Тобиас Заммет (Avantasia): Мне хотелось рассказать о том, как бывает трудно соответствовать ожиданиями других людей

11:25 22.03.2019 , Анна Кириченко

Чуть более месяца назад вышел в свет очередной альбом проекта Avantasia.

Главный Фигаро немецкой метал-сцены Тобиас Заммет назвал свое новое творение Moonglow и привлек к его созданию своих давних и проверенных соратников: Боба Кэтли, Ронни Аткинса, Йорна Ланде, Михаэля Киске, Эрика Мартина.

Также на альбоме отметились старинные друзья Тобиаса: Ханзи Кюрш из Blind Guardian и Милле Петроцца из Kreator. А 4 мая Avantasia представит свое новое творение в Москве KM.RU связались с Тобиасом накануне знаменательного события и поговорили о новом альбоме и грядущем туре Avantasia.

Привет Тобиас! Поздравляю тебя с завершением работы над очередным альбомом Avantasia. Признаться, мне пока удалось послушать только два трека. которые были выложены на youtube, но и их оказалось достаточно, чтобы у меня «сорвало крышу» - настолько они потрясающие, яркие, особенно эпик The Raven Child… В общем, теперь с нетерпением жду день, когда получится услышать весь альбом…
О, спасибо! Я должен сказать, что по-настоящему доволен всем альбомом – от начала и до конца. Я никогда не говорю, что новый альбом – это моя самая лучшая запись (ну, или наоборот, не самая лучшая), и все в таком роде. Все, что я могу сказать – что это очень искренний и честный альбом. Альбом, который вышел сам собою – и я и впрямь счастлив и горд полученным результатом…

За каждым из твоих альбомов – я имею в виду альбомы Avantasia – стоит какая-то история. О чем же рассказывает альбом Moonglow?
Ну… Это не та история, которая могла бы превратиться в бродвейский мюзикл или фильм, потому что я не хотел фокусироваться на искусстве ожиданий. Я просто хотел, чтобы при этом у каждой индивидуального текста, индивидуальной песни, поэзии было свое место, жизненное пространство. Но общий концепт альбома – о существе, которое было создано и отпущено в мир, где оно не может найти себе места. И, поскольку оно не может приспособиться к прекрасной реальности этого прекрасного мира, то сбегает во тьму, чтобы раствориться в ней, стать невидимым. И в этой темноте оно открывает врата в свою собственную реальность. И мне хотелось создать такой концептуальной мир, но с жизненным пространством для очень-очень личных текстов о том, как бывает трудно соответствовать ожиданиями других людей.

Я читала несколько интервью, которые ты уже успел дать в поддержку нового альбома. Ты рассказывал, что создавал Moonglow, не имея на руках подписанного контракта. Это повлияло как-то на творческий процесс? Я как раз об ожиданиях и способах их избежать. Ведь лейбл всегда ждет от тебя коммерчески успешный материал…
Хм… Пожалуй, нет. Рекорд-лейблы, по крайней мере, лейбл, с которым я сотрудничаю уже много лет – что бы я ни делал со своей группой или с Avantasia – им никогда, хм, скажем так, не разрешалось говорить что-либо по поводу музыки, они всегда должны были принять альбом, когда бы мы его не закончили. Они получали то, что получали, понимаешь? Они не могли ничего нам сказать или как-то повлиять на нашу музыку. Но вот что и в самом деле мне облегчило жизнь в этот раз – так это то, что я мог творить без каких-либо дедлайнов, маячащих на горизонте. Никто ничего от меня не ждал. Я мог потихоньку что-то делать, мне всегда проще, когда работаю над чем-то, что люди от меня не ждут. Когда мне приходится принимать не себя обязательства и придерживаться какого-то графика – это всегда в какой-то степени напрягает. И, ты знаешь, я всегда работал, испытывая это давление. Я записал так много альбомов за прошедшие годы, что чувствовал себя почти каким-то автоматом или часовым механизмом, не останавливающим производство не на минуту. А в этот раз мне очень помогло то, что не было никаких сроков, и даже ни одна душа не знала, что я вообще работаю над новым альбомом Avantasia. Вплоть до того момента в году так, кажется, 2017, когда лейбл начал делать мне очередные предложения – тогда и пошли разговоры, что я работаю над чем-то.

Когда ты сочиняешь новый материал для Avantasia – ты уже с самого начала знаешь, кому доверишь его исполнение? Или это паззл, который должен сложиться уже после того, как песня написана?
Ты имеешь в виду приглашенных музыкантов?

Именно.
Конечно, иногда я сочиняю, имея кого-то на примете. Я о тех людях, с кем мы работали уже много раз. Как, например, Боб Кэтли, Майкл Киске или Йорн Ланде, или Эрик Мартин из Mr. Big. Когда я пишу под этих людей (да, еще, конечно, Ронни Аткинс из Pretty Maids) – они вдохновляют меня. Когда я знаю, что пишу песню для кого-либо из этих певцов – потрясающих певцов – меня это вдохновляет и даже влияет на то, в какой манере я сочиняю. Но иногда я просто пишу какую-то песню, не имея ни малейшего понятия, кому же она потом достанется на альбоме, кто ее будет петь. Я просто держу в голове, что это должен быть голос определенного типа. А когда я ее заканчиваю – то приступаю к поискам певца, у которого был бы именно такой голос. Так что иногда это приводит к сотрудничеству с людьми, о которых ты даже и не думал, когда сочинял этот материал.

А к какому типу песен относится Moonglow? Я имею в виду ваш дуэт с Кэндис Найт. Потому что, если бы я не прочитала в подписи к ролику, что это Кэндис – в жизни бы не подумала, настолько ее голос здесь отличается от Under the Violet Moon и всего того «средневекового рока», который они делают с Ричи!
Да-да, я знаю. Песня была написана без всяких задумок о работе с Кэндис Найт. Я вообще не думал о ком-то конкретном, когда работал над ней. Для меня она звучала скорее в стиле Майка Олдфилда. Знаешь, такой Майк Олдфилд на стероидах (смеется). И когда песня была уже написана… А должен тебе сказать, что основа песни была готова уже в 2015 году, но я отложил ее, потому что полагал, что будет неправильно, если мы выпустим ее на Ghostlights. И тут я вернулся к этой песне, кое-что в ней поменял. И когда я ее закончил, я подумал, что тут подойдет голос кого-то вроде Мэгги Райлли, которая пела на альбомах Майка Олдфилда. Но в то же время, думалось мне, он должен чуточку отличаться. Я стал перебирать голоса всех певиц, которых знал, и наконец пришел к тому, что: «О’кей, кажется, мне нужна Кэндис Найт!» И это была интуиция в чистом виде, хотя, может, это и звучит дико. И я спросил у нее, согласится ли она на такую, несколько необычную, песню. И она сказала: «Это очень красивая песня, я хочу ее исполнить».

Помнится, несколько лет назад я допытывалась у Милле Петроцца, мол, как же так-то? Все друзья Тобиаса засветились на альбомах Avantasia, и лишь ты один – нет. На что он мне ответил что-то в духе: «Ну, я вообще-то гостил на одном из альбомов Edguy, думаю, этого достаточно»… И еще он сказал, что стиль Avantasia для него, пожалуй, слишком мелодичен. И вот, на новом альбоме у тебя сразу два «дорогих гостя», отметившихся совместными работами с Edguy – Милле и Ханзи Кюрш. И как тебе удалось совместить твой мелодический стиль с вокалом Милле?
Знаешь, забавно, что он тебе такое говорил, потому что мы очень давние друзья…И, конечно, мы не раз говорили с ним об Avantasia и о его возможном участии. И было совершенно очевидно, что в какой-то момент я попрошу его об этом, мне только нужно было написать подходящую песню. И когда я написал Book of Shallows, я сразу понял, что вот он, тот самый случай, и мне следует позвонить Милле. Я позвонил ему, и он немедленно согласился. Он захотел сначала послушать песню, но еще до этого сказал: «Да, само собой, я «в деле». И с Ханзи все тоже очень похоже. Мы очень хорошие друзья, и, по правде говоря, я еще тогда, в самом начале, в 2000 году хотел, чтобы он принял участие в записи Metal Opera, но он в те дни был очень сильно занят с Demons and Wizards, поэтому не случилось… И я не знаю, почему у нас это заняло столько времени, но теперь, 19 лет спустя, он наконец-то появился на Moonglow. И я думаю, что это идеальное соответствие. Оба исполнителя – истинные представители немецкой сцены, их группы звучат абсолютно по-разному. Я имею в виду, что Blind Guardian сильно отличается по своему звучанию от Edguy и Avantasia, и, само собой, Kreator отличается от всех других команд, это даже не обсуждается. Но, как мне кажется, в этом и есть весь смысл – все вместе это звучит превосходно, и результат говорит сам за себя. И поэтому я очень доволен тем, что у нас вышло.

Концерты вашего предыдущего тура, в поддержку альбома Ghostlights – длился что-то около 3,5 часов, может даже и больше – ведь вам надо было сыграть не только новый материал, но и многочисленные «мастхэвы». А что с предстоящим туром? Ведь от альбома к альбому таких «мастхэвов» становится все больше и больше. Помнится, на прошлом концерте в Москве ты твердо пообещал, что Let the Storm Descent Upon You прочно займет почетное место среди номеров «на бис». Ка вы планируете справиться с таким огромным количеством материала? Сет-лист уже готов и утвержден?
Кое-что из сета уже утверждено окончательно, я бы даже сказал, большая часть. Мы опять собираемся выступать в течение трех часов. И да, мы понимаем всю проблематичность ситуации, с которой сталкивается каждая группа, которая только что выпустила великий альбом (смеется). Так что мы хотим охватить по меньшей мере 80 процентов материала c Moonglow – то есть песен восемь-девять с этого альбома мы исполним. Потому что я уверен в том, что это превосходный альбом. Ну и потом мы собираемся посвятить еще два часа нашей классике. Таким песням, как Scarecrow, и Let the Storm Descent Upon You, и Avantasia, и Sign of the Cross, а также некоторым песням, которые мы никогда прежде на концертах не исполняли. Понимаешь, у нас есть восемь альбомов. Это десять часов музыки. И вы должны принять и признать, что мы физически не в состоянии удовлетворить чаяния и желания каждого, что множество великолепных песен будут положены под сукно и проигнорированы. И это абсолютно нормально, потому что мы просто не можем играть дольше, И ты знаешь, что некоторые песни Avantasia длятся по 12 с лишним минут. А мы собираемся играть The Raven Child и Ghost in the Moon с нового альбома, которые на двоих забирают сразу двадцать минут. И это только две песни. Мы собираемся сыграть еще 3-4 длинных песни. Это всегда трудно. Но наша цель заключается не в том, чтобы жаловаться на то, что мы НЕ можем сделать. Мы хотим выбрать те замечательные вещи, которые мы БУДЕМ делать. И это то, о чем люди будут потом говорить. Это наша цель – заставить людей после шоу говорить о том, как все было здорово, о том, что мы играли, и кто был на сцене. Чтобы люди потом не обсуждали, что мы не смогли сделать, и кого в этом туре не было.

Вот кстати… А кто же все-таки на сцену выйдет? Насколько я понимаю, кандидатуры Михаэля Киске, Эрика Мартина, Ронни Аткинса даже не обсуждаются – они всегда «в деле»… Само собой, ты, Саша, полагаю также и Миро Роденберг. А кто еще?..
Ну, во-первых, Михаэль Киске в этот раз с нами в дорогу не собирается. У него был очень длительный тур с Helloween, и он сказал, что хочет сделать перерыв и поехать с нами не сможет. Только что подтвердил свое участие Боб Кэтли. Йорн Ланде также с нами. А еще Рони Аткинс, Эрик Мартин, Херби Лангханс, Оли Хартманн, Саша, Феликс, Миро… Будет Эдриенн Коуэн – потрясающая, просто фантастическая, очень разносторонняя вокалистка из новой группы Саши Пэта, и я уверен, что она выступить просто великолепно! Ну, и я там буду, конечно (посмеивается)… Итого, нас будет девять певцов – и нам по силам будет исполнить любую песню! И это самое главное: мы сможем исполнить любую песню, и мы наполним три часа потрясающими песнями и потрясающей жизнью.

Я, конечно, понимаю, что это только для стороннего наблюдателя шоу Avantasia может показаться этаким «цирком на колесах» - со всеми этими твоими шуточками, вашими разговорчиками с Михи, с Эриком (особенно с Эриком!). А на самом-то деле это очень хорошо отлаженный механизм, очень хорошо отрепетированное и профессиональное шоу. А остается ли в нем место для какой-то импровизации, для джема? Ну, например, вы выступаете в Эссене, и тут (сюрприз!) у Милле выдался свободный вечер, и он заглянул в зал…
Ну, в плане музыке мы, конечно, можем импровизировать… Потому что иначе это становится бессмысленным: Саша, к примеру, не может все время, день за днем, играть свои соло совершенно одинаково. Он не может делать раз за разом совершенно одно и то же. Но в целом мы, конечно, должны очень аккуратно и бережно подходить в тому, что исполняем. Мы должны очень хорошо отрепетировать весь наш материал, и мы хотим представить хорошо сыгранное шоу. И все же… Это не расписанная до мельчайшего шага хореография, как, может быть это происходит с другими шоу. У нас всегда остается место для спонтанности, особенно в разговорной части. Но в плане музыки – мы стараемся делать то, что мы подготовили и отрепетировали.

Помимо всей твоей сумасшедшей активности в студии и на сцене ты еще умудряешься найти время для собственного радиошоу. Кстати, сегодня же среда, так что и сегодня оно будет в эфире, ведь так?
Да-да. Я делаю его каждую неделю и стараюсь не пропускать. Знаешь, у меня получается очень сжатый и насыщенный конец дня, но я очень-очень люблю его. Когда мне предложили выпускать свое собственное радиошоу, я задумался, каким бы мне следовало его сделать. И должен сказать, что все выходит как-то само собой. Потому что, здесь я имею дело с музыкой совсем с другой стороны. Это совершенно другой подход. Я вновь чувствую себя маленьким мальчиком. Я слушаю записи из моего детства, и делюсь воспоминаниями: о том, как мне довелось повстречаться с Ронни Джеймсом Дио, о том, как мы гастролировали с Aerosmith, или о том, как мы работали с… Ты знаешь, когда я слышу какую-нибудь песню, например, Rock You Like a Hurricane, когда я решаю, что, о’кей, я собираюсь сейчас поставить Rock You Like a Hurricane – меня тотчас же захлестывают чувства, воспоминания, истории. Я начинаю вспоминать, как я впервые услышал эту песню, а потом думаю о том, как мы были в туре со Scorpions и о том, как мы подружились с Клаусом. И это очень-очень-очень мне дорого. Потому что я вновь становлюсь простым фэном и любителем музыки. И поэтому выпуск этого радиошоу никогда не был для меня дополнительной нагрузкой или стрессом.

Я слыхала о твоих подсчетах, что в поддержку каждого альбома тебе приходится давать порядка 500 интервью. Думаю, что под конец ты уже выучиваешь все свои ответы наизусть. А вот помнишь ли ты свое самое-самое первое интервью, когда у тебя еще не было подобного опыта, а твой собеседник понятия не имел, и кто же такой, черт возьми, этот Тобиас Заммет?
Знаешь, у меня есть несколько забавных историй о людях, которые вообще не знали, кто такой Заммет. Помнится, года три назад я позвонил на Nuclear Blast. И леди с рецепции, которая отвечает на телефонные звонки… Обычно я сразу набираю того, с кем хотел бы поговорить, но в этот раз линия была занята, и звонок вернулся на рецепцию. Ну и я такой: «Привет, это Тоби! Могу я поговорить с Маркусом?» А она мне в ответ: «Какой-такой Тоби?» Я: «Ну… Э… Тобиас Заммет…» - «Да?.. И чего же Вы хотите от Маркуса?» Я: «Ухм… Вообще-то я хотел бы поговорить с ним о своем альбоме…» И тут она мне выдала: «Знаете что, вышлите ему Ваш альбом, и если он понравится – Маркус Вам непременно перезвонит» (дружный смех). Ну, мне ничего не оставалось делать, как сказать: «Хорошо. Но, может быть, Вы могли бы передать ему сообщение, чтобы он позвонил мне, если ему все-таки понравится мой альбом?» Она понятия не имела, кто я такой! И это тем более забавно, что мы одна из наиболее раскрученных групп этого лейбла и работаем с ними уже пятнадцать лет. И мне это так понравилось, что я тут же включился в игру: «О, Вы столь любезны! Может быть он сможет перезвонить мне, если ему все-таки понравится мой альбом?» (дружный смех). Самое первое интервью… Нет, самое первое, пожалуй, не помню. Но вот одно из первых запомнилось мне полученным опытом… Один парень задал мне вопрос, я ответил, но затем добавил: «Ок, теперь ты знаешь правду, но, пожалуйста, не печатай этого…» А потом я купил этот журнал, это было время, когда мне еще приходилось покупать журналы… Сейчас мне их присылают... иногда… (смеется). И вот купил я этот журнал, прочитал это интервью… Он напечатал все, абсолютно все, что я сказал! Включая мое: «Пожалуйста, не печатай этого». И я тогда подумал: «О’кей, кажется, мне предстоит еще многому научиться в общении с прессой…» (смеется). Вот так прошло одно из моих первых интервью. Не помню, что это был за журнал, кажется, немецкий Metal Hammer.

Тобиас, спасибо за интересное интервью, и, конечно, будем с нетерпением будем ждать выступления Avantasia в Москве в начале мая! Уверена, что это будет взрывное и фантастическое шоу!
Можешь не сомневаться, мы будем стараться изо всех сил! 

Фото: Nuclear Blast

Комментарии читателей
]]>
Загрузка...
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.