Чем грозит цветная революция в Боливии всей Латинской Америке

09:23 26.11.2019 , Дарья Осинина

То, что происходит сегодня в Боливии, похоже на сценарий цветной революции по нескольким причинам

10 ноября 2019 г. президент Боливии Эво Моралес ушел в отставку на фоне массовых акций протеста, развернувшихся в стране.

Стоп-кадр видео 

Этому событию предшествовали президентские выборы, по предварительным результатам победу в которых одержал Эво Моралес, набрав 46,86% голосов. Основным соперником Моралеса был небезызвестный в Боливии оппозиционер Карлос Меса, с 17 октября 2003 г. по 6 июня 2005 г. являвшийся президентом страны.

Разбираясь в том, что на самом деле происходит в Боливии, нужно для начала ответить на вопрос, кто такой Эво Моралес и каким был его политический курс?

Во-первых, для Моралеса октябрьские выборы стали четвертыми в его карьере, впервые он сел в президентское кресло в 2006 г. За время своего президентства он пережил попытку импичмента, а также провел конституционную реформу, ограничив период пребывания у власти до двух сроков. Именно последнее дало возможность оппозиции и внешним силам формировать антигосударственный политический дискурс, педалируя тему легитимности пребывания у власти Эво Моралеса третий срок подряд.

Во-вторых, Моралес пришел к власти на антиамериканской риторике, выступая за политическую и экономическую независимость республики от США, перераспределение доходов, активное участие государства в экономике, в частности национализацию нефтегазовой отрасли. Именно принятие новой конституции в 2009 г. позволило ему выполнить предвыборные обещания. Например, она закрепила контроль над ключевыми секторами экономики за государством, запасы газа и другие природные ресурсы были провозглашены национальным достоянием.

В-третьих, основной электорат Моралеса - коренное население Боливии, индейцы аймара, представителем которого является и он сам, а также в целом крестьяне и фермеры. Основная политическая сила, оказывавшая поддержку режиму, - профсоюзы и созданная им партия «Движение к социализму» (является правящей партией). При этом Моралес – первый президент Боливии за весь период истории государственности страны, являющийся представителем коренного населения, которое составляет более 50%.

В то же время, Эво Моралес не является профессиональным политиком, его карьера началась с движения профсоюзов производителей коки. Он сам всегда воспринимался населением Боливии как свой «парень» - из бедной семьи, без среднего образования, прошел путь от самого низа к вершине. Он стал популярным на фоне национального подъема в регионе во второй половине 1990-х гг., когда коренное население Перу, Эквадора, Боливии требовало политических реформ, в частности, расширения своего участия в политике. Против Моралеса и его курса выступал юго-восток Боливии, где расположены газодобывающие области страны.

В-четвертых, во внешней политике Моралес опирался на союз с Венесуэлой, Кубой и Мексикой, где у власти также левые, в противовес проамериканским Колумбии и в какой-то мере Бразилии.

В-пятых, за годы своего президентства он сумел благодаря грамотным реформам улучшить состояние экономики и повысить уровень жизни населения. В частности, по данным МВФ, рост экономики Боливии ежегодно рос и в 2013 г. достиг своего пика - 6,3%. В 2018 г. он составил 4,5%, при среднем уровне в Латинской Америке – 1,3%.

Более того, Эво Моралес проводил социально ориентированный курс, основной блок его реформ касался перераспределения доходов в пользу малоимущих слоев населения. В частности, он сократил доходы чиновников, в том числе и собственную зарплату на 57%, направив все высвободившиеся средства на здравоохранение и образование.

В-шестых, оппозиция была представлена в системе власти. Например, второй вице-президент сената Жанин Аньес, которая впоследствии и стала и.о. президента, в Парламенте представляла именно оппозицию. Так что говорить о тирании или диктатуре в Боливии не уместно, оппозиционные силы не просто были представлены в государственных структурах, но и имели определенное влияние на принятие политических решений.

Таким образом, проводимый Моралесом курс являлся социально ориентированным, меры, принимаемые им, отвечали интересам большинства населения, при нем был на лицо рост экономики и в целом уровня жизни населения. Но что тогда пошло не так, и почему Боливию «трясет» уже месяц?

На мой взгляд, то, что происходит сегодня в Боливии, похоже на сценарий цветной революции по следующим причинам:

Первая причина связана с тем, как обыгрывался аспект с выборами. Так, США призвали Организацию американских государств (ОАГ) провести аудит прошедших выборов, а также обеспечить «независимость» нового избирательного процесса. Позицию США поддержала Колумбия, предложив созвать экстренно сессию ОАГ. После чего Эво Моралес пригласил ОАГ и всех желающих к аудиту итогов прошедших выборов. Примечательно то, что по итогам аудита эксперты так и не смогли подтвердить или опровергнуть объявленные результаты, предложив провести повторное голосование, с чем согласился Моралес, объявив о подготовке новых выборов и изменениях в составе Высшего избирательного суда. Т.е. Моралес выполнил требование ОАГ и оппозиции, но силовики обратились с требованием сложить полномочия. Все это доказывает, что итоги выборов стали лишь поводом для развязывания конфликта на территории республики. А привязка к электоральному циклу является неотъемлемым элементом технологий цветных революций.

Вторая причина вытекает из первой - на лицо влияние внешних сил на развитие внутриполитической ситуации в Боливии. США для продвижения своих интересов использует ОАГ, которая по сути вмешивается во внутренние дела государства, призывая провести новые выборы. Более того, организация служит для формирования проамериканских сил в регионе.

Третий аспект связан с информационно-манипулятивными технологиями, которые были использованы в ходе свержения режима Э. Моралеса, а именно:

- персонификация административного ресурса (через оппозиционные СМИ и по линии ОАГ была запущена кампания по отождествлению режима и лидера страны, т.е. за все имеющиеся проблемы в государстве ответственность несет только один человек – Эво Моралес);

- деморализация главы государства (обвинение в массовых беспорядках, жертвах, хотя на деле после аннулирования результатов выборов и фактического перехода власти к оппозиции, беспорядки приобрели более массовый характер, а вооруженные силы стали жестко разгонять протестующих с помощью слезоточивого газа и дубинок);

- делегитимизация действий власти, т.е. педалирование темы нелегитимного пребывания у власти Э. Моралеса;

- оппозиция проводила кампанию по дезинформации общества (Карлос Меса неоднократно подчеркивал, что точное местонахождение Э. Моралеса неизвестно, тем самым продвигая идею, что власти в стране нет, наступает хаос, оппозиции ничего не остается как «подобрать» эту власть).

Четвертый аспект связан с организационными инструментами, которые использовались в Боливии, а именно:

- переход военных на сторону оппозиции, в частности, главнокомандующего вооруженными силами Боливии Уильямса Калимана;

- раскол действующей власти (задержание основных сторонников Моралеса, в частности, 20 октября были задержаны глава Верховного избирательного трибунала страны М.Э. Чоке и вице-президент трибунала А. Костас);

- попытки заблокировать Э. Моралеса на территории страны, ограничив его перемещения (было осуществлено нападение на его дом, а также дома его родственников; был захвачен президентский самолет). Похожая тактика, кстати, использовалась в отношении С. Милошевича во время Бульдозерной революции в 2000 г., когда военные заблокировали главу государства на правительственной даче, тем самым, не давая ему встретиться со своими сторонниками и провести мобилизацию поддерживающих его сил. В случае с Боливией, в отношении Э. Моралеса был выписан ордер на его арест, цель подобных действий – блокирование главы государства и максимальное ограничение маневра для его деятельности;

- захват стратегических объектов, а именно штурм демонстрантами штаб-квартиры главных государственных СМИ, в результате чего было остановлено новостное вещание, а сетка заполнялась музыкой и кинофильмами. Основная цель в данном случае – контроль над информационным пространством страны, формирование оппозицией информационной повестки дня. Этот прием также использовался в Югославии, где оппозиция и демонстранты штурмовали телецентр.

- использование забастовок и массовых акций протеста с целью расшатать ситуацию в стране и привлечь как можно больше внимания.

В-пятых, цветные революции никогда не несут в себе глубоких политических, социальных и экономических преобразований в государстве, их цель - перехват управления без разрушения инфраструктуры. Так, на политическом пространстве республики вновь появился Карлос Меса, который новым человеком в политике Боливии не является.

Его приход к власти скорее ознаменует реставрацию старых порядков, действовавших при предшественниках Моралеса, в частности при Уго Бансере, когда доминирующую роль в политической и экономической сферах Боливии играла позиция США. В частности, можно отметить особый статус американских энергетических компаний в республике до национализации нефтегазовой отрасли и борьбу с плантациями коки, доходы от выращивания и сбора которой составляли основную статью в бюджетах крестьян и фермеров.

Таким образом, подробный разбор действий оппозиции позволяет выявить три составляющие цветной революции, которые имели место в Боливии, – внешнее вмешательство, переход силовиков на сторону оппозиции, изоляция действующей власти на фоне попытки информационной блокады.

Кого же предлагают на смену Э. Моралесу?

На смену Моралесу оппозиция продвигает Карлоса Месу, который стал вторым по итогам президентских выборов, набрав 36,51% голосов. К. Меса известен своей проамериканской позицией, а в 2005 г. он вынужден был уйти с поста президента страны из-за разразившегося скандала – его обвинили в лоббировании американских интересов в энергетической отрасли Боливии, что на фоне подъема левых привело к падению его рейтингов и аппаратных позиций в системе власти. Поворот «влево» и приход к власти антиамериканских лидеров тогда был возможен ввиду общей конъюнктуры в регионе, где у власти в ряде государств были левые.

Достаточно вспомнить антиамериканскую позицию У. Чавеса или Ф. Кастро. Общий запрос на социальную справедливость, понятные и доступные лозунги, которые продвигал Моралес, поспособствовали росту его популярности среди населения Боливии.

Но тогда резонно возникает и еще один вопрос, зачем нужна цветная революция именно в Боливии?

После смерти У. Чавеса ярким политиком, который мог бы консолидировать вокруг себя антиамериканских лидеров Латинской Америки, считался Э. Моралес. Боливия воспринималась как страна, где, несмотря на общий достаточно низкий уровень жизни населения, удалось совершить «экономическое чудо», доведя темпы роста экономики до рекордных 6,3% в год.

Среди основных союзников Моралеса можно назвать Н. Мадуро и Ф. Кастро, однако, смерть последнего в 2016 г. и продолжающиеся протесты на территории Венесуэлы ограничили возможности «антиамериканской коалиции». Учитывая приближающийся саммит БРИКС в Бразилии, куда должны были приехать лидеры России и КНР, также заинтересованные в усилении своих позиций в регионе, США необходимо было показать, кто является «хозяином» в Латинской Америке.

Раскачивание ситуации в относительно стабильной Боливии накануне саммита как нельзя лучше показало всю серьезность намерений американцев в регионе.

Так что, прогнозируя дальнейшее развитие событий, можно отметить следующее:

Во-первых, возвращение Моралеса в Боливию, несмотря на все его заявления, при сохранении текущих условий, маловероятно ввиду последних институциональных изменений в республике. А именно Ж. Аньес подписала новый закон о выборах, который подразумевает аннулирование октябрьских результатов, а также запрещает Э. Моралесу баллотироваться на следующих выборах.

Разумеется, отсутствие сильного кандидата, представляющего коренное население страны, не устраивает последних, так как при Моралесе позиции индейцев планомерно улучшались, решались их социальные проблемы, вопросы политического представительства и вероисповедания. Недовольство столь массовой социальной группы могло бы стать козырем Моралеса, если бы он не покинул страну, получив убежище в Мексике, и не оставил своих сторонников.

Во-вторых, не представляется реальным возвращение Моралеса еще и потому, что в Боливии «новые власти» завели на него уголовное дело. Таким образом, возвращение на родину сулит ему не просто заключением под стражу, а расправой, так как его популярность среди коренного населения и крестьян по-прежнему сохраняет за ним шансы на президентское кресло, что невыгодно оппозиции.

Условия, на которых готов вернуться Моралес в страну, подразумевают гарантии его безопасности и защиту от уголовного преследования, но оставшиеся в стране верные ему политические силы в лице партии «Движение к социализму» протащить подобный законопроект не в состоянии. Недавняя попытка была жестко купирована и.о. президента Ж. Аньес.

В-третьих, в ближайшей перспективе можно прогнозировать усиление позиций США в регионе, а также продолжение беспорядков и массовых акций протеста в самой республике. Очередной очаг политического хаоса в Латинской Америке выгоден США, так как не позволяет внутренним силам стабилизировать ситуацию и проводить самостоятельную политику.

И, наконец, подводя итог вышесказанному, необходимо отметить и ошибки самой власти, ввиду которых сценарий цветной революции в Боливии был реализован:

1. Э. Моралес проявил политическую слабость и покинул страну, в то время как в подобных условиях в 2002 г. в Венесуэле У. Чавес держался до последнего, несмотря на то, что там также был переход части силовиков на сторону оппозиции, блокирование телецентра, а значит и средств коммуникации с населением, а также явный интерес США, который они и не скрывали.

2. Слабая команда, представители которой вслед за уходом Моралеса с поста президента по очереди сложили с себя полномочия, передав власть оппозиции. В то время, как согласно Конституции страны, следующим после Моралеса исполнять обязанности главы государства должен был верный ему человек, вице-президент страны Альваро Гарсия Линера. 

Автор: Дарья Осинина – политолог, Финансовый университет при правительстве РФ 

Читайте также: Переворот в Боливии

Комментарии читателей
30.11.2019, 03:33
Гость: Ейбогус -ответу.

Каддафи предал его генералитет,как и в Ираке было.(коррупция,ессно,и пр.)
Предали его и др.страны,чей голос возьмет бы эффект,напр.Рф.
К.предлагал Рф сделать базу,она отказалась. И пр и пр.
В конце концов,посол Рф назвал Медведа предателем.
От а.бонбы К.отказался,знал,что его запад заклюет ещё быстрее.
В конце концов,известны слова К.о Рф.
Так что ещё вопрос,кто тут -"африканские вожди",наверное,не
Каддафи.

29.11.2019, 09:57
Гость: Ейбогус -мистер Бин.

"Никто не совершен.."- виновато ответил полисмену итальянский эмигрант,
Помочившийся на дерево в публичном парке .
("Хлеб и шоколад" фильм)

29.11.2019, 05:11
Гость: Mr Bean

Ну что же, значит ошибся, бывает, Sorry. Но ошибшись на Ливии, Россия влезла в Сирию и не допустила ливийского сценария. Слава Богу одумались. Человек существо не совершенное, часто и много ошибается, и Президент не исключение.

]]>
Загрузка...
]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.