдь не случайна. Все языки когда-то родились, и одни из них умерли давно, некоторые недавно, а некоторые умирают сейчас. Языки умирают, когда исчезает народ, говорящий на этих языках. С народом исчезает и его культура, а без культуры, без её движения и развития язык тоже перестает жить и становится мертвым, хранящимся в письменных памятниках.

Таким образом, язык не только отражает культуру своего народа, его социальное устройство, менталитет, мировоззрение и многое другое, но и хранит накопленный им социокультурный пласт, который служит важнейшим и эффективнейшим способом формирования следующих поколений, то есть инструментом культуры.

Список литературы

Брутян Г.А. Гипотеза Сепира-Уорфа. Ереван, 1968.

Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н., Шаклеин В. М. Не говори шершавым языком [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.library.cjes.ru

Гумбольд В. Фон. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985.  

Добродомов И.Г.. Орфографическое "упорядочение" и ликвидация грамотности // Русский вестник. 2003. № 15-16. С. 14-15  

Емельяненко Г.Е. Язык наш – поводырь наш в рай или ад. СПб.: Питер, 2001. С.12.

Поволяева А. Язык – составная часть культуры.

Сквородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты языкового общения. Вып. 2. Красноярск. 1997. С.10-15.

Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: учеб. пособие. М.: Слово, 2000.

Троицкий В. Ю. Русский язык, русская культура и судьба народа [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.varkentin.info.ru

Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Слово, 1990.

Ожегов C.B. Словарь русского языка. М.: Наука, 1972.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://mvestnik.istu.irk.ru/

Дата добавления: 22.07.2014


]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.
Организации, запрещенные на территории Российской Федерации