Украина: продолжение кризиса (аналитический доклад)

12:12 13.05.2009

Разворачивающийся на Украине кризис вновь актуализировал проблематику «внешнего управления» страной

Конфликтно-кризисные сценарии, реализуемые в «ближнем зарубежье» России – неудавшаяся «цветная революция» в Молдове, «провокационные» учения НАТО в Грузии с участием традиционно союзной РФ Армении, «газовый конфликт» с Туркменистаном, способный существенно ослабить позиции «Газпрома» как главного экспортера в пределах СНГ, знаменуют, по мнению авторов, начало дестабилизации (нового передела) постсоветского пространства с формированием вокруг РФ «пояса нестабильности», втягивающего ее во многие «проблемные сюжеты» в условиях дефицита ресурсов и ограниченности традиционных рычагов влияния. Одним из ключевых звеньев этой «дуги» является Украина, события в которой наиболее ярко воплощают описанные выше тенденции.

Разворачивающиеся в Украине политический и социально-экономический кризисы вновь актуализировали проблематику «внешнего управления» страной. Неслучайным в этом отношении был доклад на одной из киевских конференций бывшего посла США в Киеве Стивена Пайфера «Предупреждая кризис на Украине». Характерно, что в докладе г-на Пайфера те или иные действия относительно Украины открыто и недвусмысленно связываются с «национальными интересами США». Бывший посол говорит об Украине фактически как о государстве с внешним управлением и ставит задачи относительно этого управления, апеллируя непосредственно к Вашингтону. При этом экс-посол не скрывает, что главную обеспокоенность у Соединенных Штатов вызывает не то, что на Украине может разыграться кровавый и насильственный сценарий (а это дипломатом тоже не исключается), а то, что Украина будет не в состоянии сформулировать «внешнеполитический курс, с которым могло бы согласиться правительство США». И, что наиболее тревожно, переориентируется «на курс, более сфокусированный на Москве». Некий «Центр превентивного действия», распространивший «украинский» доклад Пайфера, не скрывает, что одна из его задач – «включить американское правительство и СМИ в усилия по предотвращению конфликта».

Относиться к этому докладу просто как к одному из рядовых отчетов отставного дипломата, между тем, не следует. Достаточно сказать, что, судя по признанию самого Пайфера, в работе над докладом участвовал лично действующий посол США на Украине Тейлор. Мало того, последний, раздавая интервью перед своим отъездом из Украины, недвусмысленно дал понять, что доклад Пайфера, который прекрасно «знает Украину и действительно имеет влияние на формирование политики США в отношении Украины», рассматривается в качестве базового для выработки стратегической линии новой администрации США в нашем регионе.

Тем временем развитие политического процесса на Украине снова и снова смешивает традиционную политическую палитру, порождая невероятные полутона и оттенки. Неформальное соглашение между различными сегментами украинского правящего класса о возможности действовать неконвенционально и антисистемно в собственных корпоративных интересах с ущербом для государства и общества неотвратимо ведет украинскую политическую систему к институционально-властному дефолту.

Корпоративно-эгоистическая замкнутость политического класса Украины, порождающая эффекты «блокированного общества», придает действиям ведущих украинских политиков все более виртуальный характер, снижая уровень поддержки базовых институтов и приводя на уровне «локальной политики» к неожиданным эффектам и результатам, один из которых недавно имел место на выборах в региональную легислатуру в Тернополе.

'''1. Виктор Ющенко: «мнимый конституционализм» и попытка перезагрузки политической системы'''

Действующий президент Украины Виктор Ющенко, долгое время вместе со своим ближайшим окружением колебавшийся между идеей введения президентского правления и осознанием нереализуемости этой идеи либо катастрофических последствий подобной попытки, продолжает умножать словесные выпады и угрозы в адрес своего главного политического конкурента Юлии Тимошенко. Недавно он потряс политическое и экспертное сообщества Украины целой серией инициатив и громких заявлений.

В числе последних инициатив Ющенко – проект новой Конституции Украины с введением двухпалатного парламента (что предполагает пожизненное сенаторство для действующего главы государства), «перезагрузка» отношений с Россией, публичное снятие с России (не отождествляемой более со сталинским СССР) «вины» за Голодомор, отрицание всякого участия Украины в грузинско-осетинской войне.

Одновременно с этим Виктор Андреевич отметился очередным выпадом в адрес «пани Юли», публично поведав о том, как отправит ее правительство в отставку за «экономические провалы» (прекрасно понимая, что ничего подобного не произойдет, ибо в этом случае Ющенко лишается столь нужного ему козла отпущения).

Можно ли усмотреть в подобных действиях желание «героя Майдана» красиво уйти, оставшись «отцом нации», что обнажает его и до этого плохо скрывавшиеся претензии на мессианизм? Возможно, ибо претензии на внешнюю политическую респектабельность (с выхолащиванием из самой политики всякого реального содержания) вкупе с претензиями на роль национального мессии – характерные черты политического образа и стиля Виктора Ющенко. В дополнение к этому – мания реформаторства как способ подчеркнуть свою политическую значимость. Достаточно вспомнить, что «крестный отец» Ющенко в политике Леонид Кучма перед уходом тоже планировал реформу власти. Кроме того, можно увязать начинания Ющенко с намерением нынешнего президента проторить себе пути для отхода и одновременно – гарантии на будущее, скрасив откровенно бездарное и провальное правление. Действительно, в свете обостряющихся противостояний и конфликтов, пронизывающих весь украинский политикум, президенту как центральному объекту критики есть смысл лишний раз задуматься о том, как обеспечить свою личную безопасность после ухода от власти (вспомним, как непросто было после «майданного торжества» тому же Кучме).

Наконец, можно ли с известной долей скепсиса предположить, что, предпринимая подобные политико-пропагандистские шаги, Виктор Андреевич пытается сохранить хоть какую-то легитимность для президентского поста и системы государственной власти на Украине? Последнее довольно сомнительно, ибо практически вся его деятельность на посту главы государства последовательно вела к разрушению политических и правовых оснований и без того не слишком прочной украинской государственности (что превратило президента в главную антисистемную фигуру украинской политики). Мостит ли Ющенко «ковровую дорожку» своему потенциальному преемнику Яценюку? Возможно, ибо преемственность евро-атлантического курса Украины в этом случае будет обеспечена, а избирательная кампания экс-спикера Верховной рады, судя по частоте его появлений на официозном ныне телеканале «Интер», уже началась. Однако принципиальная непредсказуемость и бессистемность украинской политики делают любую игру в «преемника» изначально рискованной (вспомним крайне неудачный опыт Кучмы с преемником Януковичем в 2004 году).

Так или иначе, ясно, что в существующей ситуации Конституция Украины не будет принята и не начнет работать в силу многочисленных блокировок, «самоизоляции» и делегитимации украинской политической системы и политики в целом. И никакая смена конституционных декораций здесь не поможет.

Поэтому практически все украинские наблюдатели рассматривают предложенные президентом изменения в Конституцию исключительно с точки зрения личных интересов явно уходящего с первых ролей Ющенко.

Общее настроение выразил политолог Михаил Погребинский: «Понятно, что внести изменения в Конституцию возможно только при наличии 300 голосов, а для этого нужно согласование с БЮТ и Партией регионов... Это – просто пиар-акция. Это сделано не для внесения изменений в Конституцию, а просто чтобы отметиться, что предложения внесены. Следовательно, любые предложения будут неадекватными» (УНИАН).

Однако определенный политический смысл в «конституционных инициативах» Ющенко все же присутствует. Ключевое предложение Ющенко – создать на Украине двухпалатный парламент, а именно – Национальное собрание, состоящее из Палаты депутатов и Сената. Подобное «равное представительство» всех регионов страны в Сенате означает, что 9 юго-восточных областей, где проживает 50% населения и производится 70% ВВП, будут иметь в этом органе 27 представителей (стоит особо обратить внимание на то, что в проекте не упомянут Севастополь как отдельная административно-территориальная единица, в отличие от Киева), а запад и центр (электоральная база «оранжизма») – 51 представителя.

При этом вопросов, входящих в компетенцию Сената, очень и очень много: под его полным контролем окажутся все силовые структуры, правоохранительные органы и судебная система, Центризбирком и даже Национальный совет по телевидению. Правда, сохраняются прямые выборы президента, что теоретически дает шанс на победу юго-восточного кандидата, но в руках априори «свідомого» Сената будут, как мы видели, ЦИК, суды (включая Конституционный), Нацтелерадио. Кроме того, любому избранному президенту придется ходить на коротком поводке у Сената.

Одновременно предполагается, что компетенция нижней палаты, формируемой на пропорциональной основе (т. е. по принципу «один человек – один голос», независимо от того, где этот человек проживает – в Тернополе или в Донецке), ограничивается формированием правительства, сугубо экономическими вопросами. Но работать и правительству, и Палате депутатов предстоит под жестким контролем Сената: он наделяется правом отменить любое их решение, а главное – исключительно им формируются все контрольные органы. Предполагается, что изменить такую Конституцию можно будет только с согласия двух третей Сената, что делает любые «антипрезидентские» поправки практически нереализуемыми.

Подобные инициативы, между тем, неслучайны. Нынешние правители Украины, представляющие исключительно запад и частично центр страны, пришли к власти в результате двух государственных переворотов – т. н. «помаранчевой революции» и «продавленных» Ющенко неконституционных парламентских выборов. В итоге нынешняя же Украина представляет собой уникальный для сегодняшнего дня тип «мини-империи», в которой политически полностью доминирует самый малочисленный по населению и экономически слабый регион, как полагает эксперт газеты «2000» Сергей Бурлаченко.

Отдельного комментария заслуживает еще одна инициатива президента Украины – провести досрочные выборы парламента и главы государства. На пресс-конференции Ющенко заявил, что внеочередные выборы Верховной рады позволят преодолеть «перманентный политический кризис, который продолжается не один год». «Нам нужна перезагрузка, ее надо провести, переизбрав парламент, сформировав новое большинство и правительство», – заявил Ющенко.

«В знак солидарности и общей ответственности с парламентом я готов сделать шаг навстречу и принять решение о досрочных президентских выборах, если решение о выборах на новой основе примет и Верховная рада», – сказал президент. При этом он подчеркнул, что следующие выборы в Раду должны проходить по открытым спискам депутатов, передает ИТАР-ТАСС. «Мажоритарной системы больше не будет, депутаты должны также отказаться от неограниченной неприкосновенности, президент не будет назначать премьер-министра», – добавил Ющенко.

Аргументируя далее необходимость внеочередных выборов в парламент, Ющенко сказал: «Коалиции нет: хотя она объявлена, за 4 месяца нет решений по кадровым вопросам, нет программы правительства. В таких условиях нельзя говорить о полноценной ритмичной работе кабинета министров и Верховной рады. Если нет реальной коалиции, выход я вижу в досрочных парламентских выборах».

Вместе с тем, как считает Ющенко, коалиция может доказать, что она работает, представив правительству программу деятельности. «Второй вариант – иной формат коалиции, к которой могут присоединиться Партия регионов или коммунисты, но в ней должно быть больше 226 депутатов. В противном случае нам опять грозит нестабильность правительства, которая передается на другие государственные институты», – констатировал президент.

Очевидно, что в ситуации углубляющегося социально-экономического кризиса и катастрофического падения рейтинга популярности основных властных институтов никакие «перемены мест слагаемых» ожидаемого эффекта Украине не принесут. Примечательно, однако, другое.

После долгого периода двусмысленности и недоговоренностей наконец-то было открыто заявлено, что Виктор Ющенко в случае назначения досрочных президентских и парламентских выборов сам намерен баллотироваться и в президенты, и в депутаты. Парадоксальность ситуации состоит в том, что Ющенко согласен идти на президентские выборы 25 октября, хотя и не согласен считать эту дату конституционной. Что же дает ему столь хитрое согласие-несогласие? Оно означает, что у него имеется в запасе время для того, чтобы распустить Верховную раду. Однако ни роспуск ВР, ни отставка столь ненавистного Ющенко и его администрации кабинета Тимошенко не решат главного – не восстановят доверия к посту президента и к государственной власти Украины в целом. Ибо не исчезает главная причина недоверия украинского народа к власти – отсутствие у правящего класса Украины любой иной стратегии, помимо нескончаемого «дерибана» – дележа власти и связанных с ней экономических ресурсов, который прикрывается ссылками на особую украинскую «модель демократии».

Таким образом, несмотря на все предпринимаемые действия, Ющенко ничего не спасает ни в личном, ни в политическом плане. Показательно в этом отношении современное состояние теперь уже бывшей пропрезидентской партии «Наша Украина»: многие местные штабы самораспустились совершенно официально после фактического прекращения платежей еще в конце прошлого – начале нынешнего года.

Одновременно Ющенко едва ли расчищает карьерные пути Арсению Яценюку, поскольку в силу своего нарциссизма не видит политического тупика для себя в складывающейся ситуации.

Разумеется, Ющенко осознает, что его собственные шансы на переизбрание крайне невелики, но по причине своего мессианства надеется на некое «провидение» и полагает, что путь ему будет снова расчищен, как расчищался ранее, чем объясняется его принципиальный отказ от серьезных шагов по урегулированию складывающейся на Украине драматической ситуации. Подобная черта характера объясняется многими экспертами предшествующей биографией В.Ющенко. «Резкий взлет» Ющенко начался, когда он стал заместителем главы Национального банка Украины благодаря крестному своей первой жены Вадиму Гетьману, тогдашнему главе банка, убитому вскоре при невыясненных обстоятельствах. Никто не берется утверждать, что Ющенко напрямую причастен к убийству; вполне вероятно, что и нет, но целый ряд признаков указывают на то, что синекура расчищалась именно под Ющенко – ибо вскоре после этого первая жена Ющенко, которая, видимо, была в курсе деталей, будет отправлена в дом для умалишенных под Киевом, где она якобы и находится до сих пор, а дети были у нее отобраны.

Далее, как утверждает депутат Верховной рады Тарас Чорновил, американцы, продвигавшие Ющенко на высшие посты в государстве, оперативно подыскали ему вторую жену, Катерину Чумаченко из антирусской галичанской диаспоры, «по совместительству» – полковника ЦРУ. В этом же ряду, как можно не без оснований предположить, стоит подозрительная и скоропалительная гибель сразу после победы Майдана двух откровенных противников «оранжевой революции» и сторонников Виктора Януковича – бывшего главы МВД Украины Кравченко и министра транспорта Кирпы, расследование смерти которых не дало результатов.

Так или иначе, в складывающейся ситуации Виктор Ющенко не смог разрешить для себя антиномию «потерять власть либо пойти на чрезвычайные меры» и упустил время, вследствие чего и тот, и другой варианты ведут его и его ближайшее окружение к политическому поражению, неизбежность которого президент Украины не в силах осознать и принять. Отсюда и проистекают его виртуальные угрозы в адрес Тимошенко и попытки «перезагрузить» украинскую политсистему через химерические конституционные и связанные с выборами проекты (неслучайно, что лидер КПУ П.Симоненко предложил в ответ создать при парламенте персональную «палату» для самого В.Ющенко).

В конечном итоге отрыв украинской элиты и власти от украинского народа достиг критического размера, и существующий политический порядок вряд ли устоит без изменений. А Ющенко едва ли преодолел свой комплекс «недогаличанина» и «недомессии», войдя в политическую историю Украины как закомплексованый фанатик-доктринер, постепенно списанный всеми активными участниками украинского политического процесса.

'''2. Миражи украинской ГТС, или Европа покупает кота в мешке.'''

Соглашение между ЕС и Украиной относительно судьбы украинских газотранспортных сетей, заключенное 23 марта 2009 года в Брюсселе, представители украинской власти сейчас поспешили преподнести как очередную стратегическую «перемогу» (победу), и некоторые этому даже верят. На самом же деле подписание Декларации о модернизации украинской ГТС трудно назвать иначе как попыткой получить политические дивиденды за счет России с неясными гарантиями для Европы и самой Украины.

В чем же состоит суть этой публично провозглашенной «перемоги»? Во-первых, Украина якобы уговорила Европу, чтобы та отремонтировала ее ГТС, которую никто серьезно не чинил со времен провозглашения независимости. Причем, как уверяет Виктор Ющенко, модернизация трубы якобы позволит увеличить ее пропускную способность на 60 млрд кубометров – а значит, по его словам, лишит смысла строительство обходящих Украину газопроводов.

Во-вторых, как публично заявил Виктор Ющенко, скоро, возможно, европейцы будут покупать газ непосредственно на российско-украинской границе, а не как раньше, на границе Украины и ЕС. И так якобы будет выгоднее для самой Украины, потому что изменятся правила самого транзита газа, за который, по словам президента, будет платить уже не Россия, а Евросоюз. И платить, как предполагается, больше.

Внешне здесь присутствуют все признаки очевидного политического триумфа киевских властей. Независимо от интересов России Украина получила европейские гарантии ремонта ГТС и источник дополнительных транзитных доходов в бюджет. Но это – лишь поверхностный взгляд на официальную трактовку происшедшего, не соответствующий политическим и экономическим реалиям.

Евросоюз, безусловно, был бы не против покупать газ на российско-украинской границе. Потому что это могло бы помочь ему покончить с традиционными российско-украинскими газовыми войнами, во время которых перекрываются вентили и исчезают неизвестно куда крупные объемы голубого топлива. Купили и перекачали к себе, а уж Киев с Москвой пусть отдельно разбираются, кто кому должен. За это надо больше заплатить за транзит по украинской трубе и предоставить средства на ее ремонт.

В свою очередь, Украина хотела бы, чтобы европейские банки выделили ей на ремонт $2,5 млрд, планируя ремонтировать «трубу» своими силами. Однако расчет на финансирование извне выглядит абсолютно утопичным.

Кроме того, далеко не ясна еще судьба кредита, испрашиваемого Украиной на «стабилизацию экономики». На это откликнулся только МВФ, выделив более $4 млрд и пообещав еще почти $12 млрд. Еще $5 млрд вроде бы пообещала Россия – но не дала пока твердых гарантий. Остальные потенциальные кредиторы дали весьма уклончивые ответы, поскольку мировой кризис заставил их бережно считать каждый доллар и евро.

Интерес Украины понятен: хочется покупать газ дешевле, одновременно повышая тарифы за транзит. Это нормально. Однако ненормально то, что, защищая свои интересы, ее нынешнее руководство ведет себя далеким от респектабельности образом. Что вызывает закономерное желание «Газпрома» как-то застраховаться от причуд украинской власти. Т. к. любые договора на Украине давно уже не уважаются и могут быть разорваны, то лучшим способом этого было бы непосредственное контролирование украинской ГТС в форме ее прямой покупки или же создание т. н. многостороннего «консорциума». Который бы мог гарантировать главное – бесперебойный транзит газа. Но консорциум с участием России украинские национал-патриоты от власти с гневом отвергли – по политическим причинам. А когда та объявила о проектах обходящих Украину газопроводов, начались обвинения в попытках экономически удушить Украину.

Поэтому брюссельская Декларация означает на практике только одно – расплатой за кредит на «модернизацию» была бы фактическая передача ГТС в полное распоряжение европейцев, что избавило бы Киев от необходимости заключать с Россией договора, и «Нафтогазу» оставалось бы только консолидировать доходы от транзита.

Наконец, в преддверии выборов $2,5 млрд могли бы помочь продержать на плаву социальный сектор и сохранить электоральные шансы для Ющенко и Тимошенко. Была, как полагают некоторые украинские эксперты, у соглашения по ГТС и другая, теневая мотивация, связанная со стремлением определенных кругов украинской элиты выстроить и реализовать новые теневые схемы реэкспорта российских энергоносителей в Европу.

Однако отсутствие у ЕС свободных финансовых ресурсов для модернизации ГТС Украины обрушивает все эти планы, все более явно обнажая политическое лицо их инициаторов. Так, очевидно теряющий рычаги власти Виктор Ющенко пытался продать европейцам «от мертвого осла уши» в обмен на политическую и иную поддержку своему режиму, но проиграл.

Одновременно приоткрыла свое «политическое лицо» и Юлия Тимошенко, которая, вопреки духу и букве договоренностей начала года с Россией, поддержав соглашение с ЕС, показала свою готовность играть при необходимости и без Москвы. И последовавшая затем попытка сделать хорошую мину при плохой игре, пригласив Россию к участию в соглашении, не скрыла главного – стремления Тимошенко продолжать ее специфический политический бизнес с отбрасыванием «ненужных» партнеров и единоличным стратегическим выигрышем в конце.

Политические убытки понес и ЕС, в очередной раз пытавшийся купить кота в мешке в обход России, но быстро осознавший свой просчет и пытающийся сегодня отыграть назад.

В итоге химера евро-украинского соглашения по ГТС рухнула, не успев родиться, подтвердив уже известную закономерность: действующее руководство Украины малодееспособно и непрофессионально. В свою очередь, руководство стран ЕС получило повод осознать химеричность гарантий и перспектив проекта «Украина», выдержанного в антироссийском ключе.

'''3. Провалы и маневры «леди Ю».'''

Юлия Тимошенко, до последнего момента позиционировавшаяся как наиболее реальный претендент на победу на предстоящих президентских выборах, потерпела за последние месяцы ряд болезненных политических поражений, ослабляющих ее имидж.

Характерным в этом отношении оказался провал на выборах в Тернополе, который, как можно предполагать, знаменует собой начало конца «электорально-судебной» машины БЮТ.

Характерна в этом отношении неудача с российским кредитом (антироссийский гешефт за счет Москвы не удался). Позиция «леди Ю» по украинской ГТС (несостоявшийся гешефт в обход Москвы на фоне «красивой улыбки» и попытки сделать хорошую мину при плохой игре) подтвердила репутацию Тимошенко как политического бизнесмена специфического толка, поэтапно оставляющего не у дел «вчерашнего партнера» ради партнера «завтрашнего». Ослабление рейтинга привело к смягчению ее позиций и «примирительному заявлению» о готовности сменить состав правительства Украины (знак не только Ющенко, но и активно ищущей подобных соглашений «Партии регионов»).

В то же время Тимошенко, очевидно, теряет активы на западе Украины, где верх стремительно берут национал-радикалы, представленные сегодня объединением «Свобода» во главе с не менее харизматичным Олегом Тягнибоком. Тупик в вопросе о русском языке («собачья мова» министра Вовкуна и лингвоцидный законопроект о государственном языке депутата Верховной рады пана Гнаткевича) подрывает ее позиции на юге и востоке страны. Все это снижает шансы электорального маневра для «пани Юлии», снижая ее шансы на предстоящих президентских выборах.

Подтверждают падение рейтинга Тимошенко и данные электоральной социологии. Так, в одном из последних исследований, проведенных Киевским международным институтом социологии, установлено, что за главного «регионала» готовы отдать голоса 25,6% избирателей, за Тимошенко – 14,4%, а Яценюка – 13,6%. По всей вероятности, повторения сценариев президентской кампании 2004 года уже не будет.

В то же время Тимошенко – последняя фигура украинского политикума, способная за счет своего безудержного популизма и действительно мощной харизмы скрепить расползающееся вследствие перманентных кризисов политическое и экономическое пространство страны.

Наиболее же показательным в случае Тимошенко является провал с соглашением по ГТС, в котором не совсем ясна сомнительная роль высших политфункционеров стран ЕС. Возможно, что именно для ЕС подобное фантомное соглашение и готовилось американцами с помощью Тимошенко как «игрока-провокатора» (чем, как не провокацией, можно назвать заявление украинского вице-премьера Григория Немыри о «несостоятельности России» после согласования вопроса о выделении Москвой кредита Киеву в $5 млрд?). В подобном случае можно утверждать, что американцы сознательно играют на дестабилизацию как ЕС, так и Украины, желая создать вокруг России «пояс нестабильности» для ослабления ее возможностей и веса. Однако остается вопросом, сохраняется ли в этом случае за Тимошенко роль «объединителя Украины», либо ею решено пожертвовать ради реализации иного политического проекта.

'''4. Тупик популизма «а-ля Тимошенко».'''

Неудача в Тернополе, на наш взгляд, указывает и на известный «потолок эффективности» агрессивно-популистского политического стиля, активно используемого Юлией Владимировной.

Вспомним, что Юлия Тимошенко начинала свою политическую карьеру как политик правый. В кабинете Ющенко она проводила праволиберальную политику. Заигрывать с массами она начала в 2002 году, высказывалась против частной собственности на землю. Став главой правительства в первый раз, Тимошенко фактически стала разрушать национальный капитализм в угоду капитализму иностранному, открывая границы, дезорганизуя работу транспортной инфраструктуры украинской промышленности, поставив в заведомо неравные условия отечественное сельское хозяйство по сравнению с импортом. В мелких социальных подачках, разгоняющих инфляцию, был разбазарен потенциал налоговой базы, созданной Леонидом Кучмой и Виктором Януковичем. Почувствовав «запах жареного» – когда ее политика привела к резкой потере Украиной темпов экономического роста, – Юлия Владимировна «соскочила с поезда» на фоне подозрительно удобного коррупционного скандала, вовлекшего ближайшее окружение президента Ющенко – правда, в судах обвинения Александра Зинченко так и не подтвердились.

Второй раз в кресло премьера Тимошенко также вознеслась на вершины власти на «штыках» безудержного популизма – она обещала компенсировать вклады старших категорий украинцев в Сбербанке СССР, молодежь она привлекла предложением отменить призыв в армию, наконец, обывателя в целом – тем, что победит инфляцию. Ничего из этого в конечном итоге выполнено не было. К слову, Тимошенко обещала уйти в отставку в 2010 году, если не вернет вкладчикам Сбербанка СССР деньги, вбросив в экономику партию обесцененных дензнаков. Все направления правительственной политики были провалены. Украина оказалась беззащитной перед волной кризиса, причем в обоих случаях источником драматической ситуации стали неверные политические решения.

Последние месяцы правительство Юлии Тимошенко принимало все более сомнительные экономические решения и генерировало сомнительные заявления. Откровенной профанацией выглядит ложь о японских миллиардах. Еще большим непрофессионализмом выглядит спугнувшее российскую финансовую помощь сугубо декларативное и нереализуемое соглашение с Европейским союзом об украинской ГТС. Однако «антикризисный пакет» украинского кабмина выделяется даже на этом фоне. Ибо деньги, не полученные в виде «льготного кредита» от России, Японии и МВФ, чиновники Тимошенко желают получить с украинских налогоплательщиков. Популизм Тимошенко гармонично дополняется разрушительными действиями Ющенко. Фактически, Тимошенко вместе с Ющенко разрушают украинскую экономику: Ющенко руками лояльных ему депутатов Верховной рады заблокировал принятие законов, необходимых для получения очередного транша МВФ, а Тимошенко своими непрофессиональными решениями в должности премьера довершает процесс. Круг замыкается: Ющенко душит Тимошенко, и вместе они добивают экономику Украины.

'''5. Феномен Тягнибока и «крушение надежд» Тимошенко.'''

Внеочередные выборы в Тернопольский областной совет стали едва ли не самыми знаковыми в новейшей истории Украины. Отмененные Верховной радой, они, тем не менее, состоялись и принесли удивившие многих результаты. Всеукраинское объединение «Свобода» Олега Тягнибока уверенно обошло всех конкурентов и заняло первое место (35%), проект Ющенко – Балоги «Единый центр» оказался вторым (14%) и, что самое удивительное, Партия регионов в западноукраинском Тернополе показала неожиданно высокий для себя результат (9,8%). БЮТ, который долго и упорно боролся против проведения этих выборов, оказался в числе аутсайдеров, и намерен оспаривать результаты народного волеизъявления в суде.

Если успех «Единого центра» связывают с влиянием административного ресурса, а достойный результат «Партии регионов» – с проявлением элементов прагматического голосования в ситуации углубляющегося экономического кризиса, то впечатляющая победа «Свободы» (наследницы Социально-национальной партии Украины) означает подлинную электоральную революцию в одной из областей Галичины, которая долгое время считалась полем конкуренции «Нашей Украины» и БЮТ (с креном в сторону последнего). На взгляд автора, последнее также означает начало радикальной трансформации современной украинской политической системы.

Каковы перспективы развития «посттернопольской» ситуации? Как отмечают эксперты, БЮТ обеспокоен своей первой заметной неудачей на уровне регионов, Ющенко торжествует по причине своей первой (пусть и косвенной) победой над Тимошенко, Янукович рад распространению влияния «регионалов» на прежде чуждую им Западную Украину, коммунисты говорят об угрозе фашизма на Украине.

Однако Тимошенко, как уже было сказано – последняя политическая фигура, способная скрепить разнородную Украину как политическое целое. После ее ухода проект «единой Украины» (даже в режиме «внешнего управления») проседает. И главным деструктором «политической машины» Тимошенко и «межэлитного консенсуса» в Украине выступает ультранационалист Тягнибок.

Вполне возможной выглядит такая ситуация, когда «Свобода», не попав в Верховную раду, сосредоточит все свое внимание на завоевании власти в западно-украинском регионе. Причем весьма вероятно, что они смогут добиться на этом поприще весомых успехов: западноукраинский электорат, разочаровавшийся в своих недавних «оранжевых» кумирах, вполне способен отдать голоса украинским «ультра».

Если же «Свободе» удастся стать доминирующей политической силой в западных регионах, то она быстро превратит Галичину в бастион радикального национализма, что создаст многочисленные проблемы, не позволяя оставаться в покое ни восточным украинцам, ни Киеву, ни самим галичанам. Радикальные националисты способны вбить мощный клин между Галичиной и собственно Украиной. Журналист «2000» Сергей Лозунько совершенно прав, когда пишет, что «Свобода» эвентуально заинтересована в расколе украинского государства.

Несомненно, что галичанские националисты, получив власть в регионах, поведут дело к конфронтации с центральной властью, обвиняя Киев в недостаточной «украинскости». Во всяком случае, массовые нарушения общегосударственных законов, подмена их какими-то «истинно украинскими» постановлениями местной власти, провокации «свободных» регионов против центральной власти стране гарантированы. Возрастут сепаратистские настроения в западноукраинской политической среде, которые могут трансформироваться в требования для Галичины не только статуса автономии, но и права на государственное самоопределение. Несомненно, Восток и Юг Украины по примеру Галичины потребуют того же. Итогом процесса может стать возрастание противоборства в украинском обществе до критической черты, за которой – только территориально-политическая дезинтеграция украинского государства, а в худшем случае – гражданская война.

'''6. Перспективы развития ситуации'''

Таким образом, феномен Тягнибока, усиливающий региональное измерение украинской политики (что особенно актуально в условиях кризиса), означает закат не только Тимошенко, но и начало регионализации Украины, которая не может управляться по единым лекалам из Киева. Федерализация Украины, о которой говорил один из отцов-основателей «Народного Руха» Вячеслав Чорновил, снова встает в повестку дня, повышая шанс национальных движений Юго-Востока. В крайнем варианте – начало спонтанного распада Украины из-за социокультурной и ментальной несовместимости ее двух основных частей.

Вместе с тем практически ни одна из основных политических сил Украины не является сторонницей последовательной регионализации (и тем более федерализации) Украины. Очевидно, что партии националистического и квазинационалистического толка, верные заветам Дмитро Донцова и Степана Бандеры – «Наша Украина», «Единый Центр», БЮТ и «Свобода» – выступают за единую и неделимую «соборную» Украину, видя в унитарном устройстве главный инструмент построения «гомогенной Украины» с «единственно правильной идентичностью». Не является исключением и Партия регионов, насчитывающая в своем составе сторонников культурно-языковой автономии регионов Юго-Востока, ибо стоящие за ней бизнес-структуры «донецкой группы» Рината Ахметова нацелены на завоевание политической и экономической власти в Киеве и масштабах всей страны, а не только на Юго-Востоке, что также делает их «унитаристами».

Вместе с тем именно регионализация (вплоть до федерализации) Украины сделала бы невозможным навязывание из единого Центра единственно возможной идеологии и политической линии, обеспечила бы гарантии развития русского языка и языков других национальных меньшинств (по крайней мере, в статусе региональных), сделала бы невозможной одностороннюю геополитическую ориентацию Украины и побудила бы ее стать нейтральным государством. Ибо современные экономический кризис, недовольство многих территорий Киевом, сохраняющиеся социокультурные и идеологические различия между регионами Украины побуждают именно к регионализации.

Так или иначе, развитие политической ситуации на Украине будет определять процесс фрагментации элиты (распадающейся на отдельные сегменты – бизнес-группы) и кризиса традиционных партий (остатков «Нашей Украины», БЮТ и др.), исключая Партию регионов, опирающуюся на разветвленные и устойчивые политико-бизнесовые сети в масштабах страны.

В складывающейся ситуации России следует поддерживать тенденции фрагментации элит и регионализации элит, заключая прагматические альянсы с отдельными сегментами украинской элиты (бизнес-группами) в обмен на конкретные политические обязательства. Помимо этого, следует активно поддерживать создание собственных сетей влияния в регионах Украины со значительным пророссийским сегментом населения, используя его как инструмент противодействия антироссийской политике официального Киева.

''Экспертная группа «Москва-Киев»''

Источник: KMnews
Комментарии читателей
17.05.2009, 09:42
Гость: Ющ и Тимо

Паниковского не исправишь.Украину то биш.
Балаганов тот проще.Польша.Ну а механик Козлевич это Минск.Кто украл кошелек(газ) у А.И.Корейко, то биш России?
Александр Иванович честно хочет жениться на Басе(ЕС), Бендер влез и все испортил ей.Граждане украинцы, что стало с Паниковским в поисках миллиона с Бендером(США) по дороге в Среднюю Азию?

16.05.2009, 01:36
Гость: Россич

Украина долна быть Федерацией и всё успокоится,все получать ,что хотят.Пример-Россия

15.05.2009, 10:41
Гость: ΝΕΤ

Ув. Алчевский, насколько я знаю в Донбассе очень много пришлого народа, это и греки, и татары, и сербы, и евреи, и литовцы и много других. Что вы предлагаете делать с пришлыми?

]]>
Загрузка...
]]>
]]>
Загрузка...
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.