Коста Зафирио (Unisonic): В любой группе никто не бывает незаменимым!

11:23 25.08.2015 , Анна Кириченко

В 2014 году группа Unisonic была одним из участников фестиваля Moscow Metal Meeting.

В этом году один из ее основателей вновь посетит этот опен-эйр, правда уже в другом качестве. Речь идет о барабанщике Косте Зафирио, который одновременно является менеджером групп Helloween, Axxis, Gotthard, Krokus, и, конечно, Unisonic.

Нам удалось поговорить с ним и поговорить о той стороне музыкального бизнеса, которая обычно скрыта от глаз обывателей.

Коста Зафирио © KM.RU, Наталья Ступникова

KM.RU: Во-первых, я хотела бы поблагодарить тебя за то, что ты согласился пообщаться…И конечно же, хочется сказать тебе большое спасибо за ваш концерт на прошлом Moscow Metal Meeting. Это было так здорово!
Коста Зафирио: Спасибо!

KM.RU: Давай начнем с самого начала юнисониковской истории. У кого и как появилась идея создания этой группы? Нет, конечно я знаю о существовании цепочки: Pink Cream 69 – Place Vendome – Unisonic. Но дело-то в том, что и ты, и Деннис, и Михаэль были участниками Place Vendome,так почему бы вам просто было не начать гастролировать под этим названием? Зачем было создавать еще одну группу?
Коста Зафирио: Во-первых, я не так уж сильно был занят в Place Vendome. Деннис сделал этот проект для Frontiers Record, а Frontiers Record затеяли это все ради того, чтобы Михаэль смог спеть на полноценном рок-альбоме. И тогда Деннис написал большинство песен для первого альбома, а затем попросил меня сыграть там на ударных, и мне действительно понравился материал. Конечно, я был знаком с Михаэлем и раньше, но не очень близко. И вот, после прослушивания первой сделанной записи я позвонил ему, чтобы сказать: «Слушай, друг! При ТАКОМ-ТО голосе вся твоя нынешняя карьера ведет в никуда. С этим срочно нужно что-то делать!» Я подходил к этому не как его товарищ по группе, тогда даже не обсуждалось буду ли я принимать участие в его будущей деятельности как ударник. Но как менеджер, я рассказал ему, что перед парнем, у которого до сих пор такой голос, открываются гораздо большие возможности. Потому что, конечно же, всякий знает «Хранителей…» и его легендарную работу на этих альбомах. Но ты никогда не знаешь, может, человек пил-курил все эти годы, и от голоса его ничего не осталось. Но после того, как я послушал его и понял, что голос его по-прежнему чист, и обладает все теми же характером и выразительностью, каких ты не найдешь больше ни у кого в мире – знаешь, меня это настолько впечатлило, и вот после этого я и связался с ним. Я сказал: «Слушай, тебе сейчас не надо ничего решать. Я просто приеду к тебе в Гамбург, мы потолкуем пару часиков, и затем я уеду.» Так мы и поступили. Я просто пошел, сел на поезд до Гамбурга, там мы встретились, посидели, выпили, закусили, обсудили музыку и поли…(прерывает себя на полуслове)…Индивидуальные точки зрения, назовем это так. Затем я уехал домой, а пару недель спустя мы вновь встретились. В этот раз приехал еще и Деннис, потому что Михаэлю очень нравилась композиторская работа Денниса на альбоме Place Vendome… Да, вот так вот мы и затеяли это новое дело. Но с самого начала нам было ясно, что мы не будем продолжать работать под именем Place Vendome потому что это была идея Серафино – главы Frontiers Record, замечательного парня, который убедил Михи заняться музыкой такого рода. Это ведь, по сути, был первый полноценный альбом, который Михаэль записал после своего возвращения в рок-музыку. Конечно, он появлялся на альбомах Avantasia и в паре других проектов, но это была первая запись, которая была спета им от начала и до конца, понимаешь?

KM.RU: Когда вы только анонсировали свою затею с Unisonic – большинство фэнов были уверены, что выпускать вас как раз и будет Frontiers Record. Но вы неожиданно подписали контракт с Ear. Почему?
Коста Зафирио: Конечно, когда у тебя новая группа, ты ищешь для нее наилучшие возможности. А наилучшие возможности – это: А) видение и понимание методов, которые помогли бы группе раскрутиться, и B ) конечно же, финансовые возможности, которые тебе предоставляет рекорд-компания. Но в нашем случае было еще одно очень-очень важное обстоятельство. Как ты знаешь, Кай присоединился к группе позднее, так что начинали мы, скажем так, как конец совсем другой истории. После того, как мы трое: Михаэль, Деннис и я решили, что будем делать что-то вместе, мы начали думать о подходящем гитаристе. Нам нужен был разносторонний гитарист, который играл бы не только метал, но рок-гитарист, который был бы в состоянии исполнять любой материал. И Деннис предложил Мэнди, и мы начали работать с ним, и писать песни, и у нас даже была пара концертов еще без Кая. Мы записали несколько демо и выступили на нескольких крупных фестивалях. Мы выступали на Masters of Rock в Чехии и еще на паре шоу поменьше без Кая. А затем Михаэль поехал в тур с Avantasia, где также участвовал и Кай, и тут эти двое встретились и заново влюбились друг в друга – я имею в виду, в музыкальном плане. И когда Михаэль вернулся после Авантазии, он сказал: «Слушайте, парни, мне очень-очень хочется, чтобы Кай присоединился к нашей группе». Мы были «за», а Кай уже сотрудничал с Ear Music, и он-то нас представил тамошней команде. У них было отличное представление о том, каким должно быть будущее группы, а Макс – босс of Ear Music –очень увлеченный человек, и он по-прежнему настоящий фанат музыки, несмотря на занимаемую им высокую должность управляющего директора. Он по-прежнему любит музыку, и ты можешь говорить с ним о группах их совершенно различных музыкальных направлений, и он знает их все и до сих пор увлечен всем этим. Это произвело на нас очень сильное впечатление.

Коста Зафирио. Фото со страницы музыканта в Facebook

KM.RU: Были ли какие-то сомнения или опасения по поводу присоединения Кая у остальных членов группы: у тебя, Денниса, Мэнди… Я имею в виду опасения, что фанаты воспримут это как попытку реинкарнировать Helloween эпохи «Keeper of the Seven Keys». Потому что, конечно же, комбинация Киске+Хансен неизбежно вызывает подобные ассоциации. Или, наоборот, вы усматривали в этом определенное преимущество, поскольку это привлекло бы к группе дополнительное внимание фэнов?
Коста Зафирио: Конечно, мы обсуждали это, но мы знали с самого начала, что мы не хотим звучать как старый Helloween, не хотим копировать их. Хотя как раз второй альбом, и это чистой воды совпадение, так вот, второй альбом по звучанию гораздо больше похож на Helloween или на мелодичный СПИД-метал, чем мы вообще могли себе представить, когда решали, в каком направлении нам развиваться. Потому что вначале Михаэль не хотел, чтобы группа звучала чересчур тяжело. Он хотел больше мелодичного материала и всего такого, что мы имеем с его стороны и по сей день. Что касается ребят – Мэнди и Денниса – они отнеслись к приходу Кая очень позитивно. Конечно, все мы знаем и любим Кая. Особенно я – я очень долго был вместе с ним на гастролях во время совместного мирового турне Helloween’а и Gamma Ray. Ты, наверное, знаешь, что моя менеджерская компания ведет, в том числе, и Helloween и я был их тур-менджер уже многие годы, так что я знал Кая очень-очень хорошо. И всем нам были известны его способности, и особенно его сочинительские таланты. Он великолепный композитор, и мы были уверены, что он будет отличным приобретением в нашей группе.

KM.RU: Меня в свое время очень озадачило одно из интервью, в котором Кай рассказывал, что до прихода в группу он никого из вас не знал. Ну, кроме, конечно, Михаэля. Я правда, подозреваю, что тут журналист мог что-то не так понять…
Коста Зафирио: Я думаю, он имел в виду, что они не были близкими друзьями с Деннисом и Мэнди. Но, будучи действующим музыкантом в этом жанре, конечно, ты не можешь не знать Кая, и ты знаешь, какие песни он написал, и каковы его заслуги. Так, я думаю, примерно обстояли дела с Мэнди и Деннисом. Но со мной – тут совсем другое дело: я знаю его лично очень хорошо, потому что мы провели вместе в туре около года, объездив все уголки Земли. Я знаю его достаточно хорошо, а он знает меня. Так что, я думаю, это были журналистские «непонятки» …

KM.RU: Деннис – автор большинства песен для вашего второго альбома «Light of Dawn…» Он предпочитает работать в одиночестве от начала до конца или же делится с вами идеей, и вы все вместе доводите ее до ума?
Коста Зафирио: Unisonic – это всегда работа в команде. В этот раз Кай не принимал активного участия в сочинительстве, потому что у него затянулась запись альбома Gamma Ray из-за сгоревшей студии, и у него была просто беда со временем. К тому же Деннис – он такой парень, который, когда сочиняет песню, то он записывает какую-то основную идею вроде рифа, куплета, связки и припева – все основные части песни. Но он не будет продолжать работать над ней, пока не покажет нам, потому что, по его словам, если эти идеи нам не понравятся – то что он будет дальше терять время, доводя до ума то, что никому не нравится? Поэтому, если у него возникла какая-то идея, которую он считает нужным представить нам – он показывает нам эти наброски. А затем, когда остальные члены группы говорят «О, отличная песня, давайте с ней поработаем !» - он продолжает работать над ней. Но одновременно и все остальные тоже начинают подкидывать свои идеи к этой песне. И после того, как мы определились с основным ритмом всех песен на стадии демо – мы встречаелись дважды. Мы сняли студию неподалеку от дома и устроили две сессии для аранжировки. Такой препродакшн, где мы опять писали демо, иногда даже меняели риффы или мелодическую линию и устраивали пробы. Знаешь, это было по-настоящему командная работа! Так что всегда сочинитель предлагает нам основную, главную, идею, но в Unisonic каждый по-настоящему эффективен, и все мы опытные музыканты, и все мы разбираемся в том, чем мы занимаемся, так что каждый из нас привносит какие-то идеи. У нас в группе – четыре сочинителя. Я – единственный не сочинитель, у группы нет придуманных мной песен. Но даже я привношу какие-то свои идеи, и я очень серьезно изменил кое-что в некоторых песнях. Когда у меня возникают какие-то идеи – парням они нравятся. И так у нас это и работает: мы открыты навстречу любым идеям, и если кто-то из нас что-то придумал – мы просто пробуем это, и если большинству это нравится – мы это оставляем, если нет – возвращаемся к исходной версии.

Фото со страницы музыканта в Facebook

KM.RU: А те песни, что Михаэль написал вместе с Сандро Джампьетро – они были написаны специально для Unisonic или первоначально предназначались для его сольного альбома, анонсированного еще в 2013-м, но так пока и не вышедшего?
Коста Зафирио: … Хм, хороший вопрос. Я не знаю (Коста смеется).Я думаю, они вместе сочинили это все же для альбома Unisonic’а, потому что, после того, как мы отыграли первый тур, мы решили, что нам нужно будет где-то полгода, чтобы запастись идеями для нового альбома. Вот в это время он и встретился с Сандро для написания новых песен. Он говорит, что ему просто легче писать в сотрудничестве с хорошим гитаристом, таким как Сандро, который может выразить себя через гитару, в то время как Михаэль целиком сосредотачивается на вокале. Ну, раз ему так проще – хорошо, мы не возражаем.

KM.RU: Стало быть, вы предпочитаете олдскульные методы: снять студию, поджемовать, поработать над аранжировками и так далее… Я к тому, что многие музыканты сейчас предпочитают работать не выходя из дома, и обмениваясь записанными партиями по электронке…
Коста Зафирио: Мы используем все возможности. Наше преимущество в том, что у нас в группе играет профессиональный продюсер, и это необычайная роскошь. Поэтому у нас всегда достаточно времени, для того чтобы попробовать разные штучки в отличие от остальных групп, которые ограничены определенным бюджетом и количеством дней, выделенных на продюсирование. Так что в этом отношении мы устроились просто шикарно. Так что мы стремимся использовать все возможности, и современные в том числе, но мне кажется, что есть вещи, которые важно делать именно засев всем вместе в студии. Для меня, например, это было очень важно, когда я записывал барабаны. Со мной в студии были Деннис и Кай. Это была не вся группа, но мне была нужна немедленная ответная реакция, когда я пробовал различные подходы к новому материалу. И это очень помогает, когда ты пишешь материал сразу с басом и ритм-гитарой. С другой стороны, когда Мэнди или Кай записывают гитарное соло – у них нет необходимости, чтобы я стоял рядом и восторженно восклицал: «О, да! Отлично получилось!» Ну, ты понимаешь, о чем я: они лучше знают что и как им делать, они уже достаточно давно этим занимаются. Так что, соло, к примеру, были записаны ребятами дома, где у них было достаточно времени, чтобы повозиться с ними: так им нравится, а вот так – не очень… И когда, наконец, им все понравилось, они отослали файлы с записанными соло Деннису. Но Деннис не стал использовать цифровую запись, он сделал перезапись этих соло. Такой метод называется реампингом: в студии он настроил все гитарное оборудование, получил отличный гитарный звук и проиграл файлы через очень крутую звуковую систему. В принципе, звучание получается таким же, как если бы музыкант находился в студии и сам играл материал. Так что мы использовали все имеющиеся возможности: современные методы хороши для того, чтобы сэкономить немного денег и времени, но ты не получишь те сто процентов магии, которая возникает тогда, когда группа работает вместе. Ты не можешь заменить это и это никогда не будет работать, если все мы будем сидеть по домам, слать друг другу демки с приписками: «О, отлично! Но, может, поменяем вот эту часть и эту?», а затем, через какое-то время, в ответ: «А что! Отличная идея, давайте попробуем так сделать!» Намного легче работать, когда вы всей группой сидите в студии и просто импровизируете. Ведь некоторые вещи вообще происходят спонтанно: мы же музыканты, люди творческие и нам нравится так работать. Это же так здорово, иметь возможность играть с такими великолепными музыкантами, как Деннис Уорд, Кай Хансен, Михаэль Киске и Мэнди Мейер. Это очень классно и весело! И результат всегда получается намного лучше, чем когда каждый сидит у себя дома и пишется в одиночку.

KM.RU: Если кто-то из действующего состава вдруг решит покинуть групп… Будет ли это означать немедленный распад Юнисоников или… Как говорится, незаменимых у нас нет?
Коста Зафирио: Скажу тебе как менеджер: в этой группе нет незаменимых кроме, может быть, Михаэля. Я имею в виду, что Unisonic смогли продолжать и с другим певцом, но внимание к нам было бы не столь высоко, как оно есть сейчас. Но, в общем и целом, я считаю, что в ЛЮБОЙ группе НИКТО не бывает незаменимым. Но, поскольку нам столь повезло, что пока что перед нами такая проблема не стояла, это, скорее, теоретические рассуждения. Конечно, меня заденет, если кто-нибудь из парней вдруг заявит: «Я больше не хочу этим заниматься», или вдруг я решу: «Все, с меня хватит» или что-нибудь еще в этом роде, ну, ты понимаешь, о чем я. Но я уверен, что в любом случае, группа продолжит свое существование.

Unisonic © KM.RU, Наталья Ступникова

KM.RU: Пару лет назад ты примерно в такой ситуации и оказался, когда решил уйти из Pink Cream 69 – группы, которой ты посвятил 25 лет своей жизни. Что вызвало подобное решение?
Коста Зафирио: Когда-то мне было очень хорошо в Pink Cream 69, но в последнее время у каждого в группе были свои приоритеты, так что группе уделяли не столь много усилий и энергии, как мне бы хотелось. К тому же я был задействован на паре альбомов Place Vendome а еще играл на альбоме Krokus и отыграл с ними пару концертов. Я занимался сразу многими вещами, затем в 2009-м году я начал работу с Unisonic, что стало занимать все больше и больше моего времени. Плюс у меня очень ответственная работа здесь, в офисе. Ты же знаешь, мы занимаемся менеджментом по-настоящему крупных команд, и у нас очень много работы. А дома меня ждет семья, так что я должен был на чем-то поставить точку. Мне надо было сократить временные издержки, потому что дальше так продолжаться не могло, понимаешь? На все мне бы хватило тридцати часов в сутках, но поскольку в сутках их всего двадцать четыре – я должен был принять какое-то решение, и я решил полностью сконцентрироваться на своей промоутерской деятельности и на Unisonic. Я не только ушел из Pink Cream, но я также перестал выступать с Krokus, я ушел из всех студийных проектов, в которых участвовал то здесь, то там. Так что в качестве ударника я работаю только с Unisonic. И кроме того, я еще и менеджер нашей группы, а также менеджер еще нескольких групп, и это требует полной отдачи моего внимания и моих сил.

KM.RU: Когда, как и почему ты решил быть барабанщиком? Я к тому, что многие тинейджеры мечтают играть в какой-нибудь рок-группе, но обычно видят себя в роли певцов или гитаристов, потому что эти ребята стоят лицом к лицу с публикой, принимают всякие героические позы, девчонки по ним с ума сходят. А драммер сидит где-то там в глубине сцены, его подчас из-за установки и не увидать… Так вот с чего началась твоя любовь к барабанам?
Коста Зафирио: На самом деле все это было очень давно, еще в школе… Самое раннее, что я могу вспомнить – у нас было тестирование на уроке музыки. И я помню, что когда учитель вернул мне мои результаты, он сказал, что мой наибольший талант – это чувство ритма. И с тех пор я ритмом и занимаюсь. Мне всегда это нравилось. Я был фанатом Kiss и Sweet, и я как-то тайком купилсебе пару барабанных палочек, и прятал их дома в шкафу, пока мама, наконец, не обнаружила их. И да, мне всегда был интересен именно этот «тыловой» инструмент, я не «фронтменистый» парень, мне это не нужно. По ту сторону сцены, в качестве менеджера, я выступаю в роли лидера. Но мне совсем не нужно лишнее внимание на сцене и все такое, мне не доставляет большого удовольствия быть в центре внимания. Кому-то это нравится, и они хотят чтобы это происходило с ними снова и снова, день за днем. Но это точно не мой случай. Моя удовлетворенность происходит от осознания важности моего инструмента. Как я всегда говорю: если певец, или басист или гитарист слажает на концерте – многие слушатели даже и не заметят этого. Но если лажает ударник – то от этого разваливается игра у всей группы. На тебе лежит огромнейшая ответственность, это важно, в первую очередь, для самой группы. Это очень-очень важный инструмент, я бы сказал, один из наиважнейших. Когда вы выступаете живьем, ударные – самый важный инструмент, вокруг которого и выстраивается игра всей группы. Хотя, как ты и сказала, он стоит в заднем ряду, и подчас тебя за ним сложно разглядеть – но для меня это никогда не было важно.

KM.RU: А кто из ударников оказал на тебя наибольшее влияние?
Коста Зафирио: Обычно, когда мне задают этот вопрос, я называю три имени, потому что каждый из этих людей хорош по своему. Примером рокового поведения и энергетики для меня всегда был Томми Олдридж. С творческой точки зрения – барабанщик, который очень сильно повлиял на меня – это Скотт Рокенфилд из Queensrÿche. То как он играл… Для меня первые три-четыре-пять альбомов которые он записал с Queensrÿche – это очень интеллектуальный и свежий материал, понимаешь? Не столько сложный, потому что сложность – не такое уж большое дело… Просто он играл какие-то такие штуки, которые я до этого ни у кого не слышал. Я был очень впечатлен его игрой. И конечно же, главное влияние на меня оказал Томми Ли. Тут и поведение, и энергетика, и зрительный ряд. Он такой голливудский парень среди барабанщиков. У него великолепный устойчивый и четкий бит, когда он играет соло. Вот эти три драммера оказали на меня наибольшее влияние.

Коста Зафирио. Фото со страницы музыканта в Facebook

KM.RU: Ты музыкант с более, чем двадцатилетним стажем. Как часто и как долго нужно тебе тренировать технику, чтобы оставаться игроком профессиональной лиги?
Коста Зафирио: На самом деле, это самая мой большая проблема, потому что моя работа, которой я занимаюсь с другими группами, не позволяет мне играть на ударных каждый день. Так что устраиваю себе очень интенсивные барабанные фазы. Например, я знаю, что следующее шоу, скажем, в Испании, состоится чуть меньше, чем через месяц. Это означает, что за две недели до этого я начинаю играть постоянно, каждый день, по несколько – три-четыре-пять – часов в день – для того, чтобы мышцы пришли в норму, чтобы, как ты и сказала, технику подтянуть, поработать над точностью, поработать над ритмом и так далее. Тебе постоянно надо это восстанавливать, потому что это же не езда на велосипеде, когда, однажды научившись держаться в седле, ты всегда сможешь кататься. Это скорее походит на профессиональный спорт, где ты постоянно должен поддерживать форму. Иногда это очень утомительно, приходится изрядно попотеть, но, по счастью, у меня дома есть ударная установка, так что я могу заниматься дома. У меня есть все фонограммы остальных участников группы, так что я могу играть свои партии под них, и это весьма удобно.

KM.RU: Я бы хотела поговорить о твоей менеджерской работе. Как ты сам заметил, вся эта работа происходит по ту сторону сцены, и немногие люди понимают, в чем же заключается роль тур-менеджера, менеджера группы. И это, на мой взгляд, очень интересно. Например, Вольф Хоффманн из Accept как-то рассказывал, решение о том где и когда играть принимается отнюдь не группой, а именно менеджментом. Может быть ты мог бы поподробнее рассказать и функциях менеджера…
Коста Зафирио: Следует различать тур-менеджеров и менеджеров, которые занимаются стратегическим планированием. Это как раз та работа, которую я веду для Unisonic. Ну а тур-менеджер – это такой парень, который решает ежедневные насущные вопросы группы во время тура. Ты отвечаешь за всю организационную часть, ты отвечаешь за то, чтобы группа вовремя пришла на интервью или пресс-конференцию, чтобы музыканты успели на концерт, ты отвечаешь за финансы, поэтому каждый вечер вынужден сводить бухгалтерию. И все члены группы, и техперсонал – едва у них возникают какие-то вопросы или проблемы – все они тотчас же идут к тебе, и ты должен тут же все решить. И в туре это случается постоянно, так что ты все время должен демонстрировать свои способности и возможности, будь то отмененный рейс или проблемы с местным промоутером: за три дня тот так и не доставил необходимое оборудование, которое должен был доставить и прочие «радости» в том же духе – за все это отвечаешь ты. Ну, а в качестве бизнес менеджера ты занят планированием карьеры группы. Иными словами, когда ко мне приходит какая-то из моих групп или ребята из Unisonic с предложением: «Эй, давайте запишем альбом, поедем в тур и будем в шоколаде!» Давайте запишем альбом – нет, давайте сперва составим расписание. Мы всегда составляем временной план с каждой из групп: когда и сколько уйдет времени на написание песен, затем на запись, на сведение, затем нам нужно время для раскрутки, рекорд-лейблу тоже требуется время на подготовку, производство, на доставку готовых альбомов в магазины. Затем мы работаем над маркетинговым бюджетом, вырабатываем маркетинговую стратегию, мы должны решить, где и как разместить рекламу, чтобы она дошла до возможных фэнов, и, наконец, после всего этого мы планируем расписание выступлений. А гастрольный график, в свою очередь, зависит от того, когда планируется выход альбома. В зависимости от этого, ты советуешь, как лучше поступить – проехаться сначала по фестивалям, или сделать клубный мини-тур или сперва отыграть полноценные сольные концерты, а фестивали отложить на следующий год. Все это, в основном, определяется временем выхода. Вот такой он, мир менеджмента. Необходимо вникать во многие детали: к примеру, если ты помнишь обложку «Light of Dawn», которая нравится очень многим, и мне в том числе – то ты начинаешь с идей, предложенных автором концепции, группой, менеджментом (тут я представлял одновременно обе стороны, пока лазал по интернету в поисках идеи для обложки) и до самых последних мелочей, вроде раздела «the special thanks» или финальной вычитки опечаток в текстах песен – все это моя зона ответственности. Я проверял все до того, как это отправилось в типографию. Раз двадцать все перепроверил.

KM.RU: Итак, ты отвечаешь за аналитическую работу…
Коста Зафирио: Да!

Коста Зафирио. Фото со страницы музыканта в Facebook

KM.RU: А сколько времени занимает планирование тура? Ты начинаешь заниматься этим, когда музыканты еще сидят в студии, или гастрольное расписание составляется уже после выхода альбома?
Коста Зафирио: Нет, всегда «до». Всегда «до», потому что когда ты приходишь к промоутерам и говоришь, что-то вроде: «Отлично, у нас Helloween или Gotthard, или Unisonic прямо сейчас засели в студии и собираются выпускаться, скажем, к сентябрю. Группа может выступить с концертами с октября по апрель следующего года» - это стартовала наша маркетинговая кампания. Мы отвечаем за эти временные рамки. Понимаешь, что я имею в виду – ты должен дать своим партнерам определенное понимание того, что происходит. Вы не уложитесь в этот период, если начнете работать только после того, как альбом уже выйдет. Поэтому я всегда звоню промоутеру заранее, чтобы и он мог проверить, в какие дни свободна та или иная площадка, с которыми он работает. Что это за зал, можно ли провести там концерт только в уикенд или мы могли бы выступить там в среду или четверг? Столько деталей на это завязано, что ты должен начать планировать все сильно заранее, понимаешь? Приведу в качестве примера: мы запланировали несколько фестивалей. Это как раз мой кусок работы. И, кстати о фестивалях: конечно же, их промоушн начинает предварительные продажи билетов, и чем больше у них раскрученных имен, тем больше под эти имена продастся билетов, а это выгодно всем, понимаешь?

KM.RU: А чьей идеей было устроить совместный тур Helloween и Gamma Ray, или скомбинировать в одном выступлении Helloween и Startovarius? Это ты придумал, или инициатива была со стороны групп?
Коста Зафирио: Эта общая идея нашего офиса. Я не бизнес-менеджер Хелловина, за них отвечает мой партнер. Но конечно, мы сели вместе, организовали мозговой штурм, и, думаю, придумали довольно сильный ход. Потому что, хорошее сочетание групп всегда интересно фэнам. Это больше, чем идея срубить деньжат побольше. Выступление такой хорошей группы как Stratovarius вместе с Helloween – это намного лучше, чем просто концерт одного Хелловина, потому что это не точно такая же музыка, но она близка и понятна всем поклонниками мелодичного металла, понимаешь о чем я? И конечно, концерты с Gamma Ray были вообще особенным событием, поэтому мы тогда и устроили их совместный джем-сейшн, потому что общее прошлое этих групп очень интересно, и многие слушатели были счастливы увидеть исполняющих совместное соло Кая Хансена и Михаэля Вайката.

KM.RU: Как ты оцениваешь концерты в России или, скажем, в бывших советских республиках, например на Украине или в Белоруссии? Приходилось ли тебе сталкиваться с какими-то трудностями и или особенностями, которые немыслимы в Европе?
Коста Зафирио: Я бы не сказал, что существуют какие-то сложности. Например, в России у нас есть, я бы сказал, один-два надежных партнера, с которыми мы постоянно работаем. Они очень хорошие промоутеры, настоящие профессионалы. И когда, к примеру, я направляюсь летом в Москву, чтобы выступить с Unisonic на фестивале – у меня есть этот промоутер, он высокопрофессионален, и у меня остается не так уж много забот, о которых мне стоило бы беспокоиться. Конечно, существуют РАЗЛИЧИЯ между странами, некоторые отличительные особенности менталитета. Ты не можешь ожидать, что все окажутся столь же точны и предусмотрительны как люди в Германии и Японии: эти страны – что-то запредельное. Настолько в них все хорошо и грамотно организовано, что, по большому счету, тур-менеджер там и вовсе не нужен. Особенно этим славится Япония, в Германии такой подход все-таки бывает не в 100 % случаев. Но и в России, как я сказал, есть очень хорошие промоутеры. Мой 25-летний опыт работы в компании подсказывает мне, что главное – это найти хорошего, надежного партнера на любой территории. Так что, когда группа хочет выступить в Испании ли, или в Корее, в России или в Беларуси – мы точно знаем, с какими парнями нам нужно контактировать, чтобы концерт получился хорошим.

KM.RU: А у вас есть что-то вроде базы данных тех площадок, с которыми вам приходилось работать? Ну, что-то вроде: «В прошлом году мы выступали там с Helloween, звук был дерьмовым, так что больше этот зал нам не предлагайте»…
Коста Зафирио: Конечно, мы ведем такой учет. Потому что, зал-то может быть и нормальным, но вот аппаратура у них может стоять – полное дерьмо. И если промоутер предлагает нам «Давайте, вы выступите вот здесь!», я отвечаю: «Давайте, только нам нужна другая аппаратура, потому что наш звуковик не сможет отстроить хороший звук на том, что там сейчас стоит. С этим оборудованием это не возможно». И это не только в бывших республиках Союза или где-то еще, такое и в Германии то и дело встречается. Есть некоторые клубы, куда мы не поедем играть, потому что их оборудование не предназначено для метал-концертов. Может блюз или джаз у них будет звучать отлично, потому что они тише, спокойнее, понимаешь? А рок или металл должны исполняться громко, энергично и тебе для этого требуется солидное, качественно оборудование. И так происходит практически повсюду, это часть нашей работы при подготовке в туру. Не бывает такого, что мы приехали в клуб и с удивлением узнаем, что там есть, я всегда сначала запрашиваю список имеющегося там оборудования. И я точно знаю, что там есть. Если у нас с концерты с авиаперелетами – мы даже барабаны арендуем! Мы привозим с собой гитары, но усилители, ударная установка – все это берется в аренду. И я знаю совершенно точно, чего ждать, потому что мы сначала получаем список от промоутеров. Так что мы никогда не едем «на авось», все тщательно готовится.

Фото со страницы музыканта в Facebook

KM.RU: А можете вы отменить шоу, если ваши требования на выполнены?
Коста Зафирио: Ну, можем, конечно, но никогда так не делали. Потому что, в конце концов, пострадают-то от этого фэны. Особенно, если ты выступаешь в стране, в которую приезжаешь нечасто … Я имею в виду, что, когда, например, мы выступаем в Москве с Helloween – туда же не только москвичи приходят. Есть люди, которые ради этого концерта проделывают 8-10 часовой путь, те кто их едет впервые в жизни увидеть. И мы обсуждаем это с группой, и группа думает точно также: вины в том, что нам не нравятся какие-то технические детали, у тех фанатов, что ехали сюда 10 часов – никакой. И будет нечестно взять и отменить шоу. Может формально у нас есть такое право, с точки зрения морали – это неправильно. Так что мы прикладываем всегда все усилия, что бы все состоялось, и, по счастью, нам еще не приходилось отменять концерты. Даже, в качестве худшего примера, площадка в Пекине, где оборудование было настолько плохим, и его было так мало – нам и там удалось все так организовать, что люди потом подходили к нам и говорили: «Какой потрясающий концерт! Группа по-прежнему в великолепной форме, столько веселья на сцене», ну и так далее. И для фэнов, что были там, это было действительно великолепное шоу, ты понимаешь, о чем я – и они действительно заслужили хорошее шоу.

KM.RU: О, так у вас уже есть опыт орагнизации концертов в Китае… Я имею в виду, что еще несколько лет назад Китай считался такой экзотикой для металлических групп, а теперь все больше и больше команд едут туда…
Коста Зафирио: Да, все больше и больше… Одно из преимуществ группы вроде Helloween в том, что они известны во всем мире. Как я говорил, нам с Helloween в самых невероятных странах: мы выступали в Таиланде и Китае, Индонезии и Автралии, проехали всю Южную и Центральную Америку, в Северной Америке играли: США, Канада – в общем, повсюду.

KM.RU: На вашем сайте указано, что твоя фирма ведет менеджмент для пяти команд: Axxis, Gotthard, Helloween, Krokus, и, конечно, Unisonic…
Коста Зафирио: Да. Я бы сказал, даже только с четырьмя мы работаем, потому что ребята из Axxis многое делают сами, а мы подключаемся только там, где требуется наша помощь. Есть еще и другие группы, где мы принимаем участие в бронировании и подготовке тура, но наш главный фокус – на перечисленной четверке.

Коста Зафирио © KM.RU, Наталья Ступникова

KM.RU: А другие группы, я имею в виду, в первую очередь, группы молодые. Есть у них шанс стать твоими подопечными?
Коста Зафирио: Возможности, конечно, всегда есть, но это должно быть что-то такое, от чего нам просто «снесет крышу». Конкуренция очень высока, мне не нужно тебе рассказывать, что происходит на музыкальном рынке в наши дни, особенно с продаваемостью пластинок. …Точнее сказать, с непродаваемостью пластинок(Коста горько усмехается). А раскрутка нового артиста требует массу времени, усилий, работы и пота. Так что группа действительно должна сорвать нам крышу, мы должны в них поверить. Но все возможно.

KM.RU: А ты следишь за рынком в разных странах, отмечаешь для себя многообещающие команды?
Коста Зафирио: Не сказал бы, что особо слежу. Конечно, ты всегда слушаешь музыку то оттуда, то отсюда, и если кто-то мне говорит «Да, это группа стоящая» - я конечно ее послушаю. Но я не сижу целыми днями в интернете и не хожу по пластиночным магазинам в поисках новых групп …

KM.RU: Коста, хочу поблагодарить тебя за потрясающее интервью. Надеюсь, что прошлым летом вы не последний раз выступали в Москве и Unisonic приедет к нам еще много-много раз с новыми альбомами, новыми песнями, и остальные твои подопечные также еще не раз выступят у нас. 

Фестиваль Moscow Metal Meeting состоится 29 августа в Зеленом театре Парка Горького.

Комментарии читателей
]]>
Загрузка...
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.