]]>
]]>

«Любой, кто оппонирует власти, является для нее экстремистом»

10:33 11.07.2011 , Вячеслав Мальцев
Мальцев Вячеслав
Мальцев Вячеслав

Стенограмма пресс-конференции Вячеслава Мальцева, проведенной в Саратове 05.07.2011 г.

ОТ РЕДАКЦИИ. Уже несколько месяцев в городе Саратове продолжается судебно-милицейское давление на граждан, замеченных в самом страшном для нынешней российской власти преступлении – политической активности. Среди них – Вячеслав Мальцев, известный в городе оппозиционный активист и постоянный автор АПН.

Мы приводим стенограмму пресс-конференции Вячеслава Мальцева, проведенной в Саратове 05.07.2011 г.

* * *

Мальцев:

Здравствуйте! В общем-то, наверное, уже поняли, что целью пресс-конференции является осветить в более объективном русле те события, которые идут последние несколько месяцев. Хочу отвлечься и сказать, что определенные товарищи с погонами обещали мне устроить чрезвычайно страшную пиар-кампанию. Они думают, что могут устроить мне пиар-кампанию хуже, чем устраивал Дмитрий Аяцков и т. д. Я хочу сразу уверить, что я очень жду этого, с удовольствием. Давайте, это – как раз то, что мне и нужно.

В пятницу у меня производили обыск по неким совершенно безумным делам, которые возбудили в Энгельсе. Первое дело связано с тем, что таскали ящик, который внешне похож на гроб, с надписью «Энгельс»; таскали люди, на которых было написано «Вася Синичкин». Это дело возбуждено за «оскорбление представителя власти». В чем оскорбление – для меня загадка. Кого оскорбили? Кто такой Энгельс? Кто такой Вася Синичкин? Вообще что это за фигня? По этому делу они обвиняют и ищут Кармишина, т. е. такого «главного злодея». И второе дело – по подкупу избирателей в 20-м избирательном округе. Мне пытались объяснить люди, но я сам толком не понимаю, о чем речь. Потому что там шел некто Лобанов, вторым номером шел его работник... не помню фамилию, татарин какой-то.

Журналист:

Казимов.

Мальцев:

Да, Казимов. Вот два человека: Лобанов и Казимов. Из одной конторы. Больше там никого нет. Партия «Единая Россия» там всех сшибла, ни одного человека не было на округе. Кармишина пытаются обвинить в том, что он покупал голоса по этому избирательному округу. Ответьте мне, за кого там можно покупать голоса? За Лобанова? За Казимова? Какой смысл это делать Кармишину, который не знает ни того, ни другого? Нам заранее было сказано, что будет возбужден ряд уголовных дел, и планировали они возбудить их за какие-то экстремистские статьи в СМИ. Но такого они не нашли, потому что мы – люди очень аккуратные, пишем очень аккуратно, и поэтому, вероятно, возникла вот такая ерунда. В пятницу правоохранительные органы (т. е. подразделение по борьбе с экстремизмом и Следственный комитет Энгельса) провели обыски у моей мамы, в загородном доме, и здесь, где мы сейчас находимся, – в офисе. Причем заходили они очень интересно. Моей престарелой маме, которой 73 года, позвонили в дверь и сказали: «Это – милиция, здесь у порога лежит труп, откройте, нам надо Вас допросить». Меня дома нет. Представляете состояние моей мамы?

Надо сказать, что в 1942 году, когда моя бабушка рыла окопы, потому что Гитлер наступал, у нее было трое детей. Старшей дочке было 9 лет, мама моя была средняя и дядя мой был младший. Был такой стресс у нее, что она потеряла способность ходить. Вот после обыска она все время сидит, практически не ходит, за медицинской помощью она отказывается обращаться. Если бы она обратилась за помощью, я бы собрал документы и обратился в соответствующие органы. Но она, на счастье этих подонков, не хочет обращаться за медицинской помощью, она очень упертая в этих делах. Т. е. получается, что моей матери эти люди сделали то же самое, что и Гитлер. А для меня они, соответственно, наверное, так же милы, как Гитлер. Я могу сказать одно: я – не Чичваркин и не буду ждать, пока мою маму убьют, и не буду ждать, пока будут издеваться. Я буду бороться, бороться самым жесточайшим образом. Они выбрали неправовые методы борьбы со мной.

Я прохожу по уголовному делу в качестве свидетеля. Мыслимо ли обыскивать всех свидетелей, родственников свидетелей? Если у нас каждого свидетеля начнут обыскивать, что вообще в стране получится? У нас все в стране – свидетели! Свидетели путинского беспредела!.. Посмотрите, что происходило. Копию постановления о проведении обыска не дали. В копии постановления было записано о том, что они разыскивают Кармишина и предметы, относящиеся к Кармишину, и для этого они перерыли у меня все. Они по письменным ящикам искали Кармишина? Они изъяли у меня ружье и газовый пистолет. Вот официальные на них разрешения! Зачем они их изъяли, я не знаю. Причем они хотели их изъять вместе с сейфом, не открывая. А в Курдюме они пытались войти в загородный дом без понятых, без хозяев. Вообще без никого, т. е. они приехали и говорят сторожу: «Давай открывай». Он говорит: «Я не открою, здесь нет хозяев, давайте понятых». Они говорят: «Сейчас для нас этого не нужно, мы сейчас так заходим и смотрим». Вот зачем они хотели прорваться без понятых? Что они хотели мне туда забросить? Очередные наркотики с пистолетами? Мы это уже проходили.

Вчера было заявление в СМИ, что Следственный комитет Энгельса объявил о том, что я якобы скрываюсь от следствия. Так вот я скажу: мне не было ни одного телефонного звонка, ни одной повестки. Меня только что адвокат поставил в известность, что сегодня утром ему привезли повестку. Следователь знает твой телефон?

Адвокат:

Да.

Мальцев:

Он с тобой по телефону общается? Тебе вчера кто-нибудь звонил, говорил, что нужно меня допросить? А в пятницу они говорили, когда обыскивали, что меня нужно допрашивать?

Адвокат:

Нет.

Мальцев:

Вот видите, мы видим со всех сторон грубую ложь. Понятно, что когда люди начинают лгать в одном, то, наверное, они делают это не просто так. Они, наверное, и в другом не совсем говорят правду. Ну, из всего видно, что им нужен не Кармишин, на которого заведено уголовное дело. Им нужен я! Почему я нужен? Ну, во-первых, я достаточно жестко борюсь с этим режимом, а во-вторых, на сегодняшний день я являюсь владельцем интеллектуальной собственности, которую они очень хотят получить, безумно хотят, потому что это нужно для развития их политического процесса и выборов в декабре. Т. е. без этой штуки в декабре выборы немножко подсядут. Они делали мне разные предложения, в т. ч. и серьезные финансовые, от которых я отказывался. И вот теперь, я думаю, они пытаются зайти с этой стороны, потому что я имел разговор с одним из знатных единороссов, который заявил: «Все прекратится в одну секунду, как только ты нам это передашь».

Журналист:

Вы, наверное, имеете в виду «Народный фронт»?

Мальцев:

Я не буду сейчас этого говорить, я скажу это через неделю. Но это – не совсем «Народный фронт». Но это связано с «Народным фронтом» напрямую. Я являюсь владельцем интеллектуальной собственности, без которой им – просто «влом». Поэтому сейчас у нас возникла такая вот коллизия.

Мне передали письмо, которое я сегодня опубликую. Хочу прочитать вам выдержку из этого письма. Это – письмо небезызвестного Кармишина, которого они ищут. Самого главного «бандита»... Вот что он про все эти дела пишет. Я прочитаю последнюю часть письма, оно очень большое (читает текст из письма Кармишина).

Это заявление я сегодня опубликую полностью. Здесь он рассказывает о своей политической жизни, о том, как его заключали в тюрьму, пытали и т. д. Там много интересного, поэтому это – основное, не все, но основное, что я хотел сказать. Теперь я отвечу на вопросы и сделаю заявление. Так что задавайте вопросы, я отвечу, а в конце сделаю заявление, чтобы оно было заключительным.

Журналист:

Кто такой Кармишин?

Мальцев:

Кармишин работал моим помощником, здесь надо прочитать, опять же, письмо Кармишина (читает текст из письма Кармишина).

Это все – реальные дела, которые подтверждены документами, и этого никак не спрячешь и не скроешь. Кармишин – это мой помощник в прошлом, когда я был депутатом областной думы. В настоящий момент существует три организации: это «Народный фронт», где я являюсь президентом и лидером, а Кармишин – исполнительным директором; это «Будущее» (аналогичная ситуация: я – президент, Кармишин – исполнительный директор) и фонд Фритьофа Нансена (такая же ситуация: я – президент, Кармишин – исполнительный директор). Т. е. это – мой соратник. Как вы знаете, я являюсь русским националистом, а Кармишин является членом Российского Народно-Демократического Союза и вошел в партию «ПАРНаС», которая не зарегистрирована. Т. е. у нас есть некие идеологические расхождения, но они не такие сильные, как с Путиным.

Журналист:

Какую функцию он исполнял на выборах?

Мальцев:

На выборах Кармишин помогал мне в качестве помощника. 6 марта я снялся с выборов в пользу Шлычкова, поскольку на одном округе мы не смогли бы победить. Мы растащили бы голоса, и победил бы Синичкин. Я открыто снялся в пользу Шлычкова: ради Бога, пусть он побеждает Синичкина. Так, собственно, и получилось. Наша схема сработала. Т. е. с 6 марта Кармишин был, как говорится, на вольных хлебах. 7 марта – ситуация с гробом. Он к этому не имел отношения, там другие люди регистрировали мероприятия, он был там в качестве наблюдателя. А 13 марта он находился на выборах, в качестве корреспондента «ГОЛОСа», т. е. это – организация, которая следит за выборами. Почему он появился именно на этом округе, я могу объяснить. Я так думаю, что он появлялся на всех округах, где возможны были подбросы и т. д.

Журналист:

Ваши преследования как-либо связаны с «Союзом избирателей России»? Второй вопрос: связано ли это с Вашим выступлением в программе «К барьеру» против педо- и педерастофильского лобби? И третье: может быть, они требуют от Вас переуступки Ваших прав на бренд «Народного фронта», поскольку ныне образуемый «Народный фронт» – это всего-навсего самозваная общественная управленческая организация без всякого юридического лица таковой, и останется до тех пор, пока Вы не уступите за энную сумму свой бренд?

Мальцев:

Я могу сказать одно: претензий на самом деле значительно больше, т. е., разговаривая всю весну с единороссами, я только и успевал загибать пальцы. То, что ты сказал, сформулировано достаточно четко и ясно. Это, безусловно, да. Но есть вещи, которые они даже сформулировать не могут. Понимаешь? Вот ты четко формулируешь, а они не могут. Они говорят: почему вот ты такой? Ну не знаю, вот такой я! Это, наверное, не только конкретные претензии, которые можно как-то понять, как-то сформулировать, которые можно написать на бумаге, но это – еще и их внутреннее состояние, внутреннее неприятие.

Журналист:

Я так понимаю, уголовное дело по ст. 319 УК?

Мальцев:

Даже не знаю, какая статья, это адвокат лучше скажет.

Журналист:

Почему уголовными делами за оскорбление и подкуп избирателей занимается милицейское подразделение «Э» по борьбе с экстремизмом?

Мальцев:

Экстремистская деятельность, я так считаю, по их мнению, это моя деятельность. На самом деле не Кармишин, не эти с гробом, никто. На самом деле в понимании власти я – экстремист, потому что если рассматривать то, что я пишу в Интернете... А читателей у меня, если посмотреть, более 7000 в «Твиттере», 1000 – в «ЖЖ» и в других источниках; т. е. в день читает более 10 000 человек. Значительно больше. Я не буду говорить, может, это 20 000, может, 15 000, но это точно более 10 000. Конечно, для власти это «влом», потому что я там пишу такие вещи... Но я пишу аккуратно, юридически они не могут докопаться. Потому что я пишу намеками, пишу с хорошим юмором. Как сказал один из представителей «ЕР» (я его процитирую): «Главная твоя проблема – ты еб…шь Путина, еб…шь его в Интернете, причем делаешь это лихо и талантливо». Это – главная претензия: «Вот ты прекрати это делать, и все будет нормально». От этого возникает подразделение по борьбе с экстремизмом, они действуют примитивно. Ты что думаешь, они действительно с экстремистами борются? Где вы видели этих экстремистов, они есть, что ли? Они борются с оппонентами этой власти.

Любой, кто оппонирует власти и оппонирует ей серьезно, является для нее экстремистом, террористом, кем угодно. Я в «ЖЖ» уже публиковал, что во время обыска майор милиции Александр Борисович Моренко официально, при большом скоплении народа, при понятых заявил следующее: если Кармишин добровольно не сдастся, то они с ФСБ проведут мероприятия по обвинению его в преступлении по ст. 105 УК РФ – «Убийство». Было прямо заявлено, что они сфабрикуют уголовное дело по убийству, это было заявлено при свидетелях.

Что искали у меня во время обыска? Кармишина? А изъяли все, что написано моей рукой, т. е. мне достаточно сейчас сложно работать здесь. Хотя им тоже сложно: они жалуются постоянно, что наружка за мной не поспевает. Я так быстро езжу, так я себя веду, что они постоянно передают через людей: ну ты помедленнее езди. Колеса режут... Я вот через телекамеру тоже хочу передать: если кого поймаю, кто режет мои колеса, – не обижайтесь потом, я очень здорово «отымею», что потом – мама не горюй! Причем я достаточно хитро сделаю, так, чтобы поймать, имейте в виду.

Сейчас то, что происходит в стране, – это закономерное явление, которое я называю «путинщина», т. е. виноват в этом один только человек, т. к. все остальные у нас строятся под одного. Этот человек – В.В. Путин. Это я так думаю, я высказываю свое мнение и мысли. Так вот, мои мысли такие, что я хочу заявить сейчас в телекамеру.

УЛЬТИМАТУМ:

Если в течение недели вся эта хрень не кончится, а вы помните, что «Народный фронт» Саратовской области был преобразован из комитета по борьбе с Аяцковым и фонда борьбы с Аяцковым... Так вот, неделю я даю им, чтобы они прекратили все уголовные преследования и публично извинились.

Если через неделю этого не происходит, я с товарищами тут посоветовался: «Народный фронт» вновь преобразуется в комитет по борьбе с Путиным и фонд борьбы с Путиным.

И это будет все очень не по-детски. Пусть не обижаются потом, потому что я уверен, что те люди, которые сидят там очень высоко наверху, выяснят, кто разбудил Мальцева – а разбудил его точно не Герцен. Так вот, этому «не Герцену» оторвут одно место. Я уверен. Вот неделю я «не Герцену» даю. Неделю, не больше. И через неделю будут фонд борьбы с Путиным и комитет по борьбе с Путиным. Ну и, соответственно, через неделю будут сделаны заявления по поводу той интеллектуальной собственности, которую у меня хотят отжать, по поводу тех, кто хочет это сделать. Там все будет тоже по полной программе.

Кроме всего прочего, я – достаточно аккуратный человек. Они там всячески пытаются примазать меня к бизнесу какому-то, пишут в СМИ: «Бизнесмен Мальцев»... У меня нет бизнеса. Если бы у меня был бизнес, я уже давно был бы в кандалах.

Приложение. Заявление для СМИ И.Ю. Кармишина

«Я, Игорь Юрьевич Кармишин, начал свою политическую деятельность в 1996 году, став общественным помощником заместителя председателя Саратовской областной Думы В.В. Мальцева. Мальцев был известным оппозиционером и являлся депутатом областной Думы, поэтому пользовался иммунитетом. С тем, чтобы воздействовать на него, против меня было возбуждено уголовное дело по надуманному обвинению. Сотрудники милиции при свидетелях меня вытащили из квартиры, избили, я был арестован и помещен в СИЗО. Официально было заявлено, что меня задержали в нетрезвом состоянии на Ильинской площади. На допросах от меня требовали, чтобы я дал показания против В.В. Мальцева в надуманных преступлениях. Меня подвергали пыткам и избивали, о чем в материалах дела есть заключение судмедэкспертизы.

Дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Лейтенант Панкратов, сфабриковавший дело, был уволен из милиции, лишен звания и осужден, остальные высокопоставленные работники милиции и прокуратуры не пострадали и находятся на службе до сих пор.

В 2003 году я вступил в комитет по борьбе с Д.Ф. Аяцковым, на тот момент действующим губернатором Саратовской области.

В ноябре-декабре 2003 года в офис Мальцева прислали сердце, а потом – отрезанные человеческие уши. Следственные органы так и не нашли тех, кто отрезал эти уши, и того, у кого отрезали… Многих наших соратников тогда это напугало, и они прекратили свою политическую деятельность.

В мае 2004 года по заявлению В.В. Мальцева о хищениях и злоупотреблениях в отношении Аяцкова было возбуждено уголовное дело, но по команде из Кремля его тут же незаконно прекратили, но, т. к. преступления такого масштаба скрыть было трудно, возбудили уголовное дело в отношении гражданской жены Аяцкова Ольги Сергеевой.

С 25.05.2004 г. я направил телеграмму президенту РФ и начал голодовку в палатке в центре города Саратова на площади Столыпина, протестуя против незаконного прекращения уголовного дела и с требованием отставки губернатора Саратовской области Д.Ф. Аяцкова. Голодовка продолжалась 12 дней, и ее пришлось прекратить по медицинским показаниям.

Лично мною было собрано 7000 подписей под письмом в адрес президента РФ за отставку Аяцкова, а всего комитет собрал более 40 000 подписей.

В июле того же года комитет по борьбе с Аяцковым и фонд борьбы с Аяцковым, который возглавлял Вячеслав Меркулов, организовали пробег «Саратов – Москва» под лозунгом «Долой Аяцкова». Я возглавил этот пробег, который продолжался две недели. В конце июля 2004 года мы прибежали в Москву, где на Славянской площади провели митинг, на котором присутствовало около 500 человек, приехавших на автобусах из Саратова, и передали письмо 40 000 саратовцев президенту РФ с просьбой отставки губернатора Аяцкова.

Все мероприятия комитета по борьбе с Аяцковым проходили при моем активном участии, это были 180 митингов, около 300 пикетирований и 30 шествий. Проводились ежемесячные журналистские конкурсы, выпускались фильмы, мультфильмы и телепередачи, раскрывающие незаконную деятельность Д.Ф. Аяцкова.

В феврале 2005 года Аяцков не был переназначен на должность губернатора. А у Ольги Сергеевой решением суда были конфискованы особняк и земельный участок рыночной стоимостью более 10 миллионов долларов.

С 2004 года я совместно с депутатом Саратовской областной Думы Мальцевым боролся против нарушений в работе завода по уничтожению химического оружия в поселке Горный Саратовской области. В результате было выявлено 52 крупных нарушения, о чем был составлен соответствующий акт Ростехнадзора. Через три месяца по нашему заявлению Ростехнадзор составил новый акт о нарушениях, носящих системный характер.

В 2005 году мною совместно с В.В. Мальцевым была создана общественная организация – экологическое движение «Будущее», которая существует и сегодня. Эта организация препятствовала незаконному строительству фирмой ЛУКОЙЛ линии по производству цианида натрия. В связи с этим производство цианида натрия было начато в Саратове с опозданием на один год, и многие проектные нарушения под нашим давлением были устранены. По подсчетам независимых экономистов, фирма ЛУКОЙЛ потеряла более 300 миллионов долларов США и стала, мягко говоря, нашим недоброжелателем.

В 2006-2010 гг. мы боролись за перенос вредного предприятия – «Саратовская табачная фабрика», принадлежащего «Бритиш Американ Табако», из центра Саратова за пределы города, но добились лишь установки на этом предприятии новых очистных сооружений, т. к. администрация фабрики пользовалась покровительством властей.

С 2005 года мы преобразовали комитет по борьбе с Аяцковым в Саратовскую региональную общественную организацию «Народный фронт», которая также действует и насчитывает десятки активных членов и существует до сих пор. Для этой организации мы поставили цель – защищать действующую Конституцию РФ, которая стала систематически нарушаться всеми органами государственной власти.

В марте 2006 года я участвовал в выборах в органы местного самоуправления города Саратова по спискам от партии «Народная воля», в списках я был третьим. Партия «Народная воля» набрала 12,4% голосов избирателей, но в результате незаконных действий чиновников, контролируемых партией «Единая Россия», нам записали результат 6,999%, т. е. до преодоления 7% барьера якобы не хватило 4 голосов. В течение 2006 года Волжский районный суд города Саратова рассматривал дело по нашему исковому заявлению и признал обоснованность наших претензий к избирательным комиссиям, но под давлением властей принял решение результаты выборов оставить без изменений.

С марта по июль 2006 года я был организатором постоянно действующего митинга у здания администрации города Саратова и Саратовской областной Думы. Митинг был прекращен властями через 4 месяца. Сейчас на этом месте разбили клумбы, чтобы больше никто не мог проводить протестные мероприятия.

В течение 2006 года я был организатором более 200 мероприятий против незаконных действий партии «Единая Россия». Они проходили на площади Столыпина в Саратове, в городах Энгельс, Балаково, Балашов, Вольск, Хвалынск и т. д., а также мы выставляли пикеты с плакатами против «Единой России» вдоль федеральных трасс.

С 2005 года я также являюсь исполнительным директором Фонда имени Фритьофа Нансена. Фонд поставил своей целью увековечить имя Ф.Нансена на территории Саратовской области, т. к. в 1921 году он спас многих наших земляков от голодной смерти, организовав закупки и поставки продовольствия в голодающее Поволжье.

Идея установления памятника Нансену и создания его музея в городе Саратове встретила удивительно резкое противодействие со стороны местных и федеральных властей. Со мной неоднократно разговаривали представители власти с тем, чтобы я отказался от должности исполнительного директора фонда.

В 2007 году борьба с незаконной деятельностью партии «Единая Россия» продолжилась с еще большей силой. 12 июня 2007 года на набережной Космонавтов и проспекте Кирова мы раздавали бесплатные презервативы членам партии «Единая Россия» и молодежных движений «Молодая Гвардия» и «Наши» с тем, чтобы они не плодили себе подобных. После этой акции в мой адрес стали поступать открытые угрозы – не только по телефону, но и непосредственно на улице.

Других соратников и помощников Мальцева часто зверски избивали «неизвестные лица», о чем в правоохранительных органах имеются заявления, а в травмпунктах и больницах – соответствующие записи. Преступников так ни разу и не нашли…

Я знаю, что на протяжении многих лет Мальцеву периодически выводили из строя тормоза на личной автомашине, что зафиксировано многочисленными актами. В декабре 2003 года Мальцеву подожгли дом, по этому факту было возбуждено уголовное дело, но опять никого не нашли, а в августе 2009 года его пытались взорвать в личном катере, вылив под стационарный двигатель достаточно большое количество бензина с тем, чтобы это выглядело как несчастный случай. Совершались и другие провокации: так, 11 декабря 1999 года во время выборов в Госдуму машину Мальцева остановили сотрудники милиции, вытащили депутата из машины и на глазах свидетелей подбросили в машину наркотики и пистолет. Слава Богу, понятые оказались приличными людьми и рассказали на следствии все, что видели. Уголовное дело было возбуждено в отношении сотрудников милиции, подбросивших наркотики и пистолет, но до суда не доведено и прекращено «за недоказанностью».

С 2007 года я являлся активным членом РНДС (Российского Народно-Демократического Союза), часто выезжал в Москву и принимал участие в конференциях Союза. В декабре 2010 года я был делегатом учредительного съезда партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции».

В марте 2010 года я написал открытое письмо президенту РФ Медведеву, в котором критиковал деятельность главы администрации города Саратова Сомова. Через две недели Сомов ушел в отставку.

В 2011 году в Российской Федерации создана инициативная группа по выдвижению кандидата в президенты РФ, который смог бы составить альтернативу В.В. Путину, В.В. Мальцев был предложен в качестве одного из таких кандидатов. В связи с этим я также проводил разъяснительную и агитационную работу в Саратовской области.

С декабря 2010 я являюсь корреспондентом и наблюдателем организации «Голос», которая ведет наблюдение за проведением выборов.

07.03.2011 г. в городе Энгельсе проводилось зарегистрированное в соответствии с законом публичное мероприятие – шествие. Я наблюдал со стороны. Все участники мероприятия были задержаны, задержали и меня. Около 6 часов меня продержали в Энгельсском РОВД, затем отвезли к мировому судье, который не нашел в моих действиях состава правонарушения, после чего меня отпустили, таким образом, незаконно продержав более 10 часов.

В РОВД меня допрашивали сотрудники подразделения «Э» по борьбе с экстремизмом. Мне настойчиво предлагали подписать документы о сотрудничестве с этим подразделением и стать их агентом. Я ответил отказом, тогда сотрудник подразделения «Э» майор милиции А.Б. Моренко заявил, что они посадят меня в тюрьму по сфабрикованному делу.

Хочу особо отметить, что шествие, проходящее 7 марта, было вполне заурядным и не противоречило законам Российской Федерации, в чем можно убедиться, прочитав информацию на http://vvmaltsev.livejournal.com/278542.html. Тем не менее, заявление о возбуждении уголовного дела с требованием привлечь меня к уголовной ответственности за «оскорбление представителя власти» написал Василий Павлович Синичкин – депутат Саратовской областной Думы, один из руководителей партии «Единая Россия» в Саратовской области, друг и земляк (они с одной деревни) вице-премьера правительства Российской Федерации Вячеслава Викторовича Володина.

13.03.2011 г. я наблюдал за проведением выборов в городах Саратове и Энгельсе (это – города-спутники). В 10:30 в машину, в которой я находился, ворвались неизвестные мне люди, вытащили меня и водителя из машины и избили. На моих глазах один из этих людей положил в машину целлофановый пакет с деньгами. Через несколько минут прибыли наряд милиции и сотрудники ФСБ, которые задержали меня и водителя и доставили в РОВД. Люди, которые нас избили, оказались охранниками кандидата в депутаты по 20-му округу Лобанова, по словам милиционеров, лидера организованной преступной группировки и родственника главного единоросса Саратовской области председателя Облдумы Радаева. В милиции нас стали обвинять в том, что мы якобы хотели купить голоса избирателей на 20-м округе. Абсурдность ситуации состоит в том, что по этому округу шли только два кандидата – Лобанов и его работник, которого он зарегистрировал с тем, чтобы выборы могли состояться, т. к. по российскому законодательству на выборах должно быть не менее двух кандидатов. Остальных кандидатов по этому округу партия «Единая Россия» сняла еще раньше различными методами. Ни у кого, кроме самого Лобанова, не было абсолютно никакого резона покупать голоса за Лобанова или его подчиненного, поскольку итог выборов по этому округу был предрешен. Кроме того, у меня как у оппонента «Единой России», безусловно, отсутствовал всякий мотив помогать создавать видимость законных выборов по этому округу, но это не остановило милиционеров, и они допрашивали меня, не допуская адвоката, около 14 часов.

Мне известно, что в связи с событиями 7 и 13 марта возбуждены два уголовных дела по надуманным основаниям. Я предполагаю, что власти РФ хотят меня лишить свободы с тем, чтобы пресечь мою законную политическую деятельность.

Я знаю, на какие провокации способны российские власти и спецслужбы. Уверен, что в случае моего задержания я буду лишен свободы и подвергнут пыткам.

Считаю, что преследование меня спецслужбами и правоохранительными органами носит политический и заказной характер и имеет цель незаконно наказать меня за критику действующей власти и законную оппозиционную деятельность, а также запугать моих товарищей – активных членов оппозиционных организаций и движений.

И.Ю. Кармишин

Источник: АПН
Комментарии читателей
22.04.2018, 12:34
Гость: Левон

Киракосян В.Г. заключил сделку со следствием и сдает своих друзей и партнеров в обмен на освобождение от уголовного преследования. Его телефон на прослушке......

11.07.2011, 18:02
Гость: Buxpb

Что тут можно сказать

Держись, мужик. И старайся не попасться в цепкие лапки нашей "право"охранительной системы. В данной ситуации важно сохранить свободу действий и координировать соратников через сеть.

]]>
]]>
]]>
]]>
]]>]]>
]]>
]]>
Сетевое издание KM.RU. Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77 – 41842.
Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.
При полном или частичном использовании редакционных материалов активная, индексируемая гиперссылка на km.ru обязательна!
Мультипортал KM.RU: актуальные новости, авторские материалы, блоги и комментарии, фото- и видеорепортажи, почта, энциклопедии, погода, доллар, евро, рефераты, телепрограмма, развлечения.
Карта сайта
Если Вы хотите дать нам совет, как улучшить сайт, это можно сделать здесь.