Лука Турилли (Rhapsody): Эпическая музыка связывает меня с мирозданием

12:46 18.09.2019 , Анна Кириченко

История итальянской пауэр-металлической группы Rhapsody богата на встречи и расстования, в лучших итальянских традициях

Расколовшись надвое в 2012 году, Rhapsody подарили миру два практически одноименных коллектива, но спустя пять лет музыканты объеденились, что и привело их в Москву два года назад. 

Тогда нам удалось перекинуться парой слов с идиологом проекта, гитаристом и композитором Лукой Турилли, и с тех пор это интервью ждало своего часа. За это время многое, что было тогда в планах, стало реальностью. И уже 28 сентября Лука вновь приедет в Первопрестольную с премьерой нового проекта, правда под все тем же названием - Rhapsody, - и новым альбомом...

KM.RU: Сейчас Вы вновь гастролируете под именем Rhapsody. Как вам удалось разрешить эту проблему с товарным знаком?
Лука Турилли: Скажем, нам пришлось заключить некоторые соглашения, чтобы разрешить проблемы с товарным знаком, но выступать с концертами под этим именем мы могли всегда. Так что это не является какой-то проблемой или препятствием для этого реюниона. К тому же он называется “Rhapsody 20th Anniversary Farewell tour”. Так что это в некотором роде уникальное название. И концертные выступления под этим названием теоретически возможны. Поскольку у нас реюнион того состава, когда мы были Rhapsody, у нас есть наш старый логотип, который мы можем использовать, так что никто не жалуется. Что же касается продукции под этим именем сейчас, то я не знаю наверняка, но вроде бы владелец торговой марки Rhapsody, права на которую у него были долгие годы, не стал ее перерегистрировать, думаю, просто потому что он уже слишком стар. 

KM.RU: В любом случае, ты сделал весьма удачный ход, назвав свою группу Luca Turilli’s Rhapsody. Это как с Rainbow. Мало кто обычно вспоминает, что полное название группы - Ritchie Blackmore’s Rainbow…
Лука Турилли: Да-да. Но у нас более сложный случай, потому что существует еще одна группа Rhapsody. Это создает большую путаницу. Это большая проблема, которую нам надо было уладить на будущее, потому что она все усложняла. Были сложности моих друзей из Rhapsody of Fire, были сложности у меня. Потому что у публики возникает путаница, у промоутеров возникает путаница. Знаешь, для них нет разница, та ли это Rhapsody или другая. Так что это был не очень хороший выбор с самого начала. Если бы я мог вернуться в то время, я не уверен, что выбрал бы это название, потому что оно смущает очень многих людей.  

KM.RU: Ходят слухи, что ты много времени опять проводишь в студии…
Лука Турилли: О, да! Я сейчас работаю над новыми проектами, поскольку, как ты знаешь, тур Rhapsody подходит к концу. Так что я планирую представить много новых проектов. Во всех жанрах: поп, рок, метал – планирую поработать везде.

KM.RU: Есть ли какие-нибудь планы совместной работы с Фабио и Алексом Хольцвартом?
Лука Турилли: Конечно! Это часть как раз одного из наших предполагаемых проектов. Но это будет сделано не совсем в том же стиле, к которому все привыкли. Скажем, людям, которые любят наш стиль, скорее всего это понравится, потому что мы хотим стать группой, работающей в стилистике Queen. Потому что я всегда считал, что вокальный потенциал Фабио недооценен. И я в самом деле думаю, что мог бы сочинить для него несколько вокальных партий, которые утвердили бы его во всем музыкальном мире как одного из величайших вокалистов нашего времени. Так что, если ты пытаешься представить нового Фредди Меркьюри – просто подумай о Фабио. Я слышал многих певцов, они были очень хороши в том или ином стиле, жанре, но у Фабио есть потенциал, о котором люди пока что не знают. А я знаю его очень хорошо, я написал много альбомов для его голоса. Знаешь, сейчас, кажется, все вокруг в некотором роде заняты поисками нового Фредди Меркьюри. А Фабио умеет так же передавать эмоции. Конечно, в своем стиле, мы не хотим копировать Фредди Меркьюри. Потому что Фредди Меркьюри – это…Это Фредди Меркьюри! И не надо его трогать (смеется). Но ты можешь делать что-то другое, но на таком же уникальном уровне, которого Фабио, на мой взгляд, заслуживает. И мне бы хотелось, чтобы люди могли слушать что-то немного более сложное и разнообразное, чем симфонический рок. Со множеством фортепианных партий, с песнями в самых разных стилях, как это было у Queen. Так что у нас большие планы сотворить что-нибудь в этом направлении. Это как раз один из тех проектов, который у нас есть (улыбается).  

KM.RU: Говоря о музке, ты в своих работах часто используешь элементы симфонической музыки, оркестр. А кто пишет вам аранжировки?
Лука Турилли: Я это делаю. Лично. На старых альбомах мы делали это вместе с Алексом Старополи, потому что, представляешь, в то время у нас не было даже компьютера! Мы просто программировали все звуки. Как и многие другие, мы делали это забавы ради. Знаешь, многие наши друзья забавлялись этим. Так и мы с Алексом – мы запирались дома в компании с синтезатором. Это были очень большие клавиши – модель Korg 01/W, она была очень популярна в то время, в середину-конец 90-х. Помню, у нас был секвенсор на 16 «дорожек», ну и звуки, которые мы могли извлечь из нашего синтезатора. Всякие особые звуковые эффекты, которые есть у нас сейчас, тогда были недоступны. И мы с Алексом сочиняли музыку с помощью этого синтезатора. В конце концов, мы даже ударные прописали так, вводя в этот секвенсор ноту за нотой. Для того чтобы закончить песню, требовалась вечность: я тратил где-то по месяцу на каждую из песен. Это длилось бесконечно, но наградой было чувство величайшего удовлетворения. Затем пришел черед компьютеров. Но к тому времени Rhapsody сменили свое имя на Rhapsody of Fire. Думаю, первые четыре наших альбома мы сделали только с помощью синтезатора. Затем мы купили компьютер для нашей группы. Но мы по-прежнему многое делаем на синтезаторе. И по сей день, конечно же, все аранжировки делаю я, потому что очень это люблю. Для меня оркестровые аранжировки гораздо интереснее всего остального. Потому что все остальное, что я использую – ударные, бас и так далее – все это, конечно, важно, но именно оркестровые аранжировки дают мне то эпическое воздействие, тот кинематографический эффект, который я так сильно люблю. 

KM.RU: С самого первого альбома ты начал сочинять некоторые песни на латыни… А зачем, с какой целью?
Лука Турилли: Ну, во-первых, потому что я учил латынь в школе (улыбается). Но если бы даже не учил… Забавно, к примеру последний альбом Luca Turilli’s Rhapsody называется Prometheus, Symphonia Ignis Divinus. И некоторые люди стали писать мне: «Хм, я могу говорить на латыни, и у тебя ошибка в названии. Название написано неправильно». Ну ты знаешь, как это бывает на Facebook, люди, для которых важно только их мнение. А я… Я не люблю использовать современный язык. Я когда пишу тексты и на итальянском, что для Rhapsody не редкость, так вот я использую тот язык, на котором говорили в 18 столетии. Он – особенный, как бы это сказать, он – более элегантный. И то же самое с латынью. Я предпочитаю использовать наиболее старинные формы латыни. Так что было очень забавно, мне пришлось объясняться на фейсбуке: «Нет, это не ошибка. Это, как бы это сказать, архаичная форма. Не знаю, используете ли вы в английском слово архаичный. Это значит очень старый». И мне тогда ответили: «А, ну тогда сорри!» Как я все время говорю – такие люди, они всегда делают самые очевидные предположения. А я очень люблю исследовать старинные тексты. Например, взять текст на латыни из Библии, как это случилось с, например, Of Michael The Archangel and Lucifer’s Fall, и песня стала очень известной. Я люблю то и дело использовать отрывки из Апокалипсиса – это эпическая вещь, и я думаю, что только латынь по-настоящему передает эту древнюю мистерию, это касание вечности. Вот для чего я использую латынь.

KM.RU: Я, признаться, на латыни не разговариваю. Но, когда, например, я слышу O, Fortuna! Карла Орфа -–у меня по коже вооот такие мурашки. И в этом случае мне важны не слова, а ощущение хора, как одного большого мощного музыкального инструмента...
Лука Турилли: Да, абсолютно точно. Это потому, что в латыни есть особые слова. Если ты попробуешь сделать что-то подобное на английском – такого не получится. Результат, может, будет и неплох, но не сравним с латынью. Потому что, например, итальянский – очень хороший язык для пения, но все равно, когда поет хор – тебе чего-то не хватает, а вот латынь дает тебе все. Она немного похожа на итальянский – такие же очень «открытые» слова, но, в то же время, очень таинственные, очень древние, очень исторические, и очень... да... очень могущественные.  

KM.RU: А как тебе удается сочетать взрывной характер песен и зачастую их философское значение…
Лука Турилли: Почему я люблю сочинять эпическую музыку? Потому что она неким образом соединяет меня с источником всего: с мирозданием, с таинством созидания, с великим эмоциональным воздействием, с потрясающими видами Матери-Природы, например. Например, у вас в России совершенно потрясающие природные пейзажи, особенно в Сибири. Это потрясающе, у вас есть такая большая часть этого мира. И я хочу дойти до каждого уголка этой планеты. Именно поэтому я люблю эпическую музыку, она связывает меня со всеми этими большими эмоциями, связывает меня с Матерью-Землей. В этом есть что-то очень духовное. Вот почему я очень глубоко чувствую музыку, и тексты для меня очень важны. Вот почему я много работаю над тем, чтобы между ними была синергия.

KM.RU: Я читала в одном из твоих интервью, что твой любимый русский композитор – Александр Скрябин. А ты ориентировался на его «Прометея», когда сочинял своего?
Лука Турилли: Знаешь, я хотел бы подчеркнуть, что я композитор, а не сценический музыкант. Я должен выходить на сцену, поскольку я участник группы, но я в первую очередь композитор. Я мог бы и не играть на гитаре, но я играю на гитаре и фортепиано для того, чтобы сочинять партии. А поскольку я играю на фортепиано -–конечно же, Скрябин один из самых любимых моих пианистов. Потому что, когда ты начинаешь с Баха и Шопена, а затем переходишь к более современным пианистам, таким величайшим как Скрябин – тебе потом сложно вернуться назад и опять исполнять Баха, потому что их музыка такая свободная, такая особенная. Это смешение старого и нового. И современная музыка полна настоящих эмоций, затрагивающих твою душу иначе, нежели Бах или Моцарт. К примеру, Моцарт для меня чересчур весел. Он чересчур весел и интроспективен. А я ищу самые темные эмоции, потому что в наитемнейших эмоциях я найду свет, путь к свету. Потому что ты должна знать, что тьма -–это то место, куда надо идти, чтобы найти свет. Это особенный процесс. Именно поэтому мне нравятся эти муки романтики. Особенно в романтизме. Я очень люблю всего Шопена – он мой самый любимый фортепианный композитор. И, конечно, я переношу это в свою музыку. Например, когда ты слушаешь Prometheus – ты слушаешь ремейк на знаменитый ноктюрн Шопена. И в других песнях тоже много отсылок к моим любимым композиторам. Я имею в виду не только фортепианных партиях, потому что я люблю более романтичное фортепиано, нежели современное, но и в оркестровых аранжировках. Если ты послушаешь вступление к Prometheus…, которое называется Nova Genesis – ты услышишь несколько особенных вокальные ходы. Всегда очень сложно петь вместе с хором, но я стараюсь найти наиболее странные, причудливые, неочевидные ноты.
И если ты послушаешь Prometheus… от начала до конца, ты поймешь, что я имею в виду, он полностью сделан в этом направлении. Это безумие. Для некоторых это уже чересчур. Иногда им нужны альбомы покороче. Минут на 45. А этот альбом – 70 с лишком. 70 минут – это полное сумасшествие. И каждая песня индивидуальна, не похожа на остальные. Но это именно то, что мне нравится. Я не люблю слушать только металлические группы. Я не исключительно металлический музыкант, я композитор, которой нашел себя в металлической группе. Именно поэтому мне нравится всякая музыка. Например, я очень люблю Адель, Сиа... Muse моя самая любимая группа, к примеру: они где-то между роком и попом. Все они. Так что я слушаю все подряд.
Если ты заглянешь в мой iPod – пф! – ты найдешь все, что угодно: старые саундтреки, музыку для трейлеров, знаешь, такое: та-та-та-та (напевает), симфоническая музыка, конечно же, много хоров. Ну и все остальное: мне, например, нравится кое-что из электропопа. Так что я по-настоящему всеяден, и это очень важно для композитора. Ты не сможешь сочинить альбом, подобный Prometheus… если ты не слушаешь все подряд.  

KM.RU: Ты ведь основал компанию, для того чтобы записывать саундтреки к фильмам и компьютерным играм. Ты продолжаешь этим заниматься?
Лука Турилли: Знаешь, как дело было? Мы с моим партнером из США отправили демо-запись. Мы нашли агента, которому наше демо понравилось. Оно было сделано в таком стиле симфо-модерн. То есть не традиционная симфоническая классическая музыка, а очень современная, множество электроники в смеси с классической музыкой – такой очень приятный микс. И звонит нам агент: «Мне понравилась ваша музыка и бла-бла-бла…» А затем вдруг: «А можете написать еще 50 вещей? 10 для хорроров, 10 для комедий, 10 еще для чего-нибудь…» И тут я понял, что это не совсем то, что мне нужно, по крайней мере в данный момент моей жизни, которая и так летит слишком стремительно. Жизнь – это как раз то, что мы ценим меньше всего на этой планете. Поэтому я хочу заниматься только тем, что трогает мои сердце и душу. А в этом было что-то механистическое, понимаешь, сделать 10 вещей на основании того, что тебе скажут. Это совсем не то, что мне нравится. Если бы случился проект, и меня бы позвали работать для кино и, если бы мне понравилась тема, которая несет в себе позитивный месседж… Потому что для меня позитивный месседж очень важен. Я никогда бы не смог работать в какой-нибудь блэк-метал группе, которая говорит о вещах мне не близких. Это мне не нравится. То есть это должно быть что то, очень хорошее, тогда я стану частью такого проекта. Так что сейчас я настолько занят, что я отодвинул его несколько в сторону. Но да, был хороший момент, когда у нас были большие возможности, но я от них отказался. Причем отказывался уже дважды.

KM.RU: Если тебе довелось прикоснуться к миру компьютерных игр, миру кино – поступали ли тебе предложения написать сценарий, базирующийся на твоей саге?
Лука Турилли: Знаешь, это одна из тех вещей, которая до сих пор связывает меня с Алексом. Потому что я написал всю эту сагу, но она до сих часть мира Rhapsody/Rhapsody of Fire. Так что мы с Алексом заключили дружеское соглашение, что мы не пытаемся извлечь из саги выгоду – ни он со своей стороны, ни я. Потому что это было не что, что началось, продолжалось и закончилось на 10 альбомах. Так что это была очень важная для группы вещь. И мы достигли соглашения, что, если я, к примеру, что-то сделать с сагой, то я поделюсь с Алексом какой-то частью. По-дружески. И это действует до сих пор. На самом деле речь шла не столько о саге, это было больше про книги, про написание и публикацию книг. И это то, что я сделал, потому что именно этого мне всегда не хватало в Rhapsody. Если ты спросишь: «Что тебе не нравится в Rhapsody?», я отвечу - коммуникация. Потому что в первые три года у не было никакого контроля над Rhapsody. Мы полностью контролировали музыку, но не коммуникацию.

KM.RU: Коммуникация – ты имеешь в виду общение участников группы между собой?
Лука Турилли: Нет-нет-нет! С внешним миром. Из-за этого - по каким-то своим причинам, или из-за каких-то рисунков, или из-за каких-то постановочных фото с нашим участием - некоторые люди не воспринимали Rhapsody всерьез. И это очень сильно меня ранило, потому что я живу всем этим, ну знаешь, всем, что ты видела в фильме «Властелин колец». Так как в те годы звукозаписывающая компания сделала упор на то, чтобы продвигать Rhapsody как группу, пишущую о драконах, и все в таком духе. Для некоторых людей это способ снизить ценность чего-то очень важного. Некоторым людям это нравилось. Некоторым – нет: «А, эта группа – им бы все только о драконах» Они ничего не поняли, потому что в каждом тексте Rhapsody есть большое послание - очень позитивное, полное любви, полное света. До многих оно дошло. Вот почему в течение всех 20 лет люди пишут нам: «Спасибо за вашу музыку. Нам удалось разрешить свои проблемы с наркотиками, или семейные проблемы». Я называю это прогрессом. Это фантастика – узнавать об этом. Это величайший подарок, мы получаем в ответ. Но также мне бы хотелось, чтобы во всем мире к Rhapsody относились более серьезно. Тебе может нравиться или не нравиться, но не используй это против логотипа группы или не делай еще какие-то глупости. Потому что для меня – это часть моей жизни, нечто очень-очень-очень важное. И это здорово, когда у тебя есть возможность представить это людям правильно, так, как нужно. Так что теперь, со своей новой группой я всегда контролирую коммуникации. Это очень-очень-очень важно. Я придал более современный характер всему, что мы делаем с Luca Turilli’s Rhapsody. Конечно, сейчас это не сага, и поэтому я могу писать песни на самые разные темы. И, скажем, это также помогает: у тебя может быть одна песня вроде One Ring To Rule Them All по мотивам «Властелина колец», а также ты можешь написать песню про Апокалипсис, как наша Of Michael Archangel and Lucifer’s Fall, или такую песню как Il Cigno Nero о духовной эволюции. Так что теперь нас воспринимают гораздо серьезнее. Это то, что очень важно для меня – уважение. Ты можешь ненавидеть эту музыку: «О, нет! Это не мое». Но делать это надо в уважительной манере, потому что это очень важно.  

KM.RU: Вернемся к юбилейному реюнион туру. Как вас принимает публика?
Лука Турилли: Это фантастика. В некотором смысле для нас это неожиданно, потому что, представь себе, через столько лет после нашего расставания – а прошло уже шесть лет – мы не были уверены, что у нас что-то выйдет из этой затеи. Сначала, когда ко мне обратился менеджмент – сперва мой менеджер, затем менеджер Фабио – я был настроен достаточно скептично: «Нет, я не уверен, что это стоящая идея…» Но несколькими днями позже я вдруг понял, что в следующем году (а обсуждали мы все в 2016, а не в 2017) нашему первому альбому исполнится как раз 20 лет! И сказал об этом нашим менеджерам. И я подумал, что мы и в самом деле могли бы представить это как особое юбилейное мероприятие. Затем я поговорил с Фабио, и он согласился: «Да, так будет правильно». Так что мы решили сделать что-то особенное. Это даже не юбилейный тур в честь 20-летия, а еще более уникальное событие. Мы решили назвать его «Прощальным туром», чтобы показать всем, что мы в последний раз собрались, чтобы исполнить наши старые песни оригинальным составом (положим, состав не совсем оригинальный, но не будем возражать маэстро – Прим. Ред.) и порадовать всех фэнов особым выступлением. Понимаешь, ведь тот разрыв был довольно неожиданным, мы его не анонсировали заранее. Мы отыграли несколько летних фестивалей, а потом сообщили, что разбегаемся. И многие тогда переживали: «О, нет, как же это! У меня не было возможности увидеть их в последний раз!» Так что мы подарили людям возможность увидеть всех нас еще раз. Особенно в России, в которой мы и выступили всего-то раз за 20 лет. 

KM.RU: Алекс Хольцварт и Фабио сообщили о своем уходе из Rhapsody Of Fire как раз накануне начала вашего тура. Это просто совпадение?
Лука Турилли: Да, абсолютно! Можешь спросить у Фабио: я первый, кто был шокирован этим известием. Потому что для нас этот тур ничего не менял, это был просто реюнион. Реюнион был на первом месте. Да и Алекс (Старополи), как предполагалось, должен был принять в нем участие. План был именно таким, мы вели с ним долгие переговоры, пытаясь убедить его принять участие в реюнионе, но он не очень-то хотел, потому что для него важнее продвигать свою группу Rhapsody of Fire. Я к тому, что Алекс сам, от своего имени, когда поклонники стали спрашивать его: «А ты почему не участвуешь в реюнионе?», так вот Алекс сделал заявление у себя на Facebook о том, что для него важнее Rhapsody Of Fire и все такое… А потом вдруг появились новости, что Фабио покинул группу, а за ним через несколько дней – и Алекс Хольцварт. Вот так все и произошло, а мы теперь всем объясняем, что это просто совпадение. Потому что это никак не пересекалось: мы могли бы сделать реюнион даже если бы они остались в Rhapsody Of Fire. Это не было причиной их ухода. Я имею в виду, они могли бы продолжать выступать с Rhapsody Of Fire и принять участие в реюнионе. 

KM.RU: К сожалению, отведенное нам время подходит к концу. Хочу поблагодарить тебя за интересный разговор. И надеемся увидеть тебя в России вновь с новыми проектами!
Лука Турилли: Даже не сомневайся! 

Альбом проекта Turilli / Lione Rhapsody "Zero Gravity (Rebirth and Evolution)" вышел на лейбле Nuclear Blast 5 июля 2019 года. Российская презентация пластинки состоится 28 сентября в московском клубе Red.

Фото: Наталья Ступникова

Комментарии читателей
]]>
Загрузка...
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.