Обновленное правительство Медведева: возможен ли прорыв в развитии страны

16:03 23.05.2018 , Михаил Чистяков

Нужно, чтобы президент управлял экономикой страны в ручном режиме 

7 мая 2018 года президент Владимир Путин после инаугурации подписал указ о национальных целях и стратегических задачах развития России до 2024 года. Указ получил неофициальное наименование «майского суперуказа» в связи с масштабностью поставленных задач. Указ действительно предполагает достижение прорывных целей в развитии экономики и социальной сферы России.

Речь идет о росте экономики темпами выше мировых и вхождении в пятерку сильнейших экономик мира (а это рост выше 3-3,5 % ежегодно при том, что в 2017 г. экономика России выросла на 1,5 %), повышении средней продолжительности жизни до 78 лет, сокращении в 2 раза уровня бедности, увеличении несырьевого экспорта до 250 млрд дол. (почти в 2 раза по сравнению с 2017 г.), увеличении объема строительства жилья до 120 млн кв. м. (в 2017 г. – 79,2 млн кв.м.).

Заседание Правительства. Фото с сайта government.ru

Помимо этих прорывных целей поставлено и много других амбициозных задач в области экономики, здравоохранения, образования, науки, экологии, призванных значительно улучшить жизнь граждан России.

18 мая был объявлен состав правительства под председательством Дмитрия Медведева. И здесь для многих было разочарование, так как изменения в структуре и составе правительства носят декоративный характер. В первую очередь это касается социально-экономического блока. Речь идет о старой логике развития и о старой логике кадровой политики.

Обновленный состав правительства Медведева не сможет самостоятельно обеспечить реализацию стоящих перед страной прорывных целей по следующим причинам:

- Чрезвычайно централизованная система государственного управления (где развита культура «лакейства» и «служения начальнику», вместо служения народу), не поощряющая инициативности, креативности и ответственности чиновников перед простыми людьми. Это система выполнения поручений, идущих от вышестоящего чиновника к нижестоящему. Система замыкается на президенте и относительно эффективно может работать только при прямом контроле и даже управлении со стороны президента;

- Состав правительства – либеральные доктринеры или исполнители. В определенной степени, первое является следствием неспособности переосмыслить реформы Гайдара начала 90-х, второе – следствием централизованной системы госуправления. В такой ситуации главным «экономическим креативщиком» может быть только президент;

- Результаты предыдущих 6 лет. Отдельные проекты, которые в основном курировал президент, реализованы (автомобильный Крымский мост, строительство объектов к Олимпиаде в Сочи и объектов к саммиту АТЭС во Владивостоке и др.). В целом же нет заметного прогресса в экономике. Наоборот, за 6 лет экономика не выросла, благосостояние граждан ухудшилось. В образовании и здравоохранении также заметны ухудшения в области доступности и качества. При этом ошибочно списывать тупик в экономике на санкции: экономическая стагнация началась еще в 2013 году, до введения «крымских» санкций. Таким образом, именно экономический курс правительства был главной причиной стагнации и спада в экономике страны.

Следовательно, требуется, чтобы президент управлял экономикой страны в ручном режиме и задавал основные направления развития хозяйства страны, как он это делает во внешней и оборонной политике.

Однако Путин не экономист и не разбирается в экономике на должном уровне, чтобы самостоятельно выстраивать экономический курс страны.

Следовательно, ему нужен очень хороший экономический советник, более того, «экономический стратег», человек, который возьмет на себя ответственность за экономическое развитие страны.

Требования к такому человеку должны быть самые высокие:

- отличное знание экономики в теории и на практике, в том числе знание механизмов экономических прорывов в наиболее успешных с этой точки зрения странах (например, Китай и Сингапур), знание механизмов экономических прорывов в истории России (в частности, модернизации конца 19-начала 20 веков, советской модернизации);

- свобода от доктринального мышления (в первую очередь, от доктрины, поразившей умы экономистов во многих странах догоняющего развития – «вашингтонского консенсуса», фактически пропагандирующей отказ от независимого промышленного и финансового развития) и веры в свободную от политики экономику (неадекватность этой веры понятна как минимум с начала введения антироссийских санкций в 2014 году). В определенном смысле такой человек должен обладать мужеством, чтобы быть способным при необходимости идти против течения и не поддаваться на веяния модных экономических доктрин;

- высочайшая мотивация вывести Россию из экономического кризиса (как это удалось Путину по выводу страны из внутриполитического кризиса конца 90-х- начала 2000-х годов).

С точки зрения требований к такому человеку это должен быть своего рода российский Дэн Сяопин. Непонятно только, есть ли сейчас в России экономист такого уровня. Но в любом случае, искать такого человека нужно за пределами той догматичной неолиберальной среды, которая до сих пор оказывала решающее влияние на экономическое развитие страны.

Очевидно, что если Путин и дальше будет излишне полагаться на советы либеральных доктринеров, таких как Кудрин и Набиуллина, то никакого прорыва не будет. В то же время не следует отрицать саму рыночную концепцию. Другое дело, что рыночные механизмы должны быть не самоцелью, а инструментом в реализации задач развития страны. Либеральные воззрения должны соответствовать той реальности, которая сложилась вокруг России, а не противоречить элементарному голосу разума.

Сделаем еще раз акцент на двух главных препятствиях для прорыва в развитии страны, так как это очень важно для понимания всей сложности осуществления прорыва.

1. Неолиберальное доктринерство

О либеральном доктринерстве здесь уже упоминалось много раз. Это желание видеть экономический мир сквозь «розовые очки» веры в свободу торговли, независимость экономики от политики, отсутствие недобросовестной конкуренции (и многие другие растоптанные в последние годы принципы) и при этом во что бы то ни стало следовать однажды заученным шаблонам и рекомендациям «вашингтонского консенсуса», предложенным зарубежными финансовыми институтами, Международным валютным фондом и Всемирным банком еще в 90-е годы прошлого века.

Это те самые рекомендации, которые активно внедрялись в России Гайдаром и Чубайсом 25 лет назад. При этом чрезмерная оторванность либеральных доктринеров от экономической реальности связана скорее с недостаточным пониманием реальной экономики, неуверенностью и страхом брать на себя ответственность за принятие независимых решений. В этом смысле стремление спрятаться за модной теорией «вашингтонского консенсуса» вполне понятно.

2. Чрезмерная бюрократизация управления («бюрократическое болото»)

Второе крупнейшее препятствие для развития – неэффективный бюрократический аппарат, отсутствие инициативы и креативности у большинства чиновников. Если нет поручения сверху, чиновник предпочитает не предпринимать лишних действий или вообще теряется. Именно такая система привела к краху СССР в 1991 г.

Как уже было сказано выше, бюрократическая система выстроена под управление из одного центра – президентом. Так как президент не может ориентироваться во всех вопросах и контролировать всех чиновников, система плохо работает, когда стоит цель прорыва в экономике.

Ситуацию осложняет и то, что многие чиновники на своих постах преследуют свои личные, а не национальные цели. Это находит отражение в чванстве и хамстве по отношению к простым людям, а также в коррупции.

Чтобы все-таки совершить прорыв, нужны неординарные шаги по преодолению препятствий как в области экономики (в первую очередь, отказ от стереотипов и новые подходы в экономике), так и в области кадров и организационных изменений (здесь нужна кардинальная перестройка подходов к госуправлению и подбору кадров).

Если же говорить про необходимые финансовые ресурсы для осуществления прорыва (а речь идет минимум о 8 трлн рублей дополнительных расходов), то здесь не обойтись без кардинального изменения роли Центробанка. Центробанк России должен отвечать за экономический рост, как это делают ЦБ большинства успешных развитых и развивающихся стран.

И здесь Центробанк России должен выйти из своей «зоны комфорта», где он отвечает за таргетирование инфляции часто в ущерб экономическому росту (ограничивая поступление в экономику денег, необходимых для экономического роста с целью ограничить инфляцию). Это, разумеется, потребует неординарных и нешаблонных решений от ЦБ, но логика прорыва требует таких решений.

Отметим еще один важнейший момент. Для прорыва необходимо сплочение всего народа. Но надо осознавать, что народ будет готов сплотиться только вокруг реальной программы, а не отвлеченного псевдолиберального курса. И люди, принимающие решения, должны это четко понимать.

И наконец, сделаем прогноз, возможен ли все-таки прорыв в ближайшее время. По нашему мнению, в ближайшие 2-3 года прорыв в экономике и социальной сфере невозможен, так как мышление правящего класса России в данный момент слишком инерционно. Сомнительно и то, что в это время ставка будет сделана на поиски человека на роль российского Дэн Сяопина.

Однако есть вероятность, что по мере осознания невозможности осуществить прорыв одними лишь ритуальными фразами при сохранении старых подходов и стереотипов мышления (при том, что запрос со стороны общества на реальные изменения к лучшему будет только нарастать), власть сможет предпринять кардинальные шаги по обновлению государственной системы. Остается только надеяться, что для этого хватит политической воли.

Краткий анализ социально-экономического блока правительства

Рассмотрим, насколько назначенные вице-премьеры и министры способны совершить прорыв, своего рода «экономическое чудо». При этом надо учесть, что цели, поставленные в «майских указах» 2012 года, по большинству направлений так и не были достигнуты.

Способен ли председатель правительства Дмитрий Медведев выступить в роли стратега для воплощения «экономического чуда»? Ответ очевиден – нет. Причины понятны: Медведев не экономист, не имеет своего четкого экономического видения, не способен вырабатывать собственный экономический курс и отстаивать его в споре с экономистами. Скорее, он склонен подпадать под влияние неолиберальных экономистов-доктринеров и модных экономических тенденций, таких как цифровизация, «большие данные» и другие. Очевидно, что Путин и не видел Медведева в качестве экономического стратега при назначении. Причина этого назначения видится в желании сохранить определенную преемственность курса в условиях внешнего давления.

В таком случае можно предположить, что в роли стратега по экономике должен выступить первый заместитель председателя правительства Антон Силуанов. Однако Силуанов не способен выступить в такой роли. Во-первых, он скорее исполнитель, чем стратег. Во-вторых, он обременен неолиберальным экономическим доктринерством в стиле Кудрина и больше является идеологом бюджетных оптимизаций, чем идеологом экономического роста.

Многие вице-премьеры выглядят в качестве обычных исполнителей, а не стратегов. Это Дмитрий Козак, Татьяна Голикова, Ольга Голодец. Очевидно, что если им будут поставлены задачи и выделено финансирование, какой-то результат будет, при недостатке финансирования – все сведется к бюджетным сокращениям и «топтанию на месте».

Алексей Гордеев предположительно сможет продолжить рост в сфере сельскохозяйственного производства при условии господдержки и сохранении продовольственных контрсанкций, но прорыва в экономике за счет одного сельского хозяйства ожидать не стоит. К тому же фигура нового министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева вызывает много вопросов.

От вице-премьера Юрия Борисова, курирующего ВПК, также не стоит ожидать экономического прорыва. Расходы на оборону планируется в ближайшие годы сокращать, существенного роста экспортных поставок в условиях давления США на потенциальных покупателей также не следует ожидать. Следовательно, и вклад ВПК в экономику будет сокращаться.

Назначение Виталия Мутко вице-премьером, курирующим строительство, вообще выглядит анекдотичным. Чиновник, который до этого занимался спортом и с деятельностью которого связаны не столько результаты, сколько скандалы, вряд ли сможет добиться поставленных амбициозных целей в строительстве.

Максима Акимова, который будет курировать цифровую экономику, пока сложно оценить, так как до этого он занимал чисто аппаратную должность. Но в любом случае, только от цифровой экономики нельзя ожидать прорыва без прорыва в других отраслях экономики.

Сможет ли министр экономического развития Максим Орешкин на должности министра экономического развития предложить новую экономическую повестку, пока непонятно. С одной стороны, он отработал более 3 лет в Минфине и погрузился в бюрократическую среду. С другой стороны, он успел поработать в частном бизнесе (банковском секторе). Плюс к тому же, это достаточно молодой человек, так что возможно он избежит одержимости либеральным доктринерством. Но даже если ему удастся предложить новую экономическую повестку, осуществить ее вряд ли получится. Для этого потребуется преодоление экономического догматизма многих чиновников, в том числе вышестоящих, а в централизованной бюрократической системе это практически невероятно.

Переназначение министром промыщленности и торговли Дениса Мантурова означает, что сохранится та же тенденция: реализация отдельных проектов в отдельных отраслях промышленности без целостной промышленной политики.

Назначение министра здравоохранения Вероники Скворцовой означает, что в здравоохранении будет сохранен старый подход. А это означает сокращение медицинских работников для поднятия средней зарплаты в медицине, дальнейшую бюрократизацию деятельности врачей, сокращение доступности государственной медицинской помощи и ее вытеснение платными медицинскими услугами. Как при этом возможен прорыв в медицине – непонятно. Хотя, если будет политическая воля найти дополнительное финансирование для здравоохранения, возможно, мы и увидим некоторые улучшения. При сохранении финансирования ситуация будет только ухудшаться. Но опять же, нужны организационные изменения, а не простой бюрократически-оптимизационный подход.

Разделение министерства образования и науки на два министерства само по себе не даст никаких результатов. Только если будет осознано колоссальное значение среднего и высшего образования для осуществления прорыва в развитии страны и предприняты кардинальные изменения, мы можем увидеть результат. Ведь если удастся воспитать свободных от неолиберального доктринерства и бюрократической конъюнктурности профессионалов, нацеленных на реализацию национальных интересов, а также допустить их до занятия постов в госуправлении и продвижения по службе, то они будут способны совершить прорыв в развитии. Иначе прорыв не состоится.

Переназначение на должность министра труда и социальной защиты Максима Топилина свидетельствует о том, что этой сфере не придается большого значения. В то же время это та область, где необходимы серьезные изменения и которая способна дать существенный толчок в развитии страны. Кадровая политика и политика в области труда будут в значительной степени определять успех или неуспех нашей страны. Мы видим малое количество создаваемых рабочих мест, около 30 млн неофициально занятых и незарегистрированных безработных (при этом официально безработными считаются только 3,9 млн человек на декабрь 2017 г.), практически полная закрытость госкомпаний для трудоустройства талантливой молодежи, протекционизм и неофициальные связи при назначении на должности в государственных органах, отсутствие системной защиты прав работников, «карманный» характер профсоюзов, которые обслуживают интересы работодателей, а не работников. Все эти и многие другие признаки крайне неэффективного рынка труда в России представляют настоящую угрозу для развития страны. При этом единственными заметными проявлениями деятельности Топилина на должности министра с точки зрения простого обывателя можно назвать доклады президенту о взыскании задолженности по зарплате на некоторых предприятиях и продвижение идеи об обложении взносами самозанятых и незарегистрированных безработных. Это не тот масштаб, который требуется на данной должности.
 

Комментарии читателей
10.06.2018, 18:10
Гость: Тараканчик

Учи русский! Потом пиши грамотно!!!

25.05.2018, 16:55
Гость: Кот Мурр

Сказка то глупая и старая,но....РАБОТАЕТ!

25.05.2018, 16:54
Гость: Кот Мурр

Зачем дешёво передёргиваете написанное?
-
Речь идёт не о богатстве отдельных лиц(у нас его у немногих в избытке!),а о ДОСТАТКЕ НАСЕЛЕНИЯ!
-
Древняя Греция как раз и давала такой большой достаток и уровень жизни высочайший для своего времени своему народу!
-
А если пенсионеры роются от нищеты в бачках,треть домовладений с "удобствами на улице",медицина развалена,а больным детям собирают на операции по ТВ,в то время как Руководители трындят про "Полёты на Марс" и "Цифровую экономику",да выкидывают триллионы на стадионы и лемпейяды,то это иЗДЕВАТЕЛЬСТВО НАД ЛЮДЬМИ!

]]>
Загрузка...
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.