Поиск по рефератам и авторским статьям

Особенности употребления крылатого выражения-галлицизма медовый месяц в современной российской публицистике (на материале Национального корпуса русского языка)

 

Ольга Валентиновна Ломакина кандидат филологических наук, доцент кафедры современного русского языка, Институт русского языка и культуры МГУ им. М. В. Ломоносова, Православный СвятоТихоновский гуманитарный

Александра Стефановна Макарова заведующий кафедрой французской филологии, Московский институт иностранных языков

Ключевые слова: крылатые единицы, публицистический дискурс, трансформация, контаминация

Изучение функционирования фразеологизмов в текстах разных стилей и жанров является одной из активно разрабатываемых научных проблем. Этому посвящены работы ряда исследователей [2], [4], [5], [7], [11], [12]. Данная статья посвящена изучению употребления крылатых выражений (далее - КВ), являющихся частью фразеологического фонда языка, в публицистическом стиле, который наиболее быстро из всех других функциональных разновидностей языка реагирует на события, происходящие в современном обществе. Вопросам функционирования крылатых слов и выражений в языке и речи посвящены труды многих видных ученых:

М. Бабкина, В. П. Беркова, В. М. Мокиенко,

Э.М. Солодухо, В. В. Шендецова, С. Г. Шулеж- ковой [1], [3], [6], [10], [14].

Актуальным представляется изучение особенностей употребления КВ в публицистическом дискурсе, который наряду с разговорной речью отражает тенденции развития современного языка. Под КВ вслед за В. П. Берковым,

М. Мокиенко и С. Г. Шулежковой мы понимаем единицы, исторический или литературный источник которых очевиден или доказуем. Основным дифференциальным признаком КВ, отличающим их от любой устойчивой раз- дельнооформленной языковой единицы, является «генетическая печать авторства, связь с источником (автором, персонажем, произведением искусства или литературы и т. д.)» [14; 28]. Крылатые слова и выражения, по словам

О.В. Берковой, являют собой «обобщение человеческого опыта, выражение жизненной мудрости, передачу философского смысла» [2; 12]. По мнению С. Г. Шулежковой, жизнь крылатой единицы (далее - КЕ) - «это ее функционирование в различных сферах речевой деятельности, где любая КЕ проявляет свои свойства» [14; 242].

Основное свойство языка современной публицистики - это способность сочетать в себе две внешне противоречащие друг другу установки - на стандарт и экспрессию. Язык современной журналистики имеет ряд особенностей: любимым приемом в текстах современных газет все чаще становятся различные преобразования КВ, трансформация которых возможна благодаря их внутренней форме (исходного смысла) и ее устойчивости. «У идиомы в качестве “предшественника” выступает сочетание слов, компоненты которого утрачивают самостоятельную денотацию и референтную автономность. значение идиом всегда больше насыщенно “деталями”, чем значение слова» [11; 84].

Проблема изменчивости фразеологизмов, в том числе и КВ, до сих пор остается актуальной, о чем свидетельствуют исследования последних лет. Изменчивость КВ проявляется в их вариативности и модификативности. Под фразеологической вариативностью мы вслед за А. М. Меле- рович и В. М. Мокиенко понимаем изменение формальной стороны КВ: замену ее компонентов другими единицами; сокращение или расширение количественного состава (добавление или удаление слов) КВ; изменение грамматической или графической формы компонентов КВ [6; 28].

Формальное варьирование компонентов КВ не нарушает целостность фразеологизма, не изменяет существенно его значение. К семантическим преобразованиям принято относить семантико-стилистические, которые не затрагивают лексико-грамматической структуры идиомы. Выделяют два основных типа структурно-семантических преобразований КВ: преобразования, не приводящие к нарушению семантического тождества КВ; трансформации, в результате которых возникают индивидуальноавторские (окказиональные) КВ [6; 33].

Изучив материал газетного фонда Национального корпуса русского языка (НКРЯ) [9], мы пришли к выводу, что в российской прессе активно употребляются следующие крылатые слова и выражения французского происхождения: Варфоломеевская ночь; делить шкуру неубитого медведя; медовый месяц; на войне как на войне; ради прекрасных глаз; после нас хоть потоп и др.

В данной статье мы рассмотрим особенности употребления КВ медовый месяц в российской публицистике и проанализируем примеры ее трансформаций.

Обратимся к этимологии указанной единицы. Медовый месяц - выражение, принадлежащее Дж. Хейвуду (XVI век), восходит к персидскому фольклору. Однако данное КВ приобретает известность позже, после того как Вольтер употребил его в романе «Задиг, или Судьба» (1747): «Задиг испытал, что первый месяц брака, как он описан в книге Зенд, является медовым месяцем, а второй - полынным месяцем». Рассматриваемая единица многозначна: 1. Первый месяц супружеской жизни; время сразу после свадьбы. 2. Шутл. О счастливом, приятном и безмятежном периоде в чьей-либо совместной жизни. 3. чего. О лучшей поре, расцвете чего- либо [3; 264-265].

По данным НКРЯ, в русском языке КВ медовый месяц стало употребляться с начала XIX века как в публицистических, так и в художественных текстах в двух значениях: «1. Начальная, наиболее счастливая пора супружеской жизни. 2. Расцвет, лучшая пора» [13; 376]. Например, в текстологии Л. Н. Толстого медовый месяц (8 употреблений) используется как в первом, так и во втором значении:

Вообще тот медовый месяц, то есть месяц после свадьбы, от которого, по преданию, ждал Левин столь многого, был не только не медовым, но остался в воспоминании их обоих самым тяжелым и унизительным временем их жизни («Анна Каренина»).

Сколько я ни старался устроить себе медовый месяц, ничего не выходило («Крейцерова соната»).

В современной российской публицистике КЕ медовый месяц употребляется во всех значениях:

Женился и уже наслаждается медовым месяцем один из самых богатых, теперь уже бывших холостяков в мире, - соучредитель поисковой системы Google Ларри Пейдж [Труд-7.

Местные жители: женаты, но готовы на подвиги. Бали считается идеальным местом для медового месяца: любовь здесь, как пишут в романах, разлита в воздухе [Комсомольская правда. 12.05.2007].

И хотя «медовый месяц» Советского Союза с «самым пассионарным континентом» остался далеко позади, в 1970-х, современная Россия, как выяснили «Известия», собирается уже в ближайшее время наверстать упущенное [Известия. 11.01.2007].

Приведем контекстное употребление рассматриваемого КВ:

Как только мистер и миссис Смит выясняют, что все шесть лет брака они скрывали друг от друга главное - службу в конкурирующих «фирмах», специализирующихся на заказных убийствах, оба киллера словно заново знакомятся. Однако их повторный «медовый месяц» построен не на признаниях в любви, а на взаимной ревности [Известия. 24.12.2007].

БЛИЗНЕЦЫ. Результаты достижимы даже малыми усилиями, и прежде всего в деловом партнерстве. А в супружеских отношениях можно рассчитывать на наступление внеочередного «медового месяца» [Труд-7. 11.08.2007].

Вскоре я заметил, что мой живот растет, мне уже лень репетировать новые номера. И мы решили закончить медовый кулинарный месяц. Стали вместе с Кариной вегетарианцами [Труд-7. 02.09.2006].

Анализ приведенных контекстов показывает, что расширение компонентного состава КВ происходит за счет прибавления определения, придающего ироничный оттенок выражению. Кроме прилагательных, журналисты активно используют и другие части речи для экспликации КВ. Например:

Анастасия ВОЛОЧКОВА, балерина: - Улетим с мужем в Таиланд. У нас там будет второй медовый месяц [Комсомольская правда.

Чтобы не «потерять лицо», раз якобы обнаружен «русский след»? Или Брауну надо и здесь показать себя жестким преемником Блэра? Но какой смысл портить давние, нелегко наработанные, да и выгодные обеим державам отношения? Не прошло и двух недель после смены власти, а по вердикту «Дейли экспресс», «медовый месяц мистера Брауна» уже закончился. Англичане ждут, что новая «метла» будет мести энергично и, главное, с пользой для них [Известия. 07.17.2007].

Серия публикаций в британской прессе о подлинных или мнимых любовных похождениях Дэвида Бекхэма, начавшаяся с откровений его бывшей ассистентки Ребекки Лоос, стала серьезным испытанием на прочность для знаменитой четы. ИГРА В МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ.

Виктория делает вид, что ничего особенного не произошло, что шторм, который проносится сейчас над их с Дэвидом семейными отношениями, нисколько их не поколеблет [Советский спорт. 04.20.2004].

Интересен факт употребления данного КВ в текстах медицинской тематики:

У женщин межреберные невралгии могут имитировать боли при мастопатии, а характерный для невритов «синдром натяжения» может вызвать в молочной железе ощущение окаменелости. Так что не удивляйтесь, если маммолог попросит вас пройти обследование у невролога. КСТАТИ, «Паралич медового месяца» это не шутка, а одно из проявлений локтевой или лучевой невралгии [Комсомольская правда. 01.31.2007].

ДИАБЕТИК И ЭКСТРАСЕНСЫ. Известно, что у некоторых диабетиков в самом начале лечения вдруг могут заработать считавшиеся погибшими клетки поджелудочной железы, в результате чего необходимость в инсулине сильно уменьшается, а иногда и вовсе исчезает - на какое-то время. Этот период называется медовым месяцем диабетика, но знают о нем не только врачи, но и околомедицинские шарлатаны. Они зазывают к себе свеженьких диабетиков, чтобы приписать этот кратковременный эффект своим выдающимся экстрасенсорным способностям и снять с клиента приличную сумму за «излечение». А когда медовый месяц проходит, отфутболивают обманутого диабетика к эндокринологам - мол, тяжелый случай, мои чары тут бессильны [Труд-7. 07.16.2001].

В первом примере речь идет о локтевой или лучевой невралгии, при которой женщина испытывает боли, лишающие ее привычного комфорта, - «медового месяца». Здесь КВ выступает в роли вторичной номинации. Во втором примере анализируемое КВ получает экспрессивный характер: речь идет о периоде улучшения самочувствия диабетика, когда он может отказаться от инсулина.

Теперь рассмотрим примеры семантической трансформации, не приводящей к нарушению семантического тождества крылатого слова:

Со времен коммунистического братства Сталина и Мао не было такой идиллии в отношениях между Китаем и Россией. Начало реализации совместной космической программы по изучению Марса, новые экономические контракты на сумму 4,3 млрд долларов, особые отношения в сфере поставок энергетического сырья и, самое главное, начало «стратегического партнерства», направленного против США, - визит Ху Цзиньтао в Москву завершается триумфальным итогом. Новый медовый месяц между Китаем и Россией окончательно зачеркивает десятилетия холода и даже конфликтов и свидетельствует о серьезной договоренности, направленной на изменение расстановки сил в мире [Новый регион. 03.29.2007].

Накануне и сразу после избрания Николя Саркози президентом Франции многие местные политологи, с которыми доводилось беседовать о том, как они видят развитие франко-российских связей, были настроены весьма скептически. При этом ссылались на не так чтобы многочисленные, но весьма критические реплики Саркози в адрес России. Так, на одном из предвыборных митингов он довольно резко высказался по поводу ситуации у нас с правами человека и положением в Чечне, на другом заявил о своем несогласии со словами Владимира Путина о том, что развал СССР «был величайшей трагедией ХХ века», подчеркнув, что «крах любой диктатуры - всегда хорошая новость». Казалось, что действительно после «медового» периода в отношениях между двумя странами времен президентства Жака Ширака вот-вот наступит серьезное похолодание [Труд-7. 10.10.2007].

В первом контексте журналист употребляет выражение новый медовый месяц в значении «новый период» в отношениях. Во втором примере происходит субституция существительного месяц на период с сохранением семантики исходного КВ. В следующем примере наблюдается появление семантического оттенка КВ медовый месяц за счет лексического расширения путем прибавления местоимения каждый:

Иджи была в белом платье, я, как и положено, - в черном фраке. К сожалению, вскоре после свадьбы я отправился в Донецк, так что медового месяца у нас не было. Но это не столь важно. Главное - мы любим друг друга, а поэтому каждый месяц у нас - медовый [Труд-7. 12.19.2002].

В российской публицистике также встретились примеры лексического расширения, приводящие к изменению семантики КВ, где исходная единица выступает в роли номинанта. Данное употребление представляет собой не что иное, как образование вторичного наименования на основе семантических ассоциаций. Свеча является символом романтических отношений между мужчиной и женщиной, которые характерны для медового месяца:

Римская свеча «Медовый месяц», запал горит 10 секунд. Быстро выстреливает 8 раз, над землей в 10 метрах взрывается сноп мелких петард - маленькие желтые искры и большие магниевые звезды. Цена - 80 рублей, оценка - 3 с плюсом [Комсомольская правда. 12.29.2003].

Далее рассмотрим примеры субституции, где данное крылатое выражение выполняет номинативную функцию:

Молодожены взяли с собой собачку принцессы Елизаветы, корги Сьюзен. 49. Первую брачную ночь пара провела в Бродлендсе в Гэмпшире, в доме дяди Филиппа. Вторая часть медового

месяца прошла в шотландском замке Балморал. В начале 1948 пара арендовала их первый общий дом в Суррее, около Виндзорского замка, где они остались, пока они не перебрались в Кларенс- Хаус <...> [РИА Новости. 11.20.2007].

После праздничного обеда новобрачные покинули Букингемский дворец, осыпанные розовыми лепестками, и в сопровождении любимой собаки Елизаветы - корги Сюзан - с вокзала Ватерлоо отправились в гости к дяде жениха, герцогу Маунтбаттену, где и прошла их первая брачная ночь. Остаток «медового месяца» будущая королева и ее муж провели в шотландском замке Балморал, где Елизавета Вторая любит отдыхать до сих пор [Известия. 11.19.2007].

В тбилисском аэропорту он отдал мне нести чемодан, мол, пусть все видят, какая у него послушная, покладистая жена. Не могу припомнить, было ли мне тогда обидно. Даже если и так, я была совершенно счастлива и успокоена радушием новой родни: Верико Анджапаридзе, родной сестры его мамы Мэри, двоюродной сестры Софико Чиаурели и многих других. Но прошел медовый этап, и Георгий Николаевич решил вылепить из меня образцово-показательную «домашнюю жену» [Труд-7. 12.07.2006].

Когда мы познакомились, он снял в Ленинграде квартиру, чтобы мы поселились вдвоем. Что такое общественный транспорт, я не знала. К плите не подходила. «Медовые полгода». Правда, Улоф предупреждал, что в Швеции мы похуже жить будем, но чтобы настолько [Комсомольская правда. 07.01.2004].

Следующий контекст ярко иллюстрирует окказиональную замену, субституция месяц - отношения является контаминацией КВ с фразеологизмом добавить ложку дегтя в бочку меда. Это пример индивидуально-авторского преобразования данного крылатого оборота:

Первой «сибирской ласточкой» стало подписание соглашения между Газпромом и компанией ВASF. Немецкий химический гигант получит 35 % в консорциуме по разработке Южнорусского газового месторождения, которое в будущем должно питать североевропейский газопровод. По словам Путина, запасов там хватит на 30 лет. На пресс-конференции немецкие журналисты попытались добавить ложечку дегтя в «медовые отношения» двух лидеров. Они принялись «пытать» президента, что означает российская энергетическая экспансия в Европу [Комсомольская правда. 04.28.2006].

В следующем примере автор прибегает к контекстуальной антонимии, противопоставляет полярные понятия холодная война и медовый месяц и эффектно расставляет смысловые акценты:

Что сказал президент: О «холодной войне» и «медовом месяце». В международных делах и в отношениях между государствами вряд ли можно употреблять терминологию, которая была бы уместна в отношениях между людьми, особенно в «медовый месяц» либо перед тем, как мужчина и женщина собираются отправиться в загс. Сегодня одна из главных сложностей заключается в том, что некоторые участники международного общения полагают, что их мнение является истиной в конечной инстанции [Комсомольская правда. 06.05.2007].

Как свидетельствуют приведенные примеры, использование КВ в современной российской публицистике - явление распространенное. КВ вводятся в текст как полностью, так и в трансформированном виде, с заменой компонентов и т. п. Журналисты используют все значения исходного КВ, которые оно приобрело в русском языке.

Причины введения крылатых слов и выражений в создаваемый текст носят самый разный характер: для эмоционально-экспрессивной номинации явлений в жизни общества, с целью индивидуализации речи и т. п. Таким образом, в языке современных газет идет активный процесс модификации КВ; инвариант единицы может употребляться реже, чем их варианты; часто КВ служит «строительным» материалом для создания новых, порой неожиданных ярких и экспрессивных оборотов.

Список литературы

Бабкин А. М., Шендецов В. В. Словарь иноязычных выражений и слов, употребляющихся в русском языке без перевода: В 3 т. 2-е изд., испр. СПб.: КВОТАМ, 1994.

Беркова О. В. Крылатые слова и проблемы их лексикографирования: Дис. ... канд. филол. наук. Л., 1991. 161 с.

Берков В. П., Мокиенко В. М., Шулежкова С. Г. Большой словарь крылатых слов русского языка. М.: АСТ: Астрель: Русские словари, 2005. 623 с.

Вакуров В. Н., Кохтев Н. Н., Солганик Г. Я. Стилистика газетных жанров. М.: Высш. школа, 1978. 183 с.

Ломакина О. В. Типы использования крылатых выражений в письмах Л. Н. Толстого // XXIV Международные Толстовские чтения. Тула: Изд-во ТГПУ, 1998. С. 184-186.

Мелерович А. М., Мокиенко В. М. Семантическая структура фразеологических единиц современного русского языка. Кострома: Изд-во КГУ, 2008. 484 с.

Мокиенко В. М. Русские интертекстемы как отражение русской культуры // Мир русского слова и русское слово в мире: Материалы XI Конгресса Междунар. ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Варна, 1723 сентября 2007 г. Т. 2. Sofia: Heron Press, 2007. С. 224-231.

Мокиенко В. М. Фразеологическое калькирование как генератор интернационализации языковой системы // 4-е Жуковские чтения «Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме»: Материалы Междунар. науч. симпозиума.

В.Новгород, 2009. С. 24-28.

Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ruscorpora.ru

Солодухо Э. М. Мифологизмы и их прототипы // Вопросы сопоставительного изучения заимствованной фразеологии. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1977. С. 94-100.

Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. 288 с.

Фокина М. А. Фразеологические единицы в повествовательном дискурсе (на материале русской художественной прозы XIX-XX вв.): Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Орел, 2008. 49 с.

Фразеологический словарь русского литературного языка: В 2 т. / Сост. А. И. Федоров. М.: Цитадель, 1997. 392 с.

Шулежкова С. Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие. М.: Азбуковник, 2002. 288 с.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://uchzap.petrsu.ru

Дата добавления: 22.07.2014


]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.
Организации, запрещенные на территории Российской Федерации