Президент поругал правительство

Коллаж © KM.RU
Коллаж © KM.RU

Президент Владимир Путин резко раскритиковал проект бюджета на 2013 год.

Так глава государства яростно отстаивает свою привилегию давать обещания, но не принимать конкретные решения по тому, как именно их исполнять, и не взваливать, соответственно, на себя ответственность за последствия.

В переводе на русский язык речь президента в Сочи (опубликована во вторник, 18 сентября, на официальном сайте www. kremlin.ru) звучит так. Мол, я обещал в предвыборных статьях и в после выборных указах, что всем будет счастье? Обещал. Поручал вам придумать, как это сделать? Поручал. Придумали? Нет. Пожалуйте к ответу, господа.

Комментаторы уже поспешили начать сравнивать сегодняшний скандал с разносом президентом минфиновских предложений (причем наказать он потребовал от председателя правительства Дмитрия Медведева, почему-то, не Минфин, а, к примеру, министра образования) с тем, когда Алексей Кудрина «ушли»с поста главы Минфина как раз за его несогласие увеличивать траты в ущерб накоплениям. На самом деле мы видим принципиально новую ситуацию. До сих пор срабатывал, так сказать, метод Путина – слушать все стороны по тому или иному вопросу, но выбор в пользу того или иного оппонента не делать. Требовать, чтобы они договорились и просто ждать, что все само собой «рассосется». И это срабатывало много лет. Всегда выручало то, что нефть опять дорожала, и новые деньги из скважин позволяли латать старые бюджетные дыры.

И на этот раз президент попытался действовать по - старому. Например, приходят к нему представители разных ведомств с предложениями по пенсионной реформе. Одни просят сделать так, другие – эдак. И ждут, наивные, что президент сделает выбор. А он просит их выйти, подумать, договориться, все согласовать, а уж потом заходить.

Давно известны две глобальные модели власти. По одной, почет, уважение, привилегии и доходы она получает за то, что берет на себя окончательные решения, а значит – и риски. По другой модели, все это власть требует за то, что она будет распекать подчиненных, все риски им же и оставляя. Эта вторая модель – наша исконная. Самое любопытное, что она на этот раз дала сбой, хотя вполне опять может сработать – никто ведь не знает, сколько будет стоить нефть через месяц или через год. И раньше никто не знал, но тот же В. Путин смело ставил на рост котировок и выигрывал. Нынче же власть вообще и президент в частности так напуганы призраком еврокризиса, что ставят исполнителям абсолютно взаимоисключающие задачи и, судя по речи в Сочи, потом едва на крик не срываются.

Говорил В. Путину все последние месяцы Минфин, что пора восстановить «бюджетное правило» (то есть, при повышении цены нефти сверх установленного уровня, доходы сразу не проедать, а копить на черный день). В. Путин согласился. Говорили ему в другое ухо другие чиновники, что надо больше тратить на оборонку – тоже «да» отвечал. И так по многим позициям. Но пришло время сводить бюджет, расписывать доходы-расходы, а при действии бюджетного правила это невозможно. Или надо было сделать так, как поступил Минфин – просто не учел в главном финансовом документе страны ряд трат, на которые В. Путин уже давал согласие близким чиновникам.

Вот и скандал, крики в оба уха. Что в такой ситуации делать самому главному начальнику страны? По первой модели – ударить кулаком по столу и молвить что-то типа: «Я сказал, будет так!». По второй модели, нашей родной, - стукнуть кулаком по столу и молвить что-то типа: «Разгильдяи! Кругом на выход – марш, постойте за дверью, пока не напишите мне такой документ, чтобы мне выбирать ничего не надо было».

Президент говорил об этом по-восточному изящно: «… работа у правительства, конечно, очень сложная, нужно аккуратно пройти между Сциллой и Харибдой, нужно и бюджет развития сформировать, и социальные обязательства выполнять перед гражданами, выполнять то, что нами изложено с вами (я говорю – именно с вами, потому что при вашем участии и указы Президента от 7 мая текущего года были подготовлены, а затем выпущены), и в то же время макроэкономические показатели сохранить и улучшать их»...

То есть, сделайте мне бюджет, в котором бы траты росли, но и заначка бы увеличивалась, а как – не мое дело. Заметим, что и свои указы от 7 мая В. Путин вспомнил именно как документы, которые не он лично сочинил, а «…при вашем участии». То есть, сразу сделан прозрачный намек, кто ответит, если вдруг указы президента исполнены не будут – не президент.

«Жесткая и ответственная бюджетная политика, безусловно, приносит свои плоды, а если она проводится не должным образом, то тогда плоды тоже есть, но совсем противоположного толка», - таких многозначительных выводов в сочинской речи пруд пруди.

Если же постараться извлечь из нее рациональные зернышки, то можно увидеть следующее. С одной стороны президент признает, что бюджетное правило разумно. Но при этом и «реальные ключевые задачи страны» должны быть учтены.

Это такие задачи: резкое повышение социальных и инвестиционных расходов; план пенсионной реформы; расширение госинвестиций.

В Сочи президент говорил не все – в основном то, что не вызывает возражений у здоровых экономистов. Если вспомнить документы, на которые он ссылался, то задачи выглядят так.

Увеличить к 2018 году зарплату бюджетникам в 1,4-1,5 раза. Давно пора, причем не просто в полтора раза, а может и больше – с учетом инфляции.

«Увеличить к 2013 году среднюю зарплату работников дошкольных учреждений до средней в сфере общего образования в регионе... К 2018 году средний доход преподавателей начального и среднего профессионального образования и работников учреждений культуры должен быть доведен до средней заработной платы в регионе… Повысить к 2018 году среднюю зарплату врачей, преподавателей образовательных учреждений вузов и научных сотрудников до 200% от средней заработной платы в регионе», - и это не вызывает отвращения.

Только вот не приводятся конкретные данные о том, что все эти увеличения составят мизерную часть от обещанного повышения расходов на производство преимущественно устаревшего и невостребованного профессионалами оружия. Там речь идет сразу о десятках триллионов рублей.

Еще спорный момент – требование снизить на 20% цену кв. м жилья. Снизить можно и давно пора гораздо мощнее, для чего просто нужно начать изводить коррупционную составляющую цены, гноить монополизм. Без коррупции и монополии, говорят строители, цена жилья может упасть запросто вдвое и падать дальше. Но про это президент не говорит, указов не пишет.

Зато негодует, что не учтены в бюджете расходы на программы развития, скажем - Дальнего Востока. Вот если бы перед тем, как требовать финансирование новых программ, объяснили бы советники главы государства: что стало с сотнями прежних программ? Почему ни одна из них не принесла ожидаемой выгоды, или, вернее, принесла кому-то только личную выгоду? Что такого нового придумали теперь, чтобы и новые порции денег не растащили умельцы? Вот в таком случае кто был бы против развития хоть Приморья, хоть Нечерноземья, хоть даже карельских болот – никто.

В разносе В. Путиным бюджета не было того, что ожидали бы многие экономисты от серьезного разговора. Про хитрость Минфина, который решил многие расходы на выполнение социальных обещаний президента поручить делать регионам (у которых он практически все доходы, иногда случайным образом образующиеся, всегда отбирает). На указы Минфин предусмотрел в федеральном бюджете-2013 253 млрд руб., из них 100 млрд — от регионов. По минфиновским же подсчетам, региональным и муниципальным бюджетам в 2013-2015 годах на исполнение президентских указов потребуется дополнительно 1,6 трлн. руб. Но муниципальные бюджеты уже по уши в долгах, в следующем году их дефицит вырастет до 200 млрд руб.

Еще любопытно – как соотносятся бюджет 2013 и пенсионная реформа? По логике – никак. Но в накопительной части пенсий набралось уже 1,5 трлн руб., которые тянет быстрее потратить, пока молодые люди не поняли, что так их фактически обворовывают. Вот президент и кипяться, что пора решить, как изымать будем накопления – просто отменив накопительную часть, или узаконив траты на так называемые инфраструктурные проекты (как рушащиеся дороги на острове Русский).

Агентство «Финмаркет» приводит по поводу бюджетной баталии мнение Андрея Чернявского из Центра развития ВШЭ: «… Нельзя увеличивать расходы на оборону, социальную политику и при этом ничем не жертвовать. В проекте бюджета сокращаются расходы на здравоохранение, образование, на регионы, на поддержку экономики. Если и этого не делать, то надо либо отказываться от бюджетного правила, либо переносить повышение расходов на оборону, либо прямо сейчас проводить пенсионную реформу в форме отмены накопительной пенсии».

Мнения других экспертов примерно такие же. Расходы на оборону надо сокращать, если хотим повысить расходы на образование и медицину. Бюджетное правило может быть стоить смягчить, только если не тратить деньги на разные полубезумные проекты или просто не проедать. А чтобы поддержать эффективные сектора экономики и, что может и важнее – потребительский спрос, подняв доходы тех же бюджетников.

Но разного рода предложения к президенту поступают. В каждом из них – свои риски. Договориться сторонникам тех или иных действий невозможно. Так что можно объявить еще сто тысяч выговоров и устроить тысячу разносов, а рано или поздно, но придется делать президентский выбор. Рано – если нефть скоро упадет в цене. Позже – если не скоро упадет в цене.

Комментарии читателей
]]>
]]>

xProduct()

]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.